Изображения страниц
PDF

скую географию хозяйства или историческую экономическую географию и историческую политическую географию»". Положение Яцунского в общем поддержал также И. П. Шаскольский, при этом считая необходимым выделить в самостоятельные разделы историческую этническую географию и историческую географию городов". С выяснением значения географии прошлого для современной науки и ее будущего на примерах изучения вопросов географического положе. ния, географического разделения труда, взаимодействия между производственной деятельностью человека и природной средой Л. Е. Иофа усмотрел, что разработка этих крупных проблем географии оказывается вне географии, ибо они «подведомственны» истории и что историческая география (т. е. география прошлых эпох) требует знания не только географической методологии, изучения географических документов, но и знаний природной среды «в таком объеме, который историкам не нужен»*. Опираясь на правильное положение, что специалисты по старинной географии нужны так же, как и специалисты по древней истории, истории средних веков, новой и новейшей истории, Л. Е. Иофа предлагает осуществить перестройку географического образования и научноисследовательской работы в СССР... прямо по Татищеву, а именно: специализировать подготовку географов по эпохам. Но если этот малоэффективный проект проникнут искренним желанием его автора любыми средствами улучшить изучение географии прошлого, то часть географов совершенно неосновательно предлагает «отлучить» историков от участия в разработке ряда проблем исторической географии°. Географическая направленность исторической географии наиболее отчетливо представлена в работах современных зарубежных исследователей. Вкладывая в понятие «историческая география» только географическое содержание, Х. Кеунинг (Голландия), Г. Егер (ФРГ), например, полагают главными предметами этой дисциплины — историю культурноголандшафта и историческое страноведение". Английский ученый Смит отмечает три трактовки исторической географии Англии и США. Первая — понятие об исторической географии как истории изменений ландшафта под воздействием человека на природу; вторая — понимание исторической географии как науки, реконструирующей «географию прошлого» («past geographies»), третья — учение о географических изменениях во времени. Анализ трудов английских и американских историко-географов позволил автору объявить второе направление наиболее плодотворным 31. Подчеркивая условность любой классификации наук, С. В. Калесник на основании анализа истории географических наук и конкретных ре

* В. К. Яцунский. Историческая география. «СИЭ», т. 6, 1965; стр. 514—515. Ср. его же. Историческая география как научная дисциплина. «Вопросы географии», 195. No 20, стр. 30; его же. Предмет и задачи исторической географии. «Историк-марксист». 1941, No 5 (93).

27 И. П. 'ш а с кольский. Историческая география. В сб. «Вспомогательные исторические дисциплины». Л., 1968, стр. 96—98.

* Л. Е. И о фа. Указ. соч., стр. 102.

** Н. П. Антипов. Развитие географических знаний о Сибири в XVII веке. Л— Вологда, 1948, стр. 2—3, 13—14. В отзыве на книгу И. Забелина («Встречн, которых н. было». М., 1958), автор которой поставил под сомнение подвиг С. Дежнева, справедливо отмечается, что в ней прежде всего «бросается в глаза на редкость неприязненное. раздраженное отношение к советским „документопроходцам"-историкам». См. «Известня ВГО», 1960, No 2, стр. 159.

* Н. J. К eu ning. Нistorische Geografie. «Коninklijk nederlandsch aardrijkskunis genootschap. Geografisch tijdschrift». 1968, Nr 4, S. 291—295; Н. Ja ger. Нistoriscre Geographie Georg Westermann Verlag, 1969.

* С. Т. Smith. Нistorical Geography: Сurrent Trends and Prospects «Frontiers Geogr. Teach». London, 1965, pp. 118—143.

зультатов их эволюции предпринял интересную попытку определить общий вид современной системы наук географического цикла *. В этой системе «история географии» в целом, как география прошлых эпох, оказалась включенной в группу общественных наук и равноценной «исторической географии» (по В. К. Яцунскому). Последняя же в схеме Калесника предусмотрена в качестве одного из подразделений физической географии, изучающей палеогеографию исторического времени **. В. С. Жекулин, уточняя классификацию С. В. Калесника, отметил фактическое существование двух научных дисциплин под одним и тем же названием, но не имеющих между собой ничего общего: исторической географии как географической науки и исторической географии, относящейся к циклу исторических наук **. Исследование физического смысла районирования этносферы, объяснение механики процесса влияния ландшафта на этнос, которое «лежит в плоскости не истории, а исторической географии, т. е. не гуманитарной, а естественной науки» 95, привели Л. Н. Гумилева к отрицанию дефиниции В. К. Яцунского, что нельзя целиком признать справедливым. Решение вопросов физической географии прошлого приемами исторического анализа, которыми владеют историки, мало эффективно, так как физико-географические исследования и по методам изучения и по самому объекту лежат в плоскости естественных наук. Это понимал В. К. Яцунский и поэтому, видимо, подчеркивал, что при изучении исторической географии какой-либо страны исследователю «приходится обычно сосредоточивать свое внимание главным образом на трех последних» из указанных им выше четырех разделов, т. е. заниматься традиционными проблемами исторической географии: населением, хозяйством и политической географией 39. Именно по такому плану построена первая синтетическая монография по исторической географии России XVI в. М. Н. Тихомирова, который вместе с сожалением об отсутствии общих историко-географических обзоров, справедливо отметил, что «призывы более глубоко изучить историческую географию России пока так и остаются призывами. Ведь куда легче идти по проторенным тропам, а историк-географ почти всегда должен прорубать дорогу в чащах источников, идти «неготовыми дорогами»". Конечно, в комплексных историко-географических исследованиях исследователю-историку невозможно обойтись без научных выводов физической географии, но необходимо указать при этом на ошибочную позицию тех историков, которые, обнаружив в исторических документах, к примеру, упоминание о морозе или о ныне высохшей речке, всерьез заявляют о своих глубоких изысканиях в области исторической физической географии. Взаимопроникновение новейших методов исследований различных наук в последние годы хотя и имеют некоторые успехи (например, геофизика в археологии, математика в общественных науках

* С. В. Кале с ник. О системе географических наук. «Научные доклады высшей школы», сер. геол.-геогр. наук, 1959, No 4; стр. 4; его же. О классификации географи}ек «ХIХ Международный географический конгресс в Стокгольме». М., 1961, стр.

** С. В. Кале с ни к. Основы общего землевладения. М., 1955.

* В. С. Жекулин. Некоторые мысли по поводу исторической географии. «Известия ВГО», 1965, No 1, стр. 64.

** Л. Н. Гум и лев. Указ. соч., стр. 115.

** В. К. Я цунский. Историческая география. «СИЭ», т. 6, стр. 514.

* М. Н. Тихомиров. Россия в XVI столетии. М., 1962, стр. 13. Кстати, М. Н. Тихомиров (совместно с П. Н. Счастневым) был автором учебника для педагогических }" по физической географии, который выдержал три издания (М., 1936, 1937, 1

и т. п.), но не столь большие, чтобы утверждать, скажем, о применения физико-географических способов изучения материала историками. Здесь разделение довольно ощутимо, а из географов лишь немногие в равной степени владеют приемами исторического и физико-географического ме тода исследований“. И если исторической географией человека геогра фы занимались недостаточно, то, в свою очередь, и историки слабое внимание уделяли физической географии прошлого. Вместе с тем изу. чение в целом конкретной географии прошлых эпох не может явиться предметом исторической географии как научной дисциплины только гу. манитарной. Например, для подготовки к печати долгое время считав. шимися утерянными материалов первой русской экспедиции на Устюрт. установившей общий характер рельефа этого плато, потребовалось про ведение комплексных исследований не только историко-источниковедче ских, но и в области картографии, геологии, геоморфологии, геоботанн ки и зоогеографии ". Современной исторической литературой теоретические проблемы исторической географии затрагивались мало, и, таким образом, воззрения В. К. Яцунского на предмет и задачи этой дисциплины были в общем признаны. В «Очерках истории исторической науки в СССР» раздел «Историческая география. История географических знаний. Краевая историография» помещен в главе «Специальные исторические дисциплины»", хотя история географических знаний входит в систему наук географического цикла. Кажущаяся противоречивость приведенных нами выше определений понятия «историческая география» может быть исключена лишь при условии признания единой исторической географии (и «исторической», и «географической») как научной дисциплины, стоящей в пограничной области между историей и географией. География, исследуемая в условиях определенной исторической формации, неизбежно находится в смежной зоне компетенции исторической и географической наук, а историко-географические работы «как бы на грани социологии и географии» 41. Методологической базой исторической географии является исторический материализм. Диалектико-материалистический метод познания развития общества является общим методом для всех отраслей исторической науки. На базе этого метода складываются объективные методы исследования, присущие каждой научной дисциплине. Полагая, что историческая география — дисциплина общественно-географическая и что физико-географические методы исследования достаточно подробно и глубоко охарактеризованы в географической литературе“, остановимся

* Это счастливое и редкое сочетание было присуще, например, крупному совет: скому историку географии Л. С. Бергу, автору множества выдающихся исследований (см. Л. С. Берг. Избранные труды, т. 1. История науки. М., 1956; «Памяти академика Л. С. Берга». Сб., М.— Л., 1955; «Вопросы географии», No 24, 1951). * «Первые русские научные исследования Устюрта». М., 1963; А. Л. Янш ин, Л. А. Гольденберг. Первое геолого-географическое исследование Устюрта. «Труды Комплексной южной геологической экспедиции», вып. 5. Л., 1960: Л. А. Гольденберг. Новые данные об Арало-Каспийской экспедиции Ф. Ф. Берга 1825—1825 гг. «Известия АН СССР», сер. геогр., 1959, No 4, стр. 102. ** «Очерки истории исторической науки в СССР», тт. I—III. М., 1955—1963. Разделы написаны В. К. Яцунским (например, т. III, стр. 603—614). ** А. А. А зать я н. О некоторых вопросах историко-географической проблема: кн. «Известия Узбекистанского } Геогр. об-ва», 1962, т. VI, стр. 121. * С. В. Кале с н и к. Основы общего землеведения. М., 1955; В. С. Жекул ин Указ. соч.; К. К. Марков. К вопросу о значении исторического метода в географны (география, палеогеография, историческая география). «Известия ВГО». No 2. 1947. Р. Л. Югай. О взаимодействии истории, географии и исторической географии. «Известия АН СССР», сер. геогр., 1970, No 2, стр. 104—112.

на некоторых методах, которыми владеет или должен владеть историк, занимающийся проблемами исторической географии. Среди них прежде всего отметим аналитико-синтетический и сравнительно-исторический методы, ретроспективный анализ, статистический метод наблюдения, картографический метод исследования. Перечисленные методы, безусловно, присущи и историческим исследованиям вообще. Но если для последних определяющим и характерным фактором является установление временных и причинно-следственных связей, то специфическое применение этих же методов исторической географией обусловлено непременной пространственно-временной локализацией исторических фактов, явлений и процессов. Изучая географическую сторону исторического процесса, историческая география призвана найти «историко-географическое» выражение как отдельных фактов, так и суммы этих фактов (явлений), а также выявить признаки для соответственного выражения процессов и их взаимосвязей. Естественно, что если в основе каждого исторического явления тежат конкретные исторические факты, то их отбор, группировка и обработка имеют важнейшее значение для хода исследования. Напомним, что В. И. Ленин неоднократно указывал на необходимость использования всей совокупности фактов для установления объективных связей и взаимозависимости тех или иных исторических явлений. Подчеркивая важность сбора всех фактов, характеризующих процессы социально-экономического развития, В. И. Ленин особенное внимаие обращал на обработку этих данных: «Весь вопрос в том, как обра}отать превосходные подворные данные, чтобы они не пропали, чтобы по ним можно было изучать все стороны этого чрезвычайно сложного и многообразного процесса» **. Он считал, что обработка данных с помощью таблиц позволит определить развивающиеся типы хозяйств и этим амым устранить «статистический кретинизм», когда «за грудами цифр lсчезают экономические типы явлений, типы, которые могут выступать олько при разносторонне и рационально составляемых групповых и омбинационных таблицах». Но табличный способ обработки данных lвляется далеко не единственным. Пространственно-временные связи, полагал В. И. Ленин, наиболее ясно прослеживаются при особом групlировании фактов и явлений — их картографировании. В целом же анаитико-синтетический метод, применяемый в исторической географии, редусматривает выявление фактов, их систематизацию, обобщение, опеделение сущности явлений при четкой локализации в пространстве и ремени. Блестящий пример применения этого метода мы находим в труде 3. И. Ленина «Развитие капитализма в России». Изучая развитие каниализма в России в целом, В. И. Ленин пришел к выводу, что сущность зучаемых явлений можно вскрыть при локализации их по районам. Поайонная характеристика позволила вскрыть закономерность размещеия производства. Одна из характерных черт пореформенного сельскохояйственного производства, указывает В. И. Ленин, состоит «в обособлени различных районов земледелия» **. Массовые же и огульные данные Производстве хлебов по стране в целом не позволяют выявить и охаракеризовать эти процессы. В равной степени это относится и к промышенности, которая размещалась Лениным по отдельным промышленным ентрам. Наметилось три типа центров: города, фабрично-заводские села села кустарей. Экономическое районирование позволило В. И. Ленину оставить вопрос об укладности хозяйства.

* В. И. Ленин. ПСС, т. 24, стр. 277. * Там же, т. 3, стр. 250.

Следуя за Лениным, советские историки широко стали применя: историко-географический метод в исследовании главным образом з"

номических явлений. Так, например, П. Г. Любомиров остановился к

географическом размещении металлургической и металлообрабатыва: щей промышленности России XVII — начала XIX в., Н. Л. Рубинштей определил размещение экономических районов России в XVIII в., Р. С. Лившиц — географическое размещение русской промышленност конца XIX — начала XX в. **. Аналогичные исследования в области сельского хозяйства прозелл место в историографии заняли труды советских историков по изучен географии русского рынка и торговых путей ". Таким образом, одним из основных методов исторической географ?

является историко-географический аналитико-синтетический метод, при менение которого наиболее целесообразно при изучении территориал ного роста страны и ее административного устройства, исследования де мографических проблем, а также политической и экономической ге

графии. Большую роль играет сравнительно-исторический метод. Говоря этом методе, мы имеем в виду не просто элементы сравнения, как сред ство познания исторических фактов, а именно способ исследования, к. торый предусматривает использование историко-генетических и исторі ко-типологических сравнений, дающих возможность осуществить рекс струкцию общественно-географических явлений прошлых эпох. Под историко-генетическим сравнением подразумевается способ ус

тановления родственных экономических и других явлений, порожденF: общностью развития разных народов дореволюционной России. Исторі ко-типологическое сравнение предполагает приемы установления схс:

ства явлений, генетически не связанных между собой общностью усл

вий общественного развития, а сформировавшихся одновременно ура:

ных народов. Выявление и фиксация однородных генетических явлен" и установление типологического единства явлений позволяет раскрыт. корни укладности в экономической жизни народов дореволюционно России. С другой стороны, он совершенно необходим для выявлен экономических, политических и культурных связей, сближавших народ: России и порождавших общность их исторических судеб. Этот метод не шел свое применение в обобщающем труде «История СССР с древне

ших времен до наших дней».

* П. Г. Любом и ров. Указ. соч.: Н. Л. Рубинштейн. Территориальное ра деление труда и развитие всероссийского рынка. Сб. «Из истории рабочего класса революционного движения». М., 1948; Р. С. Л и в ш и ц. Размещение промышленног в дореволюционной России. М., 1955. См. также О. А. Константинов. Из истоизучения промышленных центров дореволюционной России (к ленинскому анализу pмещения русской промышленности). «Известия АН СССР», сер. геогр., 1971, No стр. 116—126.

* Е. С. Карнаухова. Размещение сельского хозяйства в России в период : питализма (1860—1914). М., 1951; В. К. Я цунский. Изменения в размещении зе. леделия в России с конца XVIII в. до первой мировой войны. В кн. «Вопросы исто: сельского хозяйства, крестьянства и революционного движения в России». М., 19. Ю. Ф. Но в иков. К проблеме районирования техники обработки почвы в Востсчs: Европе. «Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы». Минск, 1962.

" М. А. Цветков. География внутренних лесных рынков в европейской sзРоссии во второй половине XIX — начале XX в. «Вопросы географии», No 50, 19В. К. Яцунский. География рынка железа в дореформенной России. «Вопросы ге графии», No 50, 1960, Б. А. Рыбаков. Торговля и торговые пути. В кн. «История културы Древней Руси», т. I. М.— Л., 1948; С. В. Бернштейн - Коган. Путь из в 2в греки. «Вопросы географии», No 20, 1950. М. Н. Тихом и ров. Пути нз России в Б зантию в XIV—XV вв. В кн. «Византийские очерки». М., 1961.

[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
« ПредыдущаяПродолжить »