Изображения страниц
PDF

Л. Г. БЕ С КР о вный, л. А. Гольд Ен Берг

О ПРЕДМЕТЕ И МЕТОДЕ ИсторичЕской гEогрАфии

Специфика научно-исследовательской работы в области исторической географии требует единства понимания предмета и метода этой научной дисциплины.

За сравнительно короткое время во взглядах на предмет исторической географии произошла известная эволюция. Основоположник русской исторической географии В. Н. Татищев более 230 лет тому назад писал в своем «Предложении о сочинении истории и географии российской»: «Гистории ж всякия хотя действа и времена от слов имеют нам ясны представить, но где, в каком положении или расстоянии, что учинилось, какие природные препятствия к способности тем действам были, також, где которой народ прежде жил и ныне живет, как древние городы ныне именуются и куды перенесены, оное география и сочиненные ландкарты нам изъясняют; и тако, история, или деесказания и летописи, без землеописания (географии) совершенного удовольствования к знанию нам подать не могут» . Идеи В. Н. Татищева о тесной взаимосвязи истории и географии выросли на почве не только общности происхождения этих наук, но и в условиях наметившейся в первой половине XVIII в. дифференциации научных знаний. Поэтому не удивительно, что в XVII—XVIII вв. русские ученые нередко были и историками и географами в одном лице. Достаточно хорошо известны увлеченные занятия в этих областях и В. Н. Татищева и М. В. Ломоносова". Замечательную работу по исторической географии «Цветущее состояние Всероссийского государства...» (1727—1736 гг.) оставил нам И. К. Кирилов, составитель первого атласа Российской империи. Известный картограф и гидрограф XVIII в. Ф. И. Соймонов долгие годы работал над составлением историко-географического «Сокращенного описания о приращениях Всероссийской империи...» *.

Передовые для своего времени взгляды на географическую науку, высказанные Татищевым и Ломоносовым, не утратили своего значения и в наши дни. Например, Татищев делил географию на математическую, физическую и политическую (общественную), полагая определяющим для изучения содержания последней хронологический фактор («как син обстоятельства по временам переменяются») и ее разделение на древнюю, среднюю и новую". Современный исследователь Л. Е. Иофа, рассматривая становление исторической географии как географии всех эпох, кроме современной, привлек высказывания Татищева, Ломоносова, а затем выдающихся географов XIX в. А. Гумбольдта и К. Риттера о географии как науке не только пространственной, но и «хронологиче

Н. А. Попов. Татищев и его время. Приложения. М., 1861. стр. 664,

* М. В. Ломоносов. Полн. собр. соч., т. 6. Труды по русской истории, общественно-экономическим вопросам и географии. М.— Л., 1952.

* См. Л. А. Гольденберг. Федор Иванович Соймонов (1692—1780 гг.). М., 1966, стр. 128.

* В. Н. Татищев. Избранные труды по географии России. М., 1950, стр. 211; его же. Лексикон Российской исторической, географической, политической и гражданской..., ч. II. СПб., 1793, стр. 38—40.

ской» ". Затем, прослеживая корни частого противопоставления геогра фии и истории как современности прошлому, он правильно указал на влияние (с конца XIX в.) кантианской и неокантианской ложной фило. софской концепции о разделении пространства и времени. Именно с тех пор «о географии стали говорить как о последней странице истории т. е. разделение между географией и историей стали проводить не по объекту исследований, а по временному признаку»". В течение XVIII—XIX вв. историки не выделяли историческую гег. графию в самостоятельную отрасль исторической науки. И. К. Кирилов В. Н. Татищев и Г. Ф. Миллер в XVIII в. хотя и занимались этим вопро сом, но не пошли дальше накопления фактов". Как отрасль историче. ской науки историческая география стала формироваться во второй половине XIX — начале XX в. Наиболее крупными ее представителями в то время были Е. Е. Замысловский, Н. П. Барсов, К. А. Неволин, А. Д. Градовский, М. М. Богословский, П. П. Смирнов, Ю. В. Готье. После появления их трудов историко-географические проблемы осве: щались уже во многих исторических исследованиях. Заметное место они занимают в работах С. М. Соловьева, В. О. Ключевского, М. К. Лю: бавского, С. Ф. Платонова. Так, например, Ключевский начал свой курс русской истории с обстоятельного разбора географических условий, в которых протекал исторический процесс. Он усмотрел «совокупное дей: ствие различных форм поверхности нашей равнины, условий орографа ческих, почвенных и гидрографических, оказавших влияние на хозяйственный быт и политический строй русского народа»". Такое же значение придавал физико-географическим условиям С. Ф. Платонов. «Сколько ни мало совершенна предлагаемая читателю попытка характеристики вышеназванных земель, составивших территорию Московского государ. ства, она все-таки казалась автору необходимою для целей его даль. нейшего изложения»,— писал Платонов в обширной вводной главе к «Очеркам истории Смуты»". Еще большее значение имеют историко-географические экскурсы в исследовании М. К. Любавского, посвященном складыванию основной территории русского государства. Это исследо. вание явилось попыткой раскрыть процесс формирования государствен: ной территории России на основе более точного и более всестороннего анализа источников с привлечением богатого историко-географического материала, содержащегося в актах XIV—XV вв. и начала XVI в. ".

* Л. Е. И о фа. О значении исторической географии. «География и хозяйство». сб. 11. М., 1961, стр. 96—102. * Там же, стр. 97. * В. Н. Татищев. Указ. соч.; Г. Ф. Миллер. История Сибири, т. I—II. М.—Л. 1937—1941. * Е. За мы словский. Герберштейн и его историко-географические сведения с России. С приложением материалов для историко-географического атласа России XVI в СПб., 1884; его же. Объяснения к учебному атласу по русской истории. СПб., 188. Н. П. Барсов. Очерки русской исторической географии. География первоначальной летописи. Варшава, 1885; К. А. Не вол и н. О пятинах и погостах новгородских XVI веке. СПб., 1853; А. Д. Градовский. История местного управления в России СПб., 1868; М. М. Богословский. Земское самоуправление на Русском Севере в XVII в., т. 1—2. М., 1909—1912; П. П. См и р н о в. Города Московского государства = первой половине XVII века, вып. 1—2, Киев, 1917—1919; Ю. В. Готье. Замосковный край в XVII в. М., 1937. * В. О. Ключевский. Курс русской истории, ч. 1. М., 1956, стр. 66. * С. Ф. Платонов. Очерки по истории Смуты в Московском государстве XVI— XVII вв. СПб., 1901, стр. 5. " М. К. Любавский. Образование основной государственной территории ветч корусской народности. Заселение и обьединение центра. Л., 1929, стр. 3. В отделе каттографии Государственного Исторического музея сохранился авторский вариант кать М. К. Любавского (ГИМ ОК, No 5529) под названием «Карта заселения Руси Москов. ской и Польско-Литовской к концу XVII века». На ней обозначены города, населен

В некоторую систему накопленный фактический материал был приведен лишь в начале XX столетия, когда историческая география стала предметом преподавания в высшей школе. В Петербургском (Петроградском) археологическом институте этот курс читали С. М. Середонин и А. А. Спицын, в Московском университете и Археологическом институте — С. К. Кузнецов и М. К. Любавский. Им и принадлежат первые труды обобщающего типа, дающие определения предмета и свидетельствующие о процессе становления новой научной дисциплины, несмотря на пессимистическое заявление С. К. Кузнецова о том, что «содержание той науки, которую мне предстоит излагать, крайне неопределенно, само понятие о ней крайне смутно» ". М. К. Любавский к задачам исторической географии относил определение границ, установтение местонахождения центров поселений и распространение населения с учетом развития материальной культуры **. По мнению С. М. Середонина, главным содержанием исторической географии является «определение территории, занятой тем или иным народом», а ее предметом — «изучение взаимных отношений природы и человека» ". Наиболее полное определение предмета дал А. А. Спицын. В тесном мысле слова, считал он, историческая география есть отдел истории, занимающийся изучением топографической стороны событий и явлений. В более широком значении она составляет отдел истории, имеющий целью изучение территории страны и ее населения, то есть физико-георафического характера страны и жизни ее общества. В этом виде, по мнению Спицина, историческая география создает исторический фон, «райне важный для усвоения хода совершавшихся событий и развития исторических явлений ". Но ни один из авторов первых лекционных курсов не останавливаетя на определении метода исторической географии, исходя, по-видимому, 13 отправного положения, что она есть лишь вспомогательная отрасль истории и, следовательно, методы и истории и исторической географии идентичны. В состав источников они включают летописи, исторические кты, официальные документы и книги, данные археологии, филологии и топонимики. И лишь Середонин упомянул о картах как возможном ВИДе ИСТОЧНИКОВ. Таким образом, дореволюционная историческая география не дала полного определения предмета и метода и оказалась бессильной охваить даже в общих чертах накопленный исторической наукой материал. В отечественной историографии и географических работах XVIII в. истоико-географические проблемы сводились, по существу, к локализации мест исторических событий, населенных пунктов и других географичеких объектов, к рассмотрению политико-административного деления, нешних и внутренних границ, к изучению географии населения (размецение, происхождение). В XIX в. привлечение новых источников углубио исследования, но тематика расширилась незначительно. Буржуазная сторическая география, стоявшая на идеалистических позициях, почти овершенно не рассматривала важных проблем исторической экономиеской географии, касаясь ее лишь в связи с историей заселения (коло

ые пункты, монастыри, возникшие до 1533 г., с 1533 до 1613 г. и после 1613 г., вычерены внешние границы, татарские шляхи, укрепленные линии. В архиве Академии наук ССР хранится незаконченная историческая карта Руси XV в., составленная С. Б. Весеовским. * С. К. Кузнецов. Русская историческая география. М., 1910, стр. 1. 13 М. К. Любавский. Историческая география России в связи с колонизацией. М., 1909, стр. 2. * С. М. С е р е д о н и н. Историческая география. Пг., 1916, стр. 1. ** А. А. Спицын. Русская историческая география. Пг., 1917, стр. 2—3.

низации). До 1917 г. происходили единичные попытки комплексной ре. конструкции географии прошлого на определенный исторический период

Окончательное оформление историческая география получила лишь после Октябрьской революции. Ряд крупных исследований по историче. ской географии создали советские историки А. Н. Насонов, В. К. Яцун: ский, М. Н. Тихомиров и другие". Советский период развития истора. ческой географии характеризуется двумя основными отличительным чертами. Во-первых, продолжалась разработка историками и географа ми на основе марксистско-ленинской методологии традиционной тема тики, присущей исторической географии с XVIII в., и, во-вторых, нача: лось изучение проблем географии производства и хозяйственных связей в условиях различных общественно-экономических формаций и укладов Исторической физической географией в наше время историки занима лись мало, так как они в большинстве своем не владели методами есте. ственно-научных исследований. Можно отметить лишь единичные слу чаи изучения влияния географического фактора на экономическу жизнь нашей страны 17. Большее внимание советские историки уделила исторической географии населения как России в целом, так и ее отдельных регионов. Наметилось три основных направления в изучении этой проблемы. Ряд работ посвящен исследованиям исторической этническ географии 18, затем исторической географии населения эпохи феодали: ма и капитализма 19 и, наконец, исторической географии поселений и гc родов".

* А. Н. На с оно в «Русская земля» и образование территории Древнерусског государства. М., 1951; В. К. Я цун с к ий. Историческая география. История ее вознть новения и развития в XIV—XVIII вв. М., 1955; М. Н. Тихом и ров. Россия в XVI ст.летии. М., 1962. Параллельно выходили работы и по исторической картографии: «Нглядные пособия по истории народного хозяйства России» В. К. Яцунского (192 1925 гг.), «Русский исторический атлас» К. В. Кудряшова (1928 г.), карты и атласы в истории СССР К. В. Базилевича, И. А Голубцова и М. А. Зиновьева, «Атлас русск: военной истории» Л. Г. Бескровного (1946 г.), и др.

** А. А. Борисов. О роли географических факторов и географической наук развитии производительных сил общества на различных социально-исторических этаг: «Вестник ЛГУ», 1961, No 6; Л. Н. Гумилев. По поводу предмета исторической гес графии (Ландшафт и этнос). «Вестник ЛГУ». No 18, сер. геол. и геогр., No 3. 1965.

* Напр., А. Я. Брюсов. Очерки по истории племен европейской части СССР неолитическую эпоху. М., 1952; А. А. Формозов. Этнокультурные области на т-ритории европейской части СССР в каменном веке. М., 1959; П. Н. Третья ко в Ф но-угры, балты и славяне на Днепре и Волге. М.— Л., 1966; его же. Восточност ские племена. М.— Л., 1953; Л. С. Бер г. О древнем расселении древних сибир народов. «Известия ВГО», No 6, 1950; Б. О. Дoлгих. Родовой и племенной соста Сибири в XVII в. М., 1960, и др.

* Наиболее крупными из них являются следующие работы: А. Г. Раш и н. Насление России за 100 лет (1811—1913 гг.). М., 1956; А. И. К о п а нев. Население русск го государства XVI в. «Исторические записки», No 64, 1959; В. М. Кабу за н. Народ население России в XVIII — первой половине XIX в. М., 1963; А. И. Барано в нч Н селение предстепной Украины в XVI в. «Исторические записки», No 32, 1950; С. В. Б хрушин. Очерки по истории колонизации Сибири в XVI и XVII вв. «Научные трудь т. III, ч. 1. М., 1955; В. И. Шунков. Очерки по истории колонизации Сибага XVII — начале XVIII в. М., 1946; А. А. П р е ображенский. Очерки колониза-г Западного Урала в XVII — начале XVIII в. М., 1956; В. А. Александро в Русс* население Сибири XVI — начала XVIII в. (Енисейский край). М. 1964; М. М. Г: мы к о. Западная Сибирь в XVIII в. Русское население и экономическое освоение г восибирск, 1965; И. С. Гурвич. Этническая история северо-востока Сибири. М., 19

* М. Н. Тихомиров. Древнерусские города. М., 1956; А. М. Сахаров. Гоге. Северо-Восточной Руси XIV—XV вв. М., 1960; А. А. З и м и н. Состав русских госе: XVI в. «Исторические записки», No 52, 1955; Л. А. Гольденберг. Рукописные кз и планы XVIII в. как источник по истории города Дербента. «Археографический ез годник за 1963 г.». М., 1964, и другие исследования, из которых значительное число в: священо исторической топографии городов и народов СССР (напр., Н. Н. В орок Социальная топография Владимира XII—XIII вв. и «чертеж» 1715 г. «Советская -хеология», т. VIII, 1946). .

[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]

Особенно существен вклад советских историков в область исторической экономической географии. В ряде трудов исследована география сельского хозяйства, промышленности и торговли XVI — первой половины XIX в. Эта область исторической географии стала приобретать значение самостоятельного направления". Значительно меньше сделано в области исторической политической географии. В вышедших работах освещались главным образом частные вопросы формирования границ°. Попытка же рассмотрения этого вопроса в общем курсе русской истории, сделанная М. Н. Покровским, была явно неудовлетворительной. Процесс формирования территории Русского государства предстает как результат завоеваний торгового капитала *. Таким образом, в наше время вполне определились основные тенденции развития исторической географии, разрабатываемой историками. Ведущие тенденции развития современной науки обусловлены процессом взаимопроникновения и соприкосновения различных отраслей знания и прогрессирующей дифференциацией научных областей. Эти тенденции и комплексный характер исследований не могли не оказать существенного влияния на установление соотношений и диалектических связей между историей и географией, обществом и природой. Изучение географической стороны исторического процесса относится к компетенции ряда научных дисциплин исторического и географического цикла. На современном этапе развития истории науки и культуры такие дисциплины как историческая география, историческая картография и картографическое источниковедение, история картографии и история географии — в целом не принадлежат к процветающим отраслям знания, хотя и имеют несомненные достижения *. Расширение содержания исторической географии, более глубокая разработка методов ее исследования повлекли за собой усиление внимания к центральным проблемам теории и практики этой научной дисциплины * Историки нашего времени отошли от определения исторической географии лишь как вспомогательной дисциплины, ограничивающей свои задачи главным образом источниковедческими целями, и стали трактовать ее как отрасль исторической науки, способной делать свои выводы и обобщения. По определению В. К. Яцунского, «историческая география — отрасль исторических знаний, изучающая географию исторического прошлого человечества. Она распадается на: историческую физическую географию, историческую географию населения, историче

* Наиболее значительными исследованиями являются: С. В. Бахрушин. Очерки по истории ремесла, торговли и городов Русского централизованного государства XVI— начала XVII в. «Научные труды», т. 1. М., 1952; П. Г. Любом и ров. Очерки, по истории металлургической и металлообрабатывающей промышленности России (XVII, XVIII и начало XIX в.). Географическое размещение промышленности. Л., 1937; В. И. Шунков. Очерки по истории земледелия Сибири (XVіI в.). М., 1956; А. Г. Маньков. Движение и география хлебных цен в Русском государстве XVI в. «Исторические записки», No 28, 1949; М. Н. Тихом и ров. Средневековая Россия на международных путях. М., 1966, и др. ** К. В. Кудряшов. Половецкая степь. Очерки исторической географии. М., 1948; А. Л. Монгайт. О границах Тмутараканского княжества в XI в. В кн.: «Проблемы общественно-политической истории России и славянских стран». М., 1963. Ряд других работ посвящен проблеме локализации военно-исторических событий. * М. Н. По кровский. Русская история с древнейших времен, т. I—IV. Л., 1922—1924. Особенно рельефно концепция Покровского выражена в помещенных к IV тому синхронистических таблицах. * М. И. Белов. Советские историко-географические исследования (некоторые итоги и перспективы). «Известия ВГО», 1967, No 5, стр. 396—402; Ф. А. Шибанов. О сущ

ности и содержании истории картографии и итоги работ советских ученых в этой области за 50 лет «Вестник ЛГУ», 1967, No 12, стр. 104—108. * В. К. Яцунский. Роль исторической географии в разработке важнейших про

блем отечественной истории. «Вопросы истории», 1964, No 12, стр. 19.

« ПредыдущаяПродолжить »