Изображения страниц
PDF

признание М. Дау, что «никакого советского давления в собственном смысле так и не было оказано»; слухи о «советской угрозе» для Скандинавии шли от правительственных кругов США (стр. 194). Еще в начале февраля 1949 г. датчане предпочитали решение проблемы своей безопасности на основе скандинавского пакта. Только после крушения этой перспективы Дания вошла в НАТО, причем автор считает нужным подчеркнуть, что это не был выбор в пользу НАТО. Дания оговорила свой отказ от размещения на ее территории иностранных баз, учитывая близость к сфере советских интересов (стр. 199—

200). Еще важнее справедливое заключение М. Дау, что присоединение к НАТО озна

чало для Дании окончательное вступление в сферу интересов Запада, отказ от независимой и активной политики. Она оправдывает это тем, что иной путь, то есть путь нейтралитета, в условиях 1949 г. якобы осуждал страну на полную изоляцию и выбора у датчан не оставалось (стр. 248—252).

В последней главе (XII), посвященной экономическим связям Дании с СССР, содержится ценный фактический и, в частности, цифровой материал, впрочем, без учета советских статистических изданий. По мнению автора книги, в 1947—1948 гг. Советский Союз вполне мог стать главным покупателем датского сливочного масла, и только датская забота о сохранении британского рынка помешала этому (стр. 241).

Книгу Дау закрываешь с несколько лучшими чувствами, чем открываешь. Находясь в плену антисоветских предрассудков, игнорируя советскую историческую литературу, автор все же смог ввести в научный оборот немало полезного материала и, наряду с умозрительными домыслами, пришел к ряду верных заключений. Этот материал и эти заключения показывают, очевидно, вопреки воле автора, миролюбивый, добрососедский характер советской внешней политики в отношении Дании и всей Скандинавии. Что касается рассуждений Дау об «агрессивных замыслах» СССР в Центральной Европе, то они столь явно заимствованы из недоброкачественных источников, что квалифицированный датский читатель, на которого рассчитана монография, сам это заметит. Перед нами первая книга молодого международника и только второй выпуск трудов Датского внешнеполитического института. Датская рассудительность (sindighed) вошла в поговорку, Будем же терпеливы и снисходительны.

А. С. Кан

В. И. ЛЕНИН В АНГЛИИ

Неудержим бег времени, все дальше и дальше отодвигает история потрясшие мир события, в центре которых стоял великий Ленин. Но десятилетия не только не стирают и не затушевывают грандиозность ленинских свершений, а, напротив, проявляют их все рельефнее, все отчетливее. Английский журнал «Нistory То-Day» в передовице, посвященной ленинскому юбилею, писал: «Сто лет тому назад в апреле родился Ленин, и его идеи и деятельность определили поворот истории для большей части мира. У американской и французской революций было много организаторов и участников, но при всем уважении к таким людям, как Джефферсон, Мирабо и Робеспьер, нельзя сказать, что кто-либо из них оказал столь глубокое влияние на свою и другие нации, как Владимир Ильич Ульянов» .

Однако, несмотря на признание колоссальной роли В. И. Ленина в истории человечества, большинство буржуазных историков в искаженном свете представляют образ и деятельность основателя Коммунистической партии и Советского государства. Вот почему появление в капиталистических странах каждой новой работы о В. И. Ленине, написанной прогрессивными историками, имеет важное научное и политическое значение.

Одна из таких работ, вышедшая в прошлом году,—«Ленин в Англии» * — написана английским историком-марксистом А. Ротштейном, широко известным своими трудами по истории СССР и современным международным отношениям. В предисловии автор указывает, что цель его новой работы состоит в том, чтобы «осветить историю ленинских визитов в Великобританию» (стр. 3). Фактически же А. Ротштейн выходит за рамки очерченной им темы. В брошюре сжато, но емко характеризуются экономическое и политическое положение России в конце XIX — начале XX в., рост массового движения пролетариата и крестьянства, борьба революционных марксистов за создание боевой партии рабочего класса, первая русская революция и начало столыпинской реакции. Вместе с тем автор совершает экскурсы и в историю Англии начала XX в., особенно в историю английского рабочего движения этого времени. В результате создается доста} широкий исторический фон, на котором и освещается пребывание В. И. Ленина в

НГЛИИ.

[ocr errors]

Как известно, В. И. Ленин шесть раз приезжал в Англию: в сентябре 1902 г в за с переводом в Лондон редакции газеты «Искра» (жил здесь до мая 1903 г.); в авгу: 1903 г., апреле 1905 г. и апреле 1907 г. соответственно на II, III и V съезды РСДРП в мае 1908 г. для работы в Британском музее над книгой «Материализм и эмпирижри цизм» и осенью 1911 г. для прочтения реферата «Столыпин и революция». А. Ротшин подробно рассказывает о деятельности В. И. Ленина во время этих шести посещен Англии, подчеркивая, что все они «имели важное значение для его работы и оказа: большое влияние на идеи британских социалистов» (стр. 3). Наиболее интересны, на на взгляд, яркие зарисовки событий и встреч, связанных с работой V съезда партии

Следует особо отметить, что В. И. Ленин запечатлен на страницах брошюры к только как великий теоретик и вождь революционного движения в России. Авторах создает живой, человечный облик Ленина, показав широкий круг его разнообразных: тересов и дружеских контактов с русскими и англичанами. Читатель видит Владими; Ильича в зале Британского музея, в общении с представителями английского работ: движения, на митингах и собраниях, на прогулках по Лондону. Это весьма важно взв: того, что в буржуазной литературе вождь большевиков зачастую изображается нем «интеллектуальным аристократом» и «фанатиком идеи», якобы чуждым всему, что в было прямо связано с борьбой «за власть».

Новая работа Э. Ротштейна, написанная на основе ленинских трудов, документа: ных и мемуарных источников представляет собой несомненный вклад в зарубежную коммунистическую Лениниану.

Г. З. Зиновее

[graphic][ocr errors][merged small]

Сто лет назад, 18 марта 1871 г. трудящиеся Парижа, подняв восстание, захватили власть в свои руки. Впервые в истории человечества в центре Европы победоносно взвилось над миром знамя свободы. В. И. Ленин писал, что дело Коммуны — «это дело всесветного пролетариата. И в этом смысле оно бессмертно» ". Ярким проявлением пролетарской солидарности, интернационализма является история боевого красного знамени одной из последних баррикад Парижской коммуны, сохранившегося до наших дней. Это небольшое знамя из простой красной материи. Оно не отделано золотым шитьем. На нем нет никаких надписей. Но оно побывало в огне баррикад, пробито пулями, под ним сражались и умирали последние защитники Париж-ской коммуны в кварталах Бельвиля и Пер-Лашез. Спас это знамя от версальцев один рабочий-коммунар. Он спрятал его, а затем вывез в Лондон, где перед своей смертью вручил бесценную реликвию на хранение члену Коммуны Эдуарду Вайяну, заочно приговоренному палачами Коммуны к смертной казни. Впоследствии Вайян передал знамя Социалистической рабочей партии Парижа, и оно хранилось в ее XX секции. После раскола на конференции в Туре в конце 1920 г. и присоединения основной части Социалистической партии к III Интернационалу знамя перешло к молодой Коммунистической организации XX района Сенского округа Парижа. В него входили рабочие кварталы Бельвиля, Ля-Вилет и другие, которые в последние дни сражений были превращены палачами Коммуны в почти вымершие районы *. Среди рабочих этих районов, свято чтивших революционные традиции, были живы участники и современники Парижской коммуны. Одному из них, старому коммунару т. Фуркаду было поручено коммунистической организацией хранение знамени. Выставленное с 1921 г. в этом районе в помещении компартии на улице Пиа боевое знамя напоминало преемникам коммунаров о необходимости продолжения борьбы, начатой революционерами в 1871 г. Вскоре после смерти В. И. Ленина, весной 1924 г. коммунистическая организация ХХ района Сенского округа Парижа решила вручить знамя Коммуны коммунистам Москвы. В своем обращении, посвященном передаче знамени, французские коммунисты выражали уверенность, что продолжатели дела Коммуны в Советском Союзе с радостью примут на себя хранение знамени коммунаров. С делегацией ФКП от XX района Сенского округа Парижа для вручения знамени в Советский Союз должен был выехать т. Фуркад, однако власти отказали ему в разрешении на выезд *. Трудящиеся и коммунисты Парижа перед отправкой знамени в СССР прощались с ним. 24 мая 1924 г. собравшиеся в Бельвиле по инициативе коммунистической организации XX района свыше двух тысяч революционеров поклялись посвятить свои силы защите русской революции и борьбе за дело трудящихся ". 25 мая 1924 г., в день памяти жертв «кровавой недели» 1871 г., у знаменитой стены, где были расстреляны герои Парижской коммуны, состоялась многотысячная манифестация парижских трудящихся. Море красных знамен и цветов окружало в тот день кладбище Пер-Лашез. Рабочие провозглашали: «Да здравствует Коммуна и Советская Россия!»". По решению коммунистов и трудящихся Франции знамя передавалось «рос

* В. И. Ленин. ПСС, т. 20, стр. 222.

* «Юманите», 18 марта 1908 г.; «Протоколы Парижской коммуны». Партиздат, 1933, стр. 402; «Правда», 18 марта 1951 г. (статья Марселя Кашена «Знамя Коммуны»); Жак Дюкло. На штурм неба. М., 1962, стр. 16.

* «Юманите», 20, 22, 23, 25 мая 1924 г.; «Рабочая Москва», 4 июля 1924 г.

* «Рабочая Москва», 8 июля 1924 г.

* «Юманите», 25 и 26 мая 1924 г.

Ветераны Парижской коммуны во время манифестации, посвященной передаче знамени Коммуны советским трудящимся. Париж, 1924 г.

сийской коммуне», о неизбежности создания которой К. Маркс и Ф. Энгельс говорит еще в 1881 г. " 26 июня 1924 г. Московским комитетом партии было принято специальное решена. о проведении 6 июля 1924 г. на Октябрьском (б. Ходынском) поле торжеств в свя: с передачей знамени парижских коммунаров. Была создана общемосковская комисс в которую вошли тт. Ворошилов, Енукидзе, Подвойский, Петерсон, Пятницкий, а так: же представители различных районов Москвы. Кроме делегации рабочих от каждо: предприятия, на торжества приглашались все трудящиеся Москвы. Наиболее активаучастие в организации и проведении празднества принимал Краснопресненский рай расположенный близ Ходынки ". В обращении Московского Комитета РКП(б), Моссовета, МГПС и Президиум : ЦИК СССР и РСФСР от 5 июля 1924 г. содержался призыв к пролетариям всех стр. поднять выше знамя Парижской коммуны, выполнять ее заветы *. В торжествах участвовали войска Московского военного округа. В связи с вручнием знамени парижских коммунаров заседание проходящего в Москве V Конгре Коминтерна было отменено. Все делегаты приняли участие в общих торжествах *. В статье К. Е. Ворошилова «Пролетарский праздник» говорилось: «Красная Арм". продолжатель дела великих солдат Парижской коммуны, может гордо заявить: г красными знаменами родилась власть рабочих и крестьян, под красными знаменам живет и развивается СССР» 19. ...От праздничных ворот Октябрьского поля и до трибун стояли цепочкой красноат мейцы, образуя огромные живые коридоры, заполненные делегациями трудящих". В секторах центральной трибуны, составленных из живых линий красноармейцев, обr зовавших на поле звезду с исходящими от нее лучами, находились почетные делега:

[ocr errors][merged small]
[graphic]

Торжества на Октябрьском (б. Ходынском) поле в связи с передачей знамени Парижской коммуны советскому народу. Москва, 6 июня 1924 г.

члены ЦК, МК партии, ЦИК, Московского Совета, представители общественных и профсоюзных организаций, рабочие делегации зарубежных революционных партий. В 11 часов 40 минут командующий войсками МВО Ворошилов объявил о приближе. нии почетных делегаций Коминтерна. Под звуки «Интернационала» и крики «ура» на торжество прибывают делегаты V Конгресса Коминтерна во главе с Томасом Манол и Сен-Катаямой. Появление на Октябрьском поле со стороны села Всехсвятского французской делегации с боевым знаменем парижских коммунаров в сопровождении почетного караула было встречено пролетарским гимном и восторженной овацией. Сотни красных знамен делегаций трудящихся и частей Красной Армии почтительно склонились перед боевым знаменем первой пролетарской революции. Почетных гостей встречали М. И. Калинин, А. С. Енукидзе и другие. Внесенное на центральную трибуну знамя коммунаров гордо реяло на этом незабываемом торжестве ". Июль 1924 г. был знаменателен в Москве не только V Конгрессом Коминтерна, но и III Конгрессом Интернационала профсоюзов, IV Международным Коммунистическим Интернационалом молодежи, III Международным совещанием женщин-коммунисток. На Октябрьском поле присутствовало свыше трехсот тысяч человек. Никогда еще не собирался такой форум коммунистов, представлявший силы международного рабочего класса. Выступавший перед вручением знамени М. И. Калинин говорил о значении первого в мире социалистического государства и о единстве трудящихся всего мира". После приветствий французской делегации было зачитано обращение XX Сенской федерации Компартии Парижа. Наступила торжественная тишина. Под звуки «Интернационала», мощный трехкратный артиллерийский салют знамя коммунаров вручается представителям Московского комитета партии. На Октябрьском поле было принято решение о помещении знамени в Мавзолей В. И. Ленина. В обращении к коммунистам Франции Московский комитет партии отмечал, что для нас нет большей чести, как быть хранителем знамени, под которым сражались и умирали лучшие сыны международного пролетариата. Пример Парижскои

[ocr errors]

* «Правда», 8 июля 1924 г.; «Красная звезда», 8 июля 1924 г.; «Красный воин», 8 июля 1924 г.

[graphic]
« ПредыдущаяПродолжить »