Изображения страниц
PDF

современные требования науки, то это может привести к проповеди материал:ста-ских и социалистических учений ".

В печати защитником подобных мнений выступил все более сближавшийся с к сервативными кругами «Русский вестник». Редакция журнала, стремясь усилить в ние благонамеренной профессуры на учащуюся молодежь, настойчиво требовала вомерного усиления воспитательного значения университетов. Она утверждала, г университеты являются высшими учебными заведениями, что «воспитатель в за веден и я с более ш и рок и м п р е п о да ван ием, чем в гимназия гораздо нужнее для русского просвещения, чем те образовательно - учен органы, которые проектирует г. Костомаров». Метко определил сущность подобнмнений Н. И. Пирогов, заметив, что в них «все воспитательное сводится на полтское»". Имея в виду постоянные ссылки Каткова и Леонтьева на Англию и англикс. университеты как на образец, Пирогов резонно заметил, что в Англии habeas coro(закон о неприкосновенности личности) воспитывает «не хуже всяких университета: и что практикуемый в английских колледжах способ учения неприменим в русск условиях.

Подход революционных демократов был иным. Они резко критиковали казенн, школу с практиковавшейся в ней системой образования и воспитания. Но не менее д им был и принцип «чистой науки». Не в этом видели писатели-демократы глазн, цель русских университетов. «Прежде, нежели заботиться о движении вперед на надобно позаботиться о том, чтобы усвоить ее нашему обществу» “,— утвержд. Чернышевский. Такой взгляд пользовался распространением в демократических к: гах. Его разделял, например, К. Д. Ушинский ". Важнейшей задачей университет писатели-демократы признавали служение современным потребностям общества они их понимали).

Университет и общество

К концу 50-х годов в общественном сознании созрел и укрепился взгляд на обзование и воспитание как на дело всего общества. Понятия «общество», «обществе ный» были тогда в большом ходу и понимались как антитеза всему бюрократическол правительственному. В университете увидели «орган общественной образованност предназначенный служить не нуждам правительства, а «для пользы общей». Приобrли популярность мысли о контроле общественного мнения над университетским прет даванием, о полной гласности университетских дел, о доступности для публики уверситетских диспутов, экзаменов и пр.

В. И. Ленин связывал «традиции 60-х годов» с горячей защитой просвещения Вера в силу просвещения была свойственна многим либерально настроенным людя того времени. Революционные демократы тоже возлагали на просвещение больс надежды, хотя и не верили, что оно само по себе, без изменения существуют: строя, может спасти Россию от всех бед. Просветители 60-х годов стремились к тех чтобы роль университетов как рассадников просвещения всемерно возросла.

Голос о высоком общественном долге университетов особенно сильно прозву-в революционно-демократической печати. На университетский вопрос (как и

вопросы современной общественно-политической и культурной жизни страны) рез ционные демократы смотрели с точки зрения непосредственных интересов народа Г.

этому наиболее важной они считали просветительную деятельность универс Чернышевский полагал, что современная Россия (в отличие от Запада) больше нудается в распространении просвещения, чем в развитии науки, и что отечествен-ученые должны прежде всего быть посредниками между наукой и обществом * 5 широчайшее распространение научных знаний, против превращения науки в «прав. лежность касты» боролся Н. А. Добролюбов. Он был убежден, что наука должна :рабатывать вопросы, интересующие всех, а не только ученых специалистов. «Сов: менник» требовал открыть всем и каждому беспрепятственный доступ во все учеб-н заведения. В «Русском слове» из номера в номер также пропагандировалась мысль с облегчении доступа к науке, о ликвидации сословных преград в деле образован Писатели-демократы считали вредным стеснением вступительные экзамены приеме в университет. Когда в 1859 г. по указанию Александра II экзаменацисьз. требования были усилены, «Русское слово» оценило эту меру как репрессивную и — вергло ее ядовитым насмешкам. Негодующий отклик на строгие вступительные з.

* «Замечания на проект общего устава императорских российских университет Ч. 2. СПб., 1862, стр. 437—438; ч. 1, стр. 460—463. * Н. И. Пирогов. Избр. пед. соч. М., 1953, стр. 381. * Н. Г. Чернышевский. Полн. собр. соч. в 15 т; Т. 3. М., 1947. стр. 35) * См. К. Д. Ушинский. Собр. соч. Т. 3. М.— Л., 1948, стр. 53—54. * В. И. Ленин. ПСС, т. 2, стр. 519. * См. Н. Г. Чернышевский. Полн. собр. соч. в 15 т. Т. 3. М., 1947. стр

[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]

мены 1859 г. появился и в «Колоколе»". Демократическая печать отзывалась неодобрительно и о высокой плате за учение в университете. Последовательная защита просветительных идей, борьба за демократизацию университетов и университетской науки явились немаловажной заслугой революционной цемократии перед отечественной культурой. Мысль о демократизации науки и университетов пользовалась безусловным признанием в передовых научных и литературных кругах. Университет, утверждал Х. Д. Ушинский, должен стремиться постоянно распространять образование «как можно глубже в народ». Ту же мысль развивал и отстаивал Л. Н. Толстой. Н. И. Пирогов призывал «обнародить» науку всеми доступными средствами. За полную дотупность университетских лекций для всех желающих был А. С. Хомяков. Идеал науки, уверял Костомаров, «есть наибольшее распространение в обществе ее блаодетельных результатов». Против «искусственного преграждения беднейшим кластам доступа к университетскому образованию» решительно высказался проф. с. В. Ешевский. Наиболее ярким выражением буржуазно-демократического просветительства был проект «открытых университетов». С идеей доступного для всех университета, организованного на началах полной свободы преподавания и учения, выступил в 1858 г. И. К. Бабст в брошюре «От Москвы до Лейпцига». Но, видимо, в то время такая идея показалась нереальной: во всяком случае сколько-нибудь широкого отклика она не вызвала. Та же в своей основе мысль, выдвинутая Костомаровым осенью 1861 г., встретила уже иное отношение. Костомаровский проект открытых университетов предполагал полную доступность их для всех желающих — независимо от пола, возраста и звания. По существу предполагалось заменить университет как высшее учебное заведение системой публичных лекций 1°. Проект открытых университетов приобрел немало сторонников среди профессуры Петербургского университета, а также и в других слоях общества. Однако общего признания среди либералов идея открытых университетов не встретила. Преобладало мнение в пользу сохранения сложившегося типа университета со студентами. Многие видели в проекте Костомарова прямую опасность для просвещения и считали, что его реализация привела бы на деле к уничтожению университегов. Мысль заменить систематически занимающихся студентов случайными посетитетями казалась им легкомысленным прожектерством. Внимание тех, кто сочувствовал распространению просвещения, но не разделял мнения Костомарова, устремилось на го, чтобы сделать университетское образование как можно доступнее — путем введения различных льгот в плате за учение, отказа от вступительных экзаменов в университет и т. д. Кроме того, усилия либеральной профессуры направились против всякого рода стеснений и ограничений посещения лекций посторонней публикой. Противоположных взглядов придерживались реакционные круги. Наиболее яркими выразителями их мнений в печати явились «Русский вестник» и его «Современная летопись». Эти органы откровенно высказались за ограничение числа слушателей и призывали составителей нового университетского устава «не поддаваться внушениям пже-человеколюбия и лже-либерализма» ". Каткову и его единомышленникам явно хотелось преградить доступ в университеты молодежи из народа. Они утверждали, что университеты не должны освобождать от платы за учение только на основании свидетельств о бедности, что бедность сама по себе не может давать права на бесплатное образование. На страницах «Русского вестника» прозвучал единственный в русской печати того времени голос за устройство в России закрытых учебных заведений для наиболее обеспеченных слоев населения (по типу английских колледжей). Речь идет о статье Д. Скуратова «Об организации и правах нашей учебной системы». Для малообеспеченной молодежи Скуратов считал достаточным образование, даваемое гимназиями. Мотивы такой позиции не вызывают сомнений. В одной из редакционных статей «Современной летописи» прямо говорилось, что университетские выпускники из бедных студентов, «которым не удалось попасть в число чиновников с порядочным доходом, начинают тяготиться своим положением и становятся в ряды людей, недовольных всем общественным и государственным строем. При нашей системе дарового и поверхностного обучения, соединяемого еще с внешними к нему приманками, наши университеты и вообще казенные заведения развивают у нас мало-помалу класс умственных пролетариев, от которых нельзя ждать ничего, кроме вреда для страны» 29. Эти мысли вполне разделял и министр внутренних дел П. А. Валуев, повторивший позднее в негласной записке по университетскому вопросу доводы редакции «Русского

* См. А. И. Герцен. Собр. соч. в 30 т. Т. 14. М., 1958, стр. 203. * Впоследствии М. А. Корф уверял, что эта мысль принадлежит ему, и высказал он ее задолго до Костомарова — в январе 1860 г. и затем в сентябре 1861 г. (См. ЦГИАЛ, ф. 733, оп. 147, д. No 140523, ч. 1, л. 231). Видимо, это так и было, но в то время мнение Корфа осталось незамеченным. * «Современная летопись», 1862, No 51, стр. 13. * «Современная летопись», 1862, No 50, стр. 13.

вестника». Упорно возражал против льгот в плате за обучение граф С. Г. Стр." НОВ. Внутренний смысл такой позиции ясен. К концу 50-х — началу 60-х гг. XIX в. : наружилась ведущая роль разночинной интеллигенции в русском освободительдвижении. Не надеясь на успешность идейной борьбы с ней, реакционные крути с: мились приостановить необходимый для страны, но казавшийся им опасным проедемократизации отечественной культуры. Особое место в споре о доступности университета для публики занял вопрос посещении университетских лекций женщинами. Обсуждение вопроса о высшем ском образовании имело серьезное общественное значение, тем более, что он был отъемлемой частью проблемы о положении женщины в обществе. Это настой подчеркивала демократическая печать. «Современник» поместил в 1859—1861 гг. сколько статей по женскому вопросу М. Л. Михайлова, в которых выдвигалось т бование уничтожить «дикое разделение знаний на мужские и женские» и предостает женщинам доступ во все высшие учебные заведения. Не ограничиваясь этими треб ваниями, революционные демократы настаивали на признании за женщиной полку гражданского равноправия с мужчиной. «Расширить... женское образование — еще все,— утверждал Михайлов.— Надо открыть женщине свободный доступ ко всем т. дам деятельности, теперь составляющим исключительную привилегию мужчины; reсамо образование не будет достигать цели»". «Современник» вообще уделял мнвнимания женскому вопросу, настойчиво пропагандируя идею женской эмансипает Заметное место занял женский вопрос на страницах «Русского слова», выступав с тех же позиций, что и «Современник». Созвучны им были выступления редактс и издателей «Колокола» *. Последовательная защита писателями-демократами женской эмансипации была одной из форм их борьбы за раскрепощение лично. Стремление женщин к высшему образованию пользовалось сочувствием и в узной среде. Прогрессивно настроенные профессора приветствовали появление же с в университетских аудиториях и хотели, чтобы такой порядок был упрочен и подтежден официально. На запрос Министерства просвещения почти все университете советы высказались за предоставление женщинам возможности посещать ле.-в качестве посторонних слушателей. А совет Харьковского университета и некото: факультеты Киевского университета предложили принимать их в студенты. Больетство профессоров было и за присвоение женщинам ученых степеней. Но не всем пришлись по душе подобные новшества. Так, совет Московского ун верситета постановил «ни под каким предлогом» не допускать женщин на лек В том же смысле высказался совет Дерптского университета. Мнение печати тоже в было единодушным. Твердо возражала против посещения женщинами университета лекций редакция славянофильской газеты «День», высказываясь в то же время устройство особого женского университета. Довольно близкую, хотя и менее опредленную позицию заняла редакция «Русского инвалида». Нечего и говорить, что : органы печати, как «Русский вестник», встали горой против права женщин на высобразование. Благодаря настойчивой борьбе реакционеров в различных комисс : и комитетах, готовивших проект нового устава, вопрос о праве женщин на униве: тетское образование был решен отрицательно. Борьба прогрессивных сил за распространение просвещения и демократи знаний, за приобщение к культуре новых слоев населения была ярким проявлен нарастания демократических элементов в русской национальной культуре эпохи г-ния крепостного права. Просветительные задачи университетов не исчерпывали проблемы «универси общество». Не меньшую важность в глазах современников представляли рол, место университетов в общественной жизни. Должен ли университет жить интересом общества, откликаться на все волнующие общество вопросы, участвовать в обще ной борьбе? Или же его назначение — быть мирной ученой обителью? Мнения на зсчет были разные, причем позиции различных общественных группировок во мн-определялись их отношением к студенческому движению 50—60-х годов как рез: существующей и наиболее заметной для современников форме участия университе: : общественной борьбе. Писатели-демократы ратовали за тесное сближение университетов с обществ " «Сочувствие общественным интересам и живое общение с ними одни только и м.-придать науке истинную полезность и сделать ее интересною и нужною для обс.-ва»,— писал Н. А. Добролюбов“. Революционно-демократическая печать пропаганд: вала мысль об общественной деятельности как цели всех «стремлений, помы--.: трудов, ученья» каждого человека. Обозреватель «Современника» Г. 3. Еля:

[ocr errors]

* «Современник», 1860, No 8, стр. 348.

* См., напр., «Частные письма об общем вопросе» Н. П. Огарева (1867 г.) в Н. П. Огарев. Избранные социально-политические и философские произведет Т. 1. М., 1952, стр. 745.

* Н. А. Добролюбов. Полн. собр. соч. в 6т. Т. 5. М., 1941, стр. 303.

[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]

утверждал, что воспитание и образование должны всегда иметь перед собой «великую цель приготовления для общества полезных деятелей». Каких же именно? Ответ был дан ясный и определенный: «Обществу не нужно,— говорилось в журнале,—... ни красноречивых болтунов о благе общем... ни ученых Вагнеров, заживо похоронивших себя в своих кабинетах и не хотящих ничего знать о делах мира сего... ни современных героев либерализма, изнывающих от сердечной боли о недугах обществентых, о страданиях меньших братий — и спокойно кушающих от трапезы недугов бщественных и от плодов рук меньших братий... Ему нужны люди честные, у которых принцип не разноречил бы с деятельностью, слово было бы неразрывно с делом, которые принимали бы участие в интересах общества, как в своих собственных, и умели постоять за них, не взирая на лица»*. Признавая серьезную роль университетского образования в формировании гуманных взглядов, революционные демократы считали это еще недостаточным. Н. А. Добролюбов не раз подчеркивал, что в современной обстановке (которая казалась ему кануном революции) одних возвышенных стремлений мало — нужна способность к борьбе. Революционные демократы подчеркивали важность воспитания в учащейся молодежи таких качеств, как сознание равенства с другими людьми, уважение к человеку — независимо от его пола, состояния и общественного положения, ненависть к произволу и насилию, способность к беззаветной борьбе против общественной несправедливости**. Конечно, для императорских университетов, находившихся под неусыпным контролем царских властей, подобная задача была неприемлемой. Нисколько в этом не сомневаясь и даже прямо обращая внимание читателей на ее невыполнимость в тех условиях, революционные демократы тем не менее считали нужным заявить о своей точке зрения. С их стороны это было формой воздействия на общественное мнение читающей публики и вместе с тем средством борьбы с либеральными иллюзиями относительно предстоящей реформы. Широко понимал общественные задачи университета Н. И. Пирогов, желавший видеть в нем духовного руководителя общества. Он считал, что университет призван развивать общественное мнение, разъясняя обществу такие важнейшие вопросы современности, как крестьянский, судебный, вопрос о народном образовании и т. п. «Прямое назначение наших университетов,— писал Пирогов,— это быть маяками, разливать свет на большие пространства и потому стоять высоко и светить» ". Важную роль в сближении университетов с обществом Пирогов отводил периодической печати, которая, по его мнению, должна шире знакомить читающую публику с их жизнью. На иных позициях стояли редакционно-консервативные круги. Им была ненавистна близость университетов к передовым общественным кругам. Они стремились отвлечь университетскую молодежь от общественной борьбы, изолировать университеты от влияния революционно-демократических идей, покончить со студенческими волнениями. Подобные стремления были не чужды и либеральным профессорам (хотя методы борьбы царизма против студенческого движения казались им неприемлемыми). С осени 1861 г., ознаменовавшейся открытым выступлением студенчества против реакционной политики правительства, центральное место в полемике занял студенческий вопрос. Обсуждение его фактически свелось к поискам средств, способных предотвратить повторение студенческих волнений. Правда, либералы руководствовались при этом совершенно другими мотивами, чем правительство: они были искренне уверены, что защищают интересы науки, поскольку студенческие волнения, по их мнению, нарушали нормальный ход академической жизни. В умеренно-либеральной среде выход видели, главным образом, в отдалении университетов от общества и общественной жизни. Так считал, например, Б. Н. Чичерин, убежденный в развращающем действии общественной среды на учащуюся молодежь (при этом, несомненно, имелось в виду влияние на студентов революционных идей). В том же плане высказывались публицисты славянофильского направления. Автор «Университетских писем», напечатанных в газете «День», желал бы так организовать студенческую корпорацию, чтобы изолировать студентов от всякого участия в общественной жизни. В существовании такой корпорации, в сближении между профессорами и студентами он видел лучшее средство против «деморализации» университетов. Редакция «Современной летописи», при ее враждебности к студенческому движению, тоже считала, что в университете должен господствовать исключительно «дух науки». При этом Катков и его окружение решительно возражали против отдельной студенческой корпорации (так как она «ведет к неурядице» и неминуемо явится «раком в организме университета»); они были за общую университетскую корпорацию, которая объединила бы профессоров и студентов. Стремление замкнуть

* «Современник», 1861, No 11, отд. 2, стр. 34—36.
* Там же, стр. 25, 35, 36 и др.
* Н. И. Пирогов. Избр. пед. соч. М., 1953, стр. 353.

студентов в круг исключительно научных интересов было не чуждо и стороннике" открытых университетов". С большой силой и страстностью выступила против подобных мнений рево но-демократическая печать. Высмеял их Н. Г. Чернышевский. «Принцип г. Чичег основателен: наука сама по себе, жизнь сама по себе, и науке нет до нее д иронизировал он.— Из этого, конечно, следует, что если не только учащегося юно: но хотя бы и вполне ученого мужа стали мы сечь, это нимало не помешало бы е: успехам в науках... ученый, разделяющий принципы гг. Ф. Дмитриева и Чичера может безмятежно мыслить о leges barbarorum и областных учреждениях (в время, когда его порют)»". Меткая критика того же взгляда содержалась в ст М. А. Антоновича «Неуважение к науке», направленной против Чичерина. Антонов показал, что проповедь отстранения университетов от общественной жизни направл на борьбу с новыми идеями, за усиление влияния на учащуюся молодежь консервать но-либеральной профессуры. Реакционная точка зрения Чичерина подверглась крит со стороны «Русского слова» * и других журналов и газет, в том числе либераль-ь, едко высмеял ее Костомаров. Он, напротив, считал нужным ликвидировать все тре отделявшие университетских слушателей от остального общества. Вред студенчес | | |

[ocr errors]

корпорации Костомаров усматривал в том, что она «отрывает слушателей от оста-ного общества, побуждает говорить о себе мы, в противоположность с теми, кота находятся за ее пределами»". В том же духе высказывались А. В. Никите А. С. Воронов и другие защитники проекта «открытых университетов». Они хо растворить студенчество в безликой, непостоянной по составу и разношерстной м университетских слушателей, надеясь предотвратить этим студенческие волнения -скрытая цель костомаровского проекта была ясна для современников. Не случай. он вызвал недовольство студентов". Не случайно и то, что проект нашел сторонник = в правящих кругах и, как видно из воспоминаний Б. Н. Чичерина, был момент, кс: правительство подумывало о его проведении в жизнь. Но широкие просветительные тенденции проекта «открытых университетов» б. неприемлемы для реакционеров. Да и действенность его как средства против студ ческих «беспорядков» подвергалась сомнению и даже отрицалась. Редакция «Русск. вестника», ссылаясь на участие вольнослушателей в студенческих волнениях, утвелдала, что уничтожение студенческой корпорации не способно предотврат «беспорядки» в университетах. Между тем, по замечанию одного из сотрудни журнала, эта мера лишила бы университетское начальство и профессуру влия. на студенчество. Подобные нападки не остались без влияния. Проект не был поддер: ни «благонамеренной» частью общества, ни правительством и остался не ЦествленНЫМ. Предлагались и другие средства против студенческого движения. Комиссия * Брадке проектировала среди других ограничительных мер запрещение студенчес сходок, коллективных прошений и т. п. Это, однако, не встретило поддера Либерально настроенные профессора полагали, что не следует раздражать учасуг. молодежь подобными запретами, а нужно, напротив, пойти навстречу «справед ожиданиям» студенчества. В этом они видели непременное условие «спокойс университете. А. Н. Пыпин прямо предостерегал, что проведение в жизнь предложе Комиссии поведет к возобновлению студенческих волнений. В. Д. Спасович на заседа Ученого комитета Главного правления училищ предложил «отменить все став запрещающие студентские общественные учреждения и собрания». Лучше разреше". студенческие сходки под контролем университетских властей, утверждал он, ч: отказом дать студентам повод группироваться вне университета. Мнение Спасов поддержали и другие. Обсуждение студенческого вопроса в условиях тех лет было остро злободневных Идея обобщественном долге университетов оказала решающее влияние на последуюпоколения демократической интеллигенции.

[ocr errors]

Университет и правительство

Реакционная политика царизма была главной помехой в развитии наук образования. Властная опека правительства тяжким бременем лежала на универстах. Мелочная регламентация, вмешательство администрации в греподавание скова: их деятельность. Выборные университетские органы на деле ничего не значили. Делл

* См., напр., А. В. Никитенко. Еще заметка об университетах («С.-Пете бургские ведомости», 1861, No. 265, стр. 1453), А. С. Воронов Мысли о на университетах. Там же, No 252, стр. 1385. } Н. Г. Чернышевский. Полн. собр соч. в 15 т. Т.10. М., 1951, стр. 62. * См. А. Г. фов (А. С. Гиероглифов). Г. Чичерин и его философия «Русск слово», 1863, No 2. * «С.-Петербургские ведомости», 1861, No 237, стр. 1306. * Л. Ф. Пантелеев. Воспоминания. М., 1958, стр. 260.

[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
« ПредыдущаяПродолжить »