Изображения страниц
PDF
[ocr errors][ocr errors]
[blocks in formation]

лизации образов с подспудно начинающимся их «приземлением» не могло не привести к некоторой неорганичноcти ее художественного строя, что естественно, сказалось и в ее формально-стилистических особенностях. Чуть грубоватая выразительность ее образов (уходя своими корнями в псковскую иконопись XIV—XV вв.) уже не имеет, однако, всеодухотворяющей внутренней силы былого искусства. Линии в росписи, в значительной степени теряя собственную художественную энергию, начинают теперь играть почти служебную роль — формальных границ основных плоскостей и объемов. Естественно, что при этом линии приобретают нарочитую сухость, отвлеченный, несколько механический характер. Такое отношение к линии, приводящее в своем пределе как бы к наложению авто- - номно существующей линейно-графической сетки на собственно красочную поверхность, к своего рода «расслоению» самой художественной формы говорит уже об определенной утрате русским искусством к середине XVI в. той органической цельности, что была столь присуща ему в предыдущее столетие ". Увлечение мастеров XVI в. линейно-графическими элементами приводило их к соответствующему, несколько искусственному усилению красочной поверхности, должной" выдержать теперь «давление» графики; особая определенность, однозначность, почти «весомость» красочных слоев характерна и для цветового решения печерскои росписи. Строгие, чуть глуховатые цвета одежды — голубовато- и темно-серый, нескольких оттенков фиолетовый и сиреневый — сочетаются здесь с различными по тону и глубине ксричневыми и рыжевато-желтыми охрами ликов и рук. Лики написаны в типичной для второй половины XVI в. манере, довольно близкой иконописной. По темному зеленовато-коричневому санкирю-подкладке положена различная по степени насыщенности охра; абрисы голов и черты лиц прописаны тонкой кистью поверх санкиря. Пробелы, как и вообще все высветления, моделирующие форму, получены путем двух- и трехкратного разбеливания основных цветов и по своему характеру особенно близки пробелам в иконописной технике. Последнее тем более относится к мелким и очень тонким белильным черточкам на ликах и руках — «оживкам». Нимбы фигур написаны желтой охрой; очерченные по краю двойными черно-белыми линиями, они четко выделяются на бело-розовой штукатурке фона. Основные линии обводки фигур или «описи» — двух цветов. В то время как лики и руки очерчены темно-коричневой охрой, границы одежды и их складки выявлены почти черными линиями, как бы подчеркивающими относительно инертную материальность ткани сравнительно с более легкой и динамичной — по древнерусской терминологии «преображенной» — теЛеСНОСТЬЮ «СВЯТЫХ». В печерской росписи применена техника живописи «по-сухому». Эта техника, удобная в работе, в то же время сделала роспись менее долговечной, вызвав на отдельных участках осыпание красочных слоев и отслаивание грунта. При создании росписи художник широко применял процарапанные на штукатурке (до начала работы красками) основные линии рисунка — графьи; они очень глубоки и проведены уверенной рукой опытного мастера. Когда же могла быть создана эта стенопись?

Антоний Киево-Печерский

* Разумеется, эта «графичность» не имеет ничего общего ни с обостренной экспрессией линейно-графической стилизации фресок XII—XIII вв., ни с пластичностью графических элементов в произведениях XV в.

[graphic]
[graphic]
[graphic]

Из «Повести о начале Печерского монастыря» известно, что в 1523 г. пешесУспенская церковь была расширена и тогда же при ней был выкопан придел во и преподобных Антония и Феодосия, чудотворцев Киево-Печерских ".

Монастырь в это время находился в весьма плачевном экономическом положе :

как пишет автор «Повести»: «во всем бысть скудость и терпения велика потреба» 3.

в обители делалось руками шести монахов, которые и составляли монастырскую f: тию ". Понятно, что при этом невозможно было думать об особом украшении мовтырских зданий — нужно было иметь хотя бы самое необходимое для жизни. С 1529 г. игуменом монастыря стал здешний же послушник Корнилий, личнобезусловно выдающаяся для своего времени,— строитель монастырских крепостны сооружений, художник и летописец, составивший в 1531 г. начальную летопись Пское Печерской обители 9. Период игуменства Корнилия — время экономического и культ. ного расцвета монастыря. В это время в нем неоднократно бывал Иван Грозный зr кий раз щедро одаривая обитель. Так, отмечая первый приезд царя во Псков в декаё 1546 г., псковская летопись особо подчеркивает, что он и «упречистые был в Печера монастыре, и деревень монастырю дал много, и исадами (рыбными ловлями — К X пожаловал многими»". Посещения монастыря Иваном Грозным ощутимо способствовали и его культур: му развитию: именно в этот период — в 40—60-е годы XVI в.— в нем были создав наряду с выдающимся крепостным комплексом (1558—1565 гг.), такие значительна архитектурные памятники, как Благовещенская церковь (1540 г.) и Никольский навратный храм (1565 г.), завершено в основном возведение великолепной звонницы. Поток пожертвований еще более усилился с началом Ливонской войны. На госу: ревы вклады можно было, наконец, позволить и относительную роскошь для того stмени — украсить росписями монастырские храмы. Таким образом, и эти скудные факт. социально-экономической истории монастыря указывают на то, что новооткрытая с пись была сделана не ранее чем в середине XVI в. Стилистические особенности росписи также не позволяют отнести ее к периоду: нее 50—60-х годов XVI столетия. Достаточно сравнить ее с такими известными памниками этого времени, как стенные росписи Чудова монастыря (сер. XVI в.), Успен: го собора в Свияжске (1561 г.) и Спасо-Преображенского собора в Спасском монаст pe в Ярославле (1564 г.), чтобы убедиться в значительной близости идейной и 4 мальной структуры ее образов художественному строю этих классических роспл. третьей четверти XVI в. Создатель печерской стенописи был, безусловно, хорошо знаком с официальны искусством, насаждавшимся самодержавной Москвой в этот период в общегосуда: венном масштабе, с традициями известной художественной мастерской митрополя Макария, где рядом с московскими мастерами работали также выходцы из Новгоро:. Пскова, Ростова, Ярославля. В то же время его искусство неразрывно связано с пс": ской художественной средой. Печерской росписи можно привести достаточно мs параллелей в псковской иконописи второй половины XVI в. Это тем более легко с лать, поскольку сам автор стенописи был, по-видимому, и иконописцем. В качест примера можно сослаться хотя бы на икону «Избранные святые» (Псковский истора архитектурный музей) ", стилистические особенности которой почти полностью сов: дают со стилем печерской росписи. 1570-й год — год смерти игумена Корнилия, ставшего очередной жертвой поде: тельности Ивана Грозного,— явился переломным годом в художественной жизни П. во-Печерского монастыря. Лишившись своего «строителя и благоукрасителя» — люб ля искусств, художника, мецената, монастырь вскоре в значительной мере утратил культурное значение в жизни Псковской земли, которое он приобрел за период сор летнего игуменства Корнилия. После его смерти здесь уже не наблюдается ни с широкого строительства, ни столь значительного интереса к искусству. Подводя итоги, можно с достаточной уверенностью сказать, что одновремен принятие во внимание как самого стиля росписи, так и данных истории, указывает период 50—60-х годов XVI в., как наиболее вероятное время создания стенописи пр. ла Антония и Феодосия, а возможно, и стенописи всего Успенского храма в целом Новооткрытая роспись не только полнее знакомит нас с характером псковской вописи XVI в., но позволяет также еще точнее, еще объективнее представить слож: ший процесс создания общерусского национального искусства.

* См. Н. Серебрянский. Очерки по истории монастырской жизни в Пскова земле. М., 1908. Приложения, стр. 550.

* Там же, стр. 44.

* Там же.

* Там же, стр. 40.

* «Псковские летописи». Вып. 1. М.—Л., 1941, стр. 112.

* Происходит из Покровской церкви села Озеры Гдовского района Псково области.

[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]

НАУЧНАЯ Ж и З Н в

ВСЕСОЮЗНАЯ НАУЧНАЯ СЕССИЯ ПО ПРОБЛЕМЕ «ИСТОРИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ НОВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ»

[ocr errors]

25—28 мая с. г. в Москве прошла Всесоюзная научная сессия «Историческое значение новой экономической политики (в связи с 50-летием перехода к нэпу)», организованная Отделением истории АН СССР, научным советом «История социалистического и коммунистического строительства в СССР» и Институтом истории СССР АН СССР. В ней участвовали и выступили с докладами и сообщениями работники Института истории СССР и Института экономики АН СССР, Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, академий наук многих союзных республик и филиалов АН СССР, Московского и других университетов, ряда педагогических институтов. Открывая сессию, председатель научного совета чл.-корр. АН СССР М. П. Ким отметил, что нэп вошел в историю нашей страны как гениальный ленинский план хозяйственного строительства. Обобщение опыта нэпа, истории реализации ленинских идей — одна из главных проблем историографии советского общества. Важнейшим теоретическим проблемам новой экономической политики посвятил свой доклад «Нэп — путь к социализму» чл.-корр. АН СССР Ю. А. Поляков. Он отметил, что В. И. Ленин, подчеркивая в зависимости от конкретной обстановки те или иные стороны нэпа, всегда имел в виду перспективу построения экономического фундамента социализма. Поэтому нэп можно трактовать только как политику, которую пролетарское государство проводило в переходный период от капитализма к социализму с целью постепенного вытеснения и полной ликвидации капиталистических элементов в городе и деревне, ликвидации многоукладности и построения фундамента социалистической экономики. Остановившись на характеристике заключительного этапа нэпа, связанного с ускоренной социалистической реконструкцией народного хозяйства и вытеснением капиталистических элементов, докладчик отметил, что основные задачи нэпа были выполнены в первой половине 30-х годов. Большое место в докладе было уделено также международному значению новой экономической политики. ряде докладов и сообщений подчеркивалось, что изучение нэпа в советской историографии все еще концентрируется на восстановительном периоде. Выработался и соответствующий подход к трактовке ряда общих проблем нэпа, который, будучи правильным для этого периода, в известной мере тормозит осмысливание последующих этапов. Поэтому организаторы сессии рассчитывали с ее помощью привлечь внимание исследователей к реконструктивному периоду, чтобы, таким образом, дать более полную и обоснованную характеристику нэпу как политики переходного периода. Не случайно поэтому вопросы, связанные с заключительным этапом нэпа, подверглись на сессии широкому обсуждению. Основной тезис доклада В. И. Кузьмина (ИМЛ при ЦК КПСС) «Проблемы нэпа в период социалистической реконструкции народного хозяйства СССР» сводился к необходимости определить устойчивые качества (стороны) нэпа и сферы их применения и, соответственно, по этим линиям искать изменения в экономической политике, характер и время замены нэпа новым типом политики. Доминируя в восстановительный период, нэп постепенно заменялся политикой, основанной на иных началах. Сущность нэпа докладчик усматривал в обеспечении через рыночные отношения экономической смычки социалистического и мелкотоварных укладов, экономических основ союза рабочего класса и крестьянства. Э. Б. Генк и на (Ин-т истории СССР) подчеркнула, что В. И. Ленин оценивал нэп как политику пролетарского государства в переходный период от капитализма к социализму, направленную на решение важнейших социально-экономических задач: индустриализацию страны, коллективизацию сельского хозяйства, вытеснение капиталистических элементов, построение экономического фундамента социализма. При этом ленинское учение о нэпе необходимо рассматривать как политику, базирующуюся обобщении опыта хозяйственного строительства. И. Б. Берх и н (Ин-т истории СССР) отметил, что нэп охватывал все сферы за родного хозяйства, все области экономических отношений. Ограничивать нэп обращения, регулирования товарно-денежных отношений, торговли — значит с: его содержание. Отмечая наличие различных точек зрения на предшествовавшую . экономическую политику, И. Б. Берхин обосновал необходимость выделения в ней р-2. этапов. Проблемам донэповской политики было посвящено и выступление В. И. 5 лика (ЛОИИ СССР). Выравниванию экономических отношений между городом и деревней в перез 2 ный период, как одному из важнейших принципов нэпа, посвятил свое выступле: А. А. Барсов (Ин-т экономики АН СССР). На основе анализа баланса материалного обмена между сельским хозяйством и несельскохозяйственными сферами эков: мики он убедительно доказал несостоятельность распространенной в работах t. жуазных «советологов» версии о так называемом «первоначальном социалистиче: накоплении», якобы осуществленном в ходе строительства социализма в СССР. Говоря об экономических отношениях между городом и деревней с начала 30 годов, М. А. В ыл цан (Ин-т истории СССР) отметил, что с переходом к обязате: ным поставкам сельскохозяйственных продуктов, государственным закупкам, вве:ниeм кoлxoзной торговли и т. п. характер их коренным образом изменился. Новформы товарооборота, возникшие в ходе социалистического переустройства сельске хозяйства, не являлись «остатками» или «пережитками» нэпа, а характеризовали нозы. тип экономических отношений. Разделяя эту точку зрения, С. Н. Л а п и на (Ин-т - номики АН СССР) указала на ошибочность позиции ряда исследователей, которые не видят принципиальных различий товарно-денежных отношений между социалистн. ским и мелкотоварным укладами и между социалистической промышленностью и ка: лективизированным сельскохозяйственным производством. Рассмотрение отдельных аспектов экономической политики в период первой пят летки привело Ю. А. Мошкова (МГУ) к выводу о глубоких качественных изме: ниях в политике, связанных с необходимостью форсированного проведения социалист: ческой реконструкции народного хозяйства. На односторонность подхода к оценке нэпа в некоторых выступлениях указа: Е. Н. О сколков (Ростовский гос. ун-т). По его мнению, она проявляется, во-первых в рассмотрении преимущественно экономических отношений государства с единол ным крестьянством, хотя нэп охватывал весь комплекс экономических отношений : советском обществе; во-вторых, в характеристике нэпа с позиций допущения и исто зования частного капитала, в то время как на всех этапах он проявлялся и в месс: по ограничению и вытеснению капиталистических элементов. В сельском хозяйстве завершением процесса формирования колхозов завершился и процесс развит принципов нэпа в принципы экономических отношений социалистическог: общества. Значительное место в работе сессии заняло обсуждение проблем социальной стр: туры советской экономики, утверждения и победы социалистического сектора хоз; ства. Чл.-корр. АН СССР П. В. Волобуев (Ин-т истории СССР) в докладе «С. циалистический путь преодоления многоукладности экономики России» подвел нек торые итоги историографии проблемы и наметил ряд вопросов, выдвинутых разви науки на передний край. В их числе: революционная ломка эксплуататорских форт хозяйства в первые годы революции, завоевание пролетариатом командных высот : экономике; соотношение укладов в масштабе всей страны и в различных экономи: ских районах; новый тип преодоления многоукладности в эксномике с введениенэпа; периодизация нэпа с точки зрения развития взаимоотношений государства с ра личными формами хозяйства; индустриализация и коллективизация как реша: предпосылки окончательной победы социализма. Экономическое развитие СССР в переходный период от капитализма к социализму на основе нэпа подтвердило це: сообразность и жизненность избранного партией пути преодоления многоукладног экономики и утверждения безраздельного господства социалистического хозяйств: Оно же показало авантюризм и капитулянтскую сущность экономических выклада троцкистов, «новой оппозиции» и правых уклонистов. В докладе «Нэп и социалистическое преобразование сельского хозяйства, В. Г. Венжер (Ин-т экономики АН СССР) указал на необходимость изучения н. с учетом накопленного опыта хозяйственного строительства в СССР и других сп. нах социализма. Черты и закономерности нэпа определяются многоукладностью ж. номики в переходный период от капитализма к социализму, возрастающей ролью се циалистического уклада в системе экономических отношений. В условиях Роса ведущая задача нэпа состояла в укреплении экономического союза рабочего клах. с крестьянством и решалась она по-разному на различных этапах. Соответствея: изменялся взгляд на нэп как единую политику, охватывающую все секторы и отрал хозяйства и обеспечивающую движение страны к социализму. Нэп дал крестьянсь возможность убедиться на собственном опыте, что единоличному хозяйству из нужд»

15 История СССР, No 6

[graphic]

и

[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]

не выйти. На этом зижделось их экономическое тяготение к коллективному ведению хозяйства. На основных трудностях в анализе развития, соотношения и взаимодействия социально-экономических укладов в экономике деревни 20-х годов остановился В. П. Данилов (Ин-т истории СССР). Он отметил значительные успехи советской историографии в изучении укладов российской экономики в начале XX в., что позволяет приступить к комплексной разработке системы многоукладности до и после Октября. Одним из центральных на сессии оказался вопрос о госкапитализме. Это объясняется появлением за последнее время ряда серьезных исследований, посвященных различным формам госкапитализма и политике государства по их использованию и вытеснению, в то же время выявивших ряд различии в трактовке содержания госкапитализма, его роли в советской экономике, международного значения опыта СССР в этой области. А. И. Коссой (Ин-т экономики АН СССР) в докладе «Разработка Лениным проблем государственного капитализма в условиях социалистического строительства» рассмотрел учение о госкапитализме как составнои части ленинского плана осуществления нэпа. Докладчик отметил, что ленинская постановка проблемы касалась не столько уклада хозяйства, сколько прежде всего и главным образом политики как системы особых методов и способов деятельности государства по регулированию капитализма, его использованию в интересах социализма и подготовке условий для его окончательного преодоления и вытеснения. Тезис о направлении капитализма в русло государственного капитализма является сердцевиной учения о госкапитализме. Основные положения этого доклада были поддержаны в выступлениях В. В. Кабанова (Ин-т истории СССР), проанализировавшего опыт политики госкапитализма в области кооперативного строительства в 1918—1919 гг., И. И. Сергеева (Саратовский гос. ун-т), охарактеризовавшего роль госкапитализма в подъеме промышленности и торговли в первые годы нэпа, К. М. С у п р у новой (Кубанский гос. ун-т), раскрывшей значение аренды в восстановлении промышленности Кубани и Черноморья, и А. А. К и селева (Мурманский пед. ин-т), сообщившего о результатах исследований концессионной политики Советского государства в лесной промышленности. В докладе «Переход к нэпу и кооперация» Л. Ф. Морозов (ИМЛ при ЦК КПСС) обосновал решающую роль нэпа при разработке ленинского кооперативного плана и переходе кооперации на социалистический путь развития. Касаясь причин изменения взглядов В. И. Ленина на природу кооперации в 1923 г. по сравнению с 1921 г., докладчик критиковал доводы ряда историков и экономистов, односторонне и упрощенно толкующих ленинские высказывания, и показал, что новая оценка, выдвинутая в статье «О кооперации», явилась результатом осмысливания принципиальных сдвигов во взаимоотношениях рабочего класса и крестьянства, укрепления руководящей роли социалистического уклада, начавшейся перегруппировки сил в пользу социализма. В связи с обсуждением общих проблем новой экономической политики ряд выступлений был посвящен развитию и совершенствованию принципов социалистического хозяйствования в отдельных отраслях народного хозяйства. Н. Г. Соколов (Рязанский пед. ин-т) показал значение опыта проведения товарообмена в 1921 г. как определенного этапа на пути перехода к государственному регулированию товарно-денежных отношений. В. А. Цыбульский (Ленинградский ин-т культуры им. Н. К. Крупской) охарактеризовал роль рынка как самой широкой арены экономического сотрудничества и борьбы социалистических элементов с капиталистическими, укрепления экономической смычки рабочего класса с крестьянством. П. М. Ден и совец (Полтавский пед. ин-т), А. Ф. Чмы га (МГУ), И. Е. Зел е н и н (Ин-т истории СССР) говорили о влиянии нэпа на социальные процессы на селе, на укрепление и развитие колхозной и совхозной системы хозяйства. Вопросам использования экономических методов в преодолении процесса деклассирования рабочего класса, в его собирании и консолидации, укреплении руководящей роли в условиях восстановительного периода посвятили свои выступления В. Е. Лобу р е ц (Полтавский пед. ин-т) и А. А. Матюгин (Ин-т истории СССР). Одним из свидетельств активного изучения нэпа специалистами различных районов страны явилось плодотворное обсуждение на сессии вопроса о специфике его осуществления в национальных республиках и крупных экономических регионах, имевших существенные различия в уровне хозяиственного развития, соотношении социальноэкономических укладов. В. П. Шерст об и то в (Ин-т истории СССР) в докладе «Особенности ликвидации многоукладности на пути перехода отсталых народов к социализму, минуя капиталистическую стадию» дал характеристику исходной социальноэкономической структуры восточных окраин страны и вытекавших отсюда своеобразных задач нэпа по преодолению патриархально-феодальных отношений, ликвидации фактического неравенства отсталых народов. Особенности применения общих принципов нэпа в сельском хозяйстве Узбекистана охарактеризовала чл.-корр. АН УзбССР Р. Х. Ам и нова (Ин-т истории АН УзбССР).

« ПредыдущаяПродолжить »