Изображения страниц
PDF

в виде только „элементов", а в виде господствующей культуры»". Развернувта. в 50—60-годах полемика по университетскому вопросу знаменовала собое важ: момент в борьбе за демократизацию русской культуры. Борьба осложня. ась тем, в России того времени господствующей была даже не буржуазная культура, а кут тура дворянско-крепостническая и клерикальная. Ни одна из основных общественных сил не осталась в стороне от обществе--идейной борьбы по университетскому вопросу. Наиболее полными выразителями — мократической тенденции в ней были революционные демократы. Особенно деятельно и практически результативно участвовали в полемике л ралы. Стремясь приспособить высшее образование к нуждам капиталистического г. вития, они выступали с защитой буржуазно-просветительских идей, за проведение к по улучшению преподавания и научной работы в университетах. Но отрицательотношение к революционному движению ослабляло их позиции. Нередко они ота. чивались требованиями, которые могли быть приемлемыми и для самодержавия. Рволюционные демократы остро критиковали либералов за их позицию в университ-ском деле. Критика эта была непосредственно связана с борьбой против либератного реформизма. Известно, как высоко ценил ее В. И. Ленин. Силой, определившей общий исход реформы, оставались реакционные и консе: , тивные круги. В университетском, как и в других вопросах, они цепко держались старое, отжившее, препятствуя проведению преобразований. Эта борьба велась к правило, не на страницах печати, а за закрытыми дверями правительственных ком сий и комитетов, готовивших университетскую реформу, путем подачи записок. | предназначенных для широкой гласности. Общественность часто не имела возможн: | сти познакомиться с такими мнениями, тем более — опровергать их. Между тем сыграли немалую роль в решении конкретных вопросов университетского дела. — скольку принадлежали тем, кто имел власть и влияние на ход реформы. Вместе тем «кризис верхов» в годы первой революционной ситуации сказался в отчетл понимании правящими кругами невозможности оставить старые порядки в нет. КосНовеННОМ ВИде. . Полемика по университетскому вопросу выяснила позиции различных об ственных групп и оказала несомненное влияние на те формы русской высшей шко которые сложились в итоге университетской реформы 1863 г. Правда, сравнител немногое и не самое главное из предложенных преобразований вошло в жизнь. Н. более смелые и прогрессивные мысли о потребностях университетов остались на маге. И это понятно: судьбы университетского дела в конечном итоге определят реальным соотношением классовых сил в стране. Радикальное решение универст ского вопроса могло быть достигнуто лишь в случае победы революционной дем тии. И все-таки университетская реформа 1863 г., несмотря на половинчатость и ренность, приоткрыла университетам и университетской науке определенные и б благоприятные возможности для развития. Значительную роль в этом отношении грало предшествовавшее реформе широкое обсуждение университетского вопроса т. ской общественностью.

* В. И. Ленин. ПСС, т. 24, стр. 120—121.

н. Б. гол и ко в А

история состАВЛЕния оБРАщений учАстникАми АСТРАХАНСКОГО ВОССТАНИЯ 1705—1706 гг.

Рассылка участниками Астраханского восстания 1705—1706 гг. писем с призы присоединиться к ним в ближайшие к Астрахани города и казачьи территории с тается давно установленным фактом. Об этом упоминалось уже в «Гистории Све войны». Позднее Н. Г. Устрялов опубликовал копию такого письма на Дон, ко обнаружил в донесении Ф. М. Апраксина Петру I. Затем был найден и подли

Это письмо долгое время было одним из немногих известных историкам до ментов, вышедших из лагеря восставших и позволявших судить об их требовав = Текст его дал основание для предположений относительно руководителей движете состава его участников, характера восстания и т. д. *.

[ocr errors]

* Н. Г. Устрялов. История царствования Петра Великого, т. IV. СПб. :" Приложение II, No 324.

* Там же, гл. XVIII; С. М. Соловьев. История России с древнейших време: М., 1962, кн. VIII, гл. 2; А. Г. Брикнер. Иллюстрированная история Петра Вега кого. СПб., 1902, гл. XIV; В. И. Лебеде в Астраханское восстание 1705—1706 г

[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]

Письмо на Дон обычно рассматривалось исследователями как единое, сразу слокившееся целое и никто не пытался проследить историю его составления. Не делалось опыток найти и другие варианты писем. Между тем история создания обращений может дать дополнительные сведения не только о настроении восставших, но и о сатом процессе осмысления ими происшедших событий. Попытке восстановить историю сотавления текста астраханских писем-обращений и посвящено данное исследование. Упоминания об отправлении восставшими писем «на Дон, Яик, в Терек Гребени», а также в близлежащие города, имеются во многих документах, различых по происхождению и характеру. Но все они сводятся к краткому сообщению, что один из первых дней восстания письма были составлены на собрании круга, оглацены, подписаны и отосланы. Однако текст письма на Дон вызывает сомнение в том, то он мог быть написан сразу на таком многолюдном и бурном сборище, каким |влялся астраханский круг. Можно высказать два предположения: или письмо было аписано кем-то из участников предшествовавшего восстанию солдатско-стрелецкого аговора заранее и предложено кругу уже в готовом виде *, или подписанному тексту редшествовал ряд черновых вариантов, обсуждавшихся, исправлявшихся и дополнявшихся на заседании круга. Установить, какое из этих предположений правильно, помогло показание подьяего Астраханской приказной палаты Петра Рычкова, обнаруженное мною в одной из ниг фонда Преображенского приказа, хранящегося в ЦГАДА. Арестованный в перую ночь восстания, но затем освобожденный, П. Рычков использовался восставшими ак писец. Рассказывая об этом во время следствия, он, между прочим, сообщил, что старшины и всем кругом дни по четыри их, подьячих, всех вопче, заставливали пиать и в кругу прочесть воровские письма на Дон, на Яик и к гребенским казакам, на Терек, к терским и московским, и на Черной, и на Красной Яр, и в Яицкий Гурьев ородок к стрельцам... И те речи все теж старшины, Яков Носов с товарыщи, и всем кругом сказывали им словесно... Сперва те письма они писали начерно и по словам ех старшин и всего кругу приписывали всякие прибавочные речи меж строк и, потавя на место, переписали в разные руки набело» ". Рассказ П. Рычкова полностью подтверждается черновиками и беловыми варианами составленных восставшими обращений, хранящихся в том же фонде Преображенкого приказа. Черновиков удалось обнаружить пять. Два из них адресованы в Черный Яр, три — яицким, терским казакам и в донскую станицу Паншин. Из беловых варианов известен один — письмо, посланное восставшими на Дон, в Черкасск. Но сохраился также беловой текст документа, названного восставшими «Советным письмом». Хак и письмо на Дон, оно было скреплено подписями участников астраханского круга. Текст его очень близок к тексту обращений, составлялся одновременно с ними и мокет рассматриваться как одна из разновидностей астраханских писем. Таким образом, всего обнаружено семь вариантов текста °. Из пяти черновиков наиболее ранними вариантами являются черновики письма, предназначенного к отправке в Черный Яр. Три остальных представляют собой варианты окончательного текста и отличаются друг от друга лишь первыми строками, де указываются разные адресаты. Содержание же их совершенно одинаково. Но от нерноярских черновиков они разнятся весьма значительно. Обнаруживаются в них разночтения и с беловым текстом письма на Дон. В общей сложности разночтений набирается довольно много, что позволяет, хотя бы частично, выяснить, как постепенно точнялся, дополнялся и редактировался текст астраханских писем-обращений. Оба черноярских черновика написаны на одном столбцовом листе. Один, более краткий, расположен в верхней части листа, а другой следует за ним и заканчиваетя на оборотной стороне. Такое расположение не вызывает сомнений в том, что краткий вариант был написан раньше. Это подтверждается и сравнением текстов, кото}ое показывает, что второй черновик являлся расширенной и улучшенной редакцией первого варианта. Первый черновик письма на Черный Яр начинается так, как обычно начинались многие официальные бумаги того времени: «1705, июля в 31 день, по указу великого осударя, царя и великого князя Петра Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя России самодержца, из Астрахани...». Далее назывались корреспондент и адресат: «... Эт всего войска, от служилых людей, на Черный Яр, всему войску». Основной текст

Проблемы истории докапиталистических обществ», 1934, No 9—10; А. В. Чернов. Астраханское восстание 1705—1706 гг. «Исторические записки», кн. 64; Н. Б. Голикова, Политические процессы при Петре I. М., 1957, гл. V и др. * О заговоре подробнее см. Н. Б. Голикова. Указ. соч., гл. V; М. Д. Рабии ович Стрельцы в первой четверти XVIII в. «Исторические записки», кн. 58. * ЦГАДА, ф. 371, Преображенский приказ, д. 458, лл. 270—270 об. г. * Там же, стлб. 394 (1144), лл. 231—233, 245—247, 280—281, 448—488 об., стлб. * (1146), лл. 1—8, стлб. 398 (1149), лл. 1—8. Поскольку текст письма на Дон был 9публикован по копии, приложенной к письму Ф. М. Апраксина от 7 сентября 1705 г., 9c3 подписей, здесь и далее ссылки даются на подлинник.

письма настолько краток, что его можно привести полностью: «В Астрахани стали "за веру христианскую и за брадобритие, и за идолопоклонение богомерзким болез и у начальных людей болваны вынели и начальных людей побили до смерти, а за караул посадили. И Вы, Черноярское все войско, с нами за веру христианскую : стойте обще. А с сим письмом отпустили мы черноярских стрельцов» ". Как видно из приведенных строк, объяснение причин восстания излагалоа письме довольно неясно и сумбурно. Нелепым было и его начало с упоминание царском указе. Само обращение к черноярцам являлось весьма общим и, кроме с зыва поддержать восстание, никаких конкретных рекомендаций не содержало. Им это и вызвало критику со стороны старшин и круга, заставивших подъячих тут на месте, написать новый текст. При составлении второго варианта письма в Черный Яр была выброшена : мула «по указу» и упоминание о царе: «1705, июля в 31 день, ото всего войска служилых людей на Черной Яр, всему войску». Далее текст был оставлен преж. но концовка письма дополнена. Так, после слов «за веру христианскую пост обще» добавлялось «и нам ведомость учините». Затем назывались имена лиц, с к рыми посылалось письмо и перечислялись меры, которые предлагалось осуществить ноярцам: «и вы по сему нашему письму караулы и заставы крепите, чтоб из Астрам: (кто) сухим и водным путем не ушел; будут отпуски войсковые, и вы нам весть с дайте, а на вышеписанный случай — ведомость на Царицын, чтоб им о том же веди в верховые городы. А воеводу черноярского к нам пришлите за крепким караул не мешкав» 7. Таким образом, восставшие существенно уточнили свое прежнее предлая: «постоять за веру обще», рекомендовав черноярцам свергнуть воеводу, захват власть, укрепить город и подступы к нему, а также принять меры к задержке аст. ханских перебежчиков. Просьба уведомить о восстании жителей Царицына и друг «верховых городов» была, несомненно, продиктована надеждой на их подде: Одновременно текст свидетельствует, что астраханцы вполне отдавали себе отче: том, что их действия не могут пройти безнаказанно и вызовут карательные меры . вительства. Это определило их вторую просьбу — оповестить о приближении в Но дополненный вариант обращения к черноярцам вновь не удовлетворил к Рассматривая второй черновик, нельзя не заметить, что в его текст были сделаны вые вставки. Так, после слов «болваны вынели», между строк помещена фр: «и у нас воеводы и начальные люди ружье обирали и хотели убить до смер: II несколько ниже, «хлебное жалование у нас отняли». Содержание обеих встадоказывает, что если при чтении первого черновика восставшие внесли изменения дополнения в начало и конец письма, то при чтении второго черновика их внима: привлекло изложение причин восстания. При этом они пришли к выводу, что сс только на необходимость защитить православную веру недостаточно полно отрая сложившееся положение и мотивы их действий, а поэтому должна быть дополне. Максимальную активность при этом проявили стрельцы и солдаты, так как в сб.: добавлениях речь Шла о тех мерах правительства, которые задевали непосредств: их интересы. Но на этом редакционная работа круга над текстом писем-обращений не за чилась. Другие черновики и беловые варианты значительно отличаются от гер: черноярских писем. Черновики, адресованные в Паншин, на Яик и к терским казе больше по объему, содержательнее, в них есть совершенно новые части, у них в концовка. Кроме того, текст был подвергнут стилистической правке, в результате торой он стал звучать гораздо более четко и плавно, сделался ярче и убедитель" Судя по черноярским черновикам, внесенные дополнения и правка не могли бы сделаны восставшими сразу. Правильнее предположить, что имелось еще нес промежуточных вариантов, до нас не дошедших. Вместе с тем связь паншинск яицкого и терского черновиков с черноярскими вариантами сомнению не подзетак как основное содержание сохранилось, а отдельные фразы и вставки из них бы включены в позднейшие варианты полностью. Обработка текста шла в нескольких направлениях. Прежде всего было раскра понятие «все войско», от имени которого начинались черноярские черновики. Это бы. сделано в связи с тем, что первая формулировка — «ото всего войска, от служ людей» — показалась кругу недостаточно точной. Дело в том, что, применив в Аст: Хани систему кругового управления, восставшие взяли для обозначения создан ими сообщества и казачий термин «войско». Этот термин употреблялся казакам как название занятой ими территории, и для обозначения казацкого объединения если на Дону или Яике подавляющее большинство населения составляли казаха в Астрахани звание «служилые люди» далеко не покрывало всего населения т. да и его округи. Астраханцы понимали, поэтому, термин «войско» более широка общую совокупность всех местных жителей. При таком понимании формул

[ocr errors]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]

срноярских вариантов могла породить недоразумение и чтобы избежать его надо ыло или отбросить слова «от служилых людей», или добавить упоминание о других атегориях жителей Астрахани. Восставшие выбрали второй путь. Все три названных черновика начинались, как и прежде, с указания адресата, но а ним вместо слов «ото всего войска, от служилых людей» следовал именной список, котором сначала назывались посадские люди, затем стрелецкие пятидесятники и ержанты солдатских полков. Список заканчивался словами: «и все, что в Астрахани сть, челом бьют». То есть восставшие подчеркнули, что письмо исходит не от одних лужилых людей, как можно было понять по черноярским вариантам, а от посада, лужилых людей и всех других жителей города. В беловых вариантах это подтвержалось заключаВШИМИ Текст ПОДПИСЯМИ. Второе направление, по которому шло дополнение текста писем, состояло в дальейшем уточнении причин восстания. Так, было раскрыто, почему в Астрахани стали за веру»: «Ведомо мы вам чиним, что у нас в Астрахани учинилось за веру хритианскую и за брадобритие, и за немецкое платье, и за табак, и что к церквам бохиим нас и наших жен, и детей в старом русском платье не пущали, а которые в ерковь божию войдут, и у тех, у нашего мужского и женского полу платье обрезыали и от церквей божиих отлучали и выбивали вон, и всякое ругательство нам и сенам нашим, и детем чинили и болваном, кумирским богом велели поклоняться»". ак видим, в результате обработки первичного текста довольно невнятная фраза чероярских черновиков превратилась в яркий и связный рассказ о преследованиях и наилиях, которым подвергалось местное население в связи с запрещением русской одежы и введением бритья бород. Неясное положение о необходимости защитить «веру» олучило теперь реальное и понятное обоснование. Далее восставшие внесли в письма жалобу на введение новых налогов: «наложии на нас и имали банных денег по рублю, да с нас же велели имать с погребов, со сякие сажени по гривне...». Следовательно, продолжая мотивировать необходимость осстания, круг назвал одной из его главных причин недовольство ростом налогов налоговой политикой правительства. За ссылкой на тяжесть налогового гнета в исьмах, уже дополнительно, излагались прежние, только более пространно сформуированные жалобы служилых людей на лишение жалования и намерение местной дминистрации «обрать ружье». Они уточнялись сообщением, что жалование было тнято якобы без указа. Таким образом, позднейшие черновики показывают, что работая над обращениями, осставшие продолжали последовательно развивать положение, что причинами восстаия являлись не только оскорблявшие «веру» нововведения, но и общее снижение их кизненного уровня, вызванное ростом налогов и лишением хлебного жалования, а такке произвол и самоуправство местных властей. Та же мысль подчеркивалась и слеующей фразой, где говорилось, что восстали они, «чтоб нам веры християнские не тбыть... и за то, что нам стала тягость великая». Далее сообщалось, что восставшие «того не могая терпеть... противились», начальых людей «иных убили до смерти, а иных за караул посадили» и предлагалось каакам постоять за веру «обще». Заключительная часть писем к казакам написана в совершенно ином плане, чем онцовка обращения в Черный Яр. Это показывает, насколько тщательно обсуждаись письма и как учитывались кругом ссобенности тех мест, куда предназначалось исьмо. Если в письме в Черный Яр восставшие считали необходимым призвать наеление к свержению воеводского режима, то при обращении к самоуправляющемуся азачеству такой призыв был, естественно, излишним. Не считали астраханцы себя праве отдавать казакам какие-либо распоряжения. Хорошо понимали они и то бстоятельство, что казаки окажут им поддержку только, если письмо их убедит. Поэтому, главное внимание в концовке письма уделялось дополнительным аргуменам в пользу восстания и правомерности действий восставших. С этой целью письмах передавался слух, которому верили и сами астраханцы, что в Казани «потавлены немцы, по два и по три человека на дворы», а также, что «тамошним житеем... чинили утеснение и ругательство по вышеописанному, как и нам было в \cтрахани, от них тягость и убивство служилым людем до смерти». Затем астраханы ссылались на поданную в круг записку астраханского дьяка С. Васильева, подверждавшую, что воевода Т. Ржевский проявлял полное самоуправство: «всякие дела елал собою, без товарыща», «велел ружье обрать собою, без указу», дьяка аставлял «помечать в неволю», а служилых людей обременял излишними поруче|иями и использовал на разных работах «для своих прихотей и корыстей». Заанчивалось письмо сообщением, что астраханцы посылают к казакам «добрых людей», оторым они могут доверять и, кроме того, указывались имена очевидцев событий Астрахани, пятерых казаков, которые могут подтвердить сведения письма ".

[ocr errors]

1 История СССР, No 6

Сравнение текстов всех черновиков астраханских обращений позволяет дрей: выводу, что восставшие отдавали себе полный отчет в причинах своего вость но четко изложить их сразу не могли. В период первого возбуждения повод к в станию, которым явилось преследование русского платья и бритье бород, ка: главным и они выдвигали его на первое место. Но в ходе обсуждения писем, они попенно расширяли перечень причин восстания ссылками на иные, не менее важные обс ятельства, раскрывая более глубокие основания для своих поступков, чем опреде первоначально. Четкость изложения достигалась ими с большим трудом, в ходе для ной работы мысли. Позднее астраханский круг вернулся к необходимости раскрыть причины всг. ния при составлении так называемой «повинной челобитной» Петру I. Этот уник. ный документ, содержащий подробнейшее изложение мотивов действий восстазбыл намного полнее, точнее и логичнее, чем их первые обращения и стал своеобр. ным обвинительным актом правительства и его администрации. Все требования, прет. зии и жалобы восставших были высказаны в нем предельно ясно". «Повинная битная» явилась завершающим актом в той работе по осмыслению причин воста : которая была проделана самими восставшими. Значение её для изучения причин г. стания несравненно выше, чем первых обращений. Но эти обращения и их чернозе показывающие, как работала мысль восставших, сохраняют свое значение и ос"интерес. В беловом тексте письма на Дон разночтений с тремя разобранными чернов: писем к казакам немного. Наиболее интересное из них состоит в изменении г мя: имен в начале письма. В черновиках список возглавляли имена старшин Я. Нxи Г. Ганчикова, за которыми следовали имена посадских людей, а затем, тят : сятников и сержантов. В беловом же варианте на первое место были постав: имена пятидесятников и сержантов и только затем шли имена посадских людей, чем старшины из их числа выделены не были. Такое перемещение вряд ли случат и уж определенно не могло быть результатом ошибки переписчика. Обсуждая пос. ний черновой вариант, круг явно решил, что в обращении к донским казакам в с вую очередь должны быть названы служилые, а не посадские люди. Возможно. " диктовалось соображением, что казаки скорее воспримут призыв, исходящий от sx ных, и желанием подчеркнуть, что основные вооруженные силы края на стороне в стан III и X. Другое разночтение, представляющее некоторый интерес, относится к словам носительно оружия. Так, в черновиках написано, что воевода и его окружение скот: у нас ружье обрать», а в беловом тексте эта фраза дается утвердительно и рично: «у нас по караулам все ружье обрали»". Разночтений с «Советным письмом» значительно больше. «Советное письмо» явилось одним из самых своеобразных по замыслу документ: созданных восставшими. Кому персонально принадлежала инициатива его соста выяснить трудно. Но можно предполагать, что она исходила от руководителей гре: ствовавшего восстанию заговора, так как идея создать документ, который объяся оправдывал бы действия восставших, якобы совершившиеся по общему «совету", " " зал бы с делом восстания различные слои городского населения, возложив на равную долю ответственности, мог появиться только в результате длительного обг, Ван ИЯ ПЛана ВОССТаНИЯ. «Советное письмо» предполагалось скрепить подписями и официальной проя всего населения. Не удивительно поэтому, что текст его составлялся тщательно, оно по своему содержанию очень близко к письмам-обращениям, полностью созд.-с ними в отдельных частях, разночтений не могло не быть. Часть из них опредля самим характером документа, часть вызвана некоторыми перестановками и уточн ми. Ряд мелких разночтений продиктован назначением «Советного письма». Так, 5 слов «все, что в Астрахани есть» вместо «челом бьем» и «ведомо вам чиним» :сано «стали мы за веру», вместо «в церковь божию войдут» — «в церковь богходили» и т. п. Эти разночтения принципиального значения не имеют и на них м не останавливаться. Но встречаются и разночтения, представляющие интерес. Одно из таких разночтений опять-таки относится к расположению имен в письма. Порядок был принят тот же, что и в письме на Дон, но старшины Я. Н. и Г. Ганчиков выделены из числа посадских людей и поставлены на первое место было в трех черновых вариантах писем к казакам *. Эта новая перестановка " свидетельствует, что порядок их расположения вызывал споры. Вероятнее всего

«в Казани и иных городех поставлены немцы...», но данных предполагать, что с концовка могла быть иной, нет. * Текст «повинной челобитной» был частично опубликован С. М. Соловке (С. М. Соловьев. Указ соч., кн. XVIII, гл. 2) и полностью мною (Н. Б. Гед ва. Указ соч. Приложение No 2, стр. 301—311). * ЦГАДА, ф. 371, стлб. 398 (1148), л. 1. * ЦГАДА, ф. 371, стлб. 396 (1146), л. 1.

[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
« ПредыдущаяПродолжить »