Изображения страниц
PDF

С. А. Кугеля*, а также экономистов — С. Г. Струмилина 29, В. С. Немчинова" и других. Их заслуга состоит в том, что они очертили контуры проблемы, дали описание характерных изменений в социальной структу. ре советского общества, проанализировали данные статистики по основным параметрам социальной структуры и мобилизовали их для количественных характеристик изменений ее составных частей по главным хронологическим рубежам: 1917, 1937—1939, 1957—1959 гг. При исследовании объективных тенденций развития социальной структуры общества главное внимание в философской литературе уде. ляется выявлению закономерностей этого развития в ретроспективе и научному прогнозированию перспектив социального развития *. Дости. жения в этой области представляют несомненный интерес для истори. ков, ибо знание общих закономерностей развития, добытых на основе синтеза множества уже известных фактов, составляет необходимую ступень к познанию конкретно-исторического во всем его бесконечном многообразии, к выявлению новых закономерностей на основе тех истори. ческих и статистических фактов, которые еще предстоит получить. Для историков в процессе научного кооперирования принципиальное значение имеет и вопрос о понятийном аппарате смежных общественных наук, который непрерывно обогащается. Следует отметить, что в этой сфере имеется особенно много неясностей, разночтений, спорных трактовок и суждений, а иногда и просто ошибочных оценок. В первую очередь важно унифицировать толкование понятия «социальная структура общества», ибо здесь имеют место различные подходы. Во-первых, философы различают понятия «социальная структура» и «классовая структура». Первое шире и будет функционировать и в коммунистическом обществе, когда исчезнут классы. В. С. Семенов синтезирует оба эти понятия в термине «социально-классовая структура», который широко используется в социологической литературе. Нередко в литературе встречается несколько упрощенное, урезанное толкование этого понятия как определенной совокупности различных классов и социальных групп, отражающей итоги общественно-экономического раз. вития. В таком понимании как бы фиксируется равновесие, устойчи: вость элементов структуры, что ведет к статичности в рассмотрении ее составных частей и их соотношения. Историческая наука, изучающая процессы изменения общественных явлений во времени и пространстве рассматривает социально-классовую структуру общества как систему закономерных связей между классами и социальными группами, находящимися в непрерывном изменении и развитии. Такой подход предполагает два аспекта исследования избран ного объекта: 1) сравнительно-исторический анализ процесса развития структуры в целом и ее составных частей в отдельности, изучение тенден. ций, характера, форм, темпов их динамики в определенных историче

генция. В кн. «Социология СССР». М., 1965; его же. Изменения социальной структуры общества под воздействием научно-технической революции. «Вопросы философии», 1969, No 3. 25 С. А. Кугель. Новое в изучении социальной структуры общества. Л., 1968 29 С. Г. Струм или н. Очерки экономической истории России и СССР. М., 1966 27 В. С. Немчинов. Великая Октябрьская социалистическая революция и изме. нение классовой структуры советского общества. В кн. «Всемирно-историческое значение Великой Октябрьской социалистической революции». М., 1957. ** См. «О закономерностях возникновения и развития социалистического общества» М., 1960 (гл. III. Закономерности изменения и развития классовых отношений в условиях строительства социализма и коммунизма); С. А. Кугель. Закономерности изме. нения социальной структуры общества при переходе к коммунизму. М., 1963; «Стро". тельство коммунизма и развитие общественных отношений. М., 1966; Г. Е. Глезерман. Исторический материализм и развитие социалистического общества.

ских интервалах, а также механизма внутренней мобильности; 2) структурный анализ объекта как совокупности определенных элементов данной структуры в момент ее относительной устойчивости**. Важное методологическое значение для исторического исследования изменений социальной структуры советского общества имеет вопрос о критериях классового членения общества, выяснение основного направления изменений социальной природы тех или иных классов и социальных слоев, рассмотрение процессов социальной дифференциации в органической связи с объективными законами общественного развития в пределах данной социально-экономической формации. Буржуазная социология, взяв на вооружение теорию стадий и конВергенции, делает попытку универсализации методов изучения «единого индустриального общества», в котором якобы теряет свое значение вопрос о собственности для характеристики социальной стратификации. Нередко ссылаясь на основоположников марксистской теории, отцы буржуазной социологии утверждают, что единственным критерием социального членения общества является разделение труда, из которого выводятся группообразующие признаки. В борьбе с буржуазной и мелкобуржуазной фальсификацией марксизма советские социологи проделали большую работу", убедительно показав на материалах как развитых капиталистических стран **, так и развитого социалистического общества *, что общественное разделение труда в классовом обществе порождает социальную дифференциацию лишь через отношения собственности, обмена, распределения. Все более тесное кооперирование общественных наук в разработке вопросов социальной структуры советского общества предполагает взаимный обмен результатами исследования и взаимные проверки отдельных выводов и наиболее принципиальных исходных положений и оценок. В философской литературе имеются суждения и выводы, которые еще нуждаются в дополнительном обосновании прежде, чем они будут приняты или отвергнуты исторической наукой. Так, например, крайне противоречивым является утверждение, что советское социалистическое общество нельзя определить как бесклассовое, но в то же время оно не может быть определено и как классовое общество, «потому что главные черты, характерные для классового общества,— раскол общества на антагонистические классы и эксплуатация человека человеком — ликвидированы» **. Если следовать логике этой аргументации, то с середины 30-х годов советское общество перестало быть классовым. Очевидно, на основе накопленного исторического опыта следует исходить из более Широкого толкования понятия «классовое общество», которое может быть либо классово-антагонистическим, либо классово-единым, классово-одНОрОДНЫМ. Едва ли может быть принят широко используемый социологами термин «полуклассы» в применении к советскому рабочему классу и колхозному крестьянству в условиях социализма * в силу своей качественной

; См. «Проблемы изменения социальной структуры советского общества», стр. 71. М. Андреева. Критика современных буржуазных и ревизионистских теорий "ассов. М., 1959; В. С. С е м е н о в. Проблема классов и классовой борьбы в современ"9" буржуазной социологии. М., 1959; В. С. Сидихменов. Классы и классовая орьба В кривом зеркале. М., 1969. В. С. Семенов. Капитализм и классы. Исследование социальной структуры овременного капиталистического общества. М., 1969, стр. 38—58. в г. Глезерман. Исторический материализм и развитие социалистического "шества, стр. 153, 156—157. 34 м. там же, стр. 113—114. М 9м «От государства диктатуры пролетариата к общенародному государству». ., 1964, стр. 96.

неопределенности. В исторической литературе закрепилось понимание конечного результата видоизменения социальной структуры двух основных классов советского общества в процессе построения социализма как окончательная утрата ими тех классовых черт, которые были порождены расколом общества на эксплуататоров и эксплуатируемых и частной соб. ственностью на орудия и средства производства. При этом сохранились в той или иной степени классообразующие признаки, свидетельствующие об объективной реальности неантагонистических классов. В процессе разработки и обоснования в философской, экономической и исторической науке находится вопрос о так называемом переходном типе социально-экономических отношений. В трактовке сущности этого понятия, а также в методах его применения для качественной оценки Сложных социально-экономических явлений советского общества имеются различные оттенки и спорные суждения, что требует дополнительного, более углубленного изучения этого вопроса и его специального обсужДеНИЯ. Отмечая успехи советских философов и социологов в исследования структуры социалистического общества, подчеркивая необходимость знания их литературы для историка, занимающегося избранной темой, вмес. те с тем надо видеть и специфику исследовательских задач изучения на: званного сложного объекта, стоящих перед исторической наукой. Послед. ние состоят в том, чтобы воссоздать, реконструировать во всем его свое. образии форм и темпов конкретно-исторический процесс революционного преобразования классовой структуры капиталистической России в качественно новую социальную структуру социалистического общества. Философы берут основные элементы структуры и главные качественные рубежи, связанные с революционными скачками. Историки обязаны провести детализированное исследование процесса изменения этой структу. ры по ее элементам, учитывая исторически сложившиеся наслоения, усложнения в структурных образованиях, связанные с наличием докапиталистических пережитков. Так, например, философы берут класс помещиков за одни скобки с классом крупной буржуазии («эксплуататорские классы») и исходят из факта их ликвидации в Октябре 1917 г. Историки обязаны показать состав, численность, социальную психологию, классовые интересы — словом, дать социальный портрет этих классов на исходных рубежах их ликвидации, а затем раскрыть не только содержание, но и специфические формы процесса ликвидации как класса поме щиков, так и класса буржуазии, выявить темпы этих неравнозначных процессов, обосновать их периодизацию, а также осветить исторические судьбы представителей бывших эксплуататорских классов. Если подходить с такой исторической меркой к оценке степени разработанности вопросов социальной структуры советского общества, то оптимистические представления об их изученности на основе обилия философской литературы утрачиваются. «Белых пятен» на этом поле оказывается больше, чем можно было бы предположить. Во-первых, обнаруживается пробел в изучении как раз тех элементов классовой структуры, которые подвергались ликвидации; слабо изучены социально-сословные связи, что осложняет выделение критериев социальных границ (духовенство, казачество). Почти не изучен вопрос о средних, мелкобуржуазных городских слоях, о нэпманской буржуазии. По-прежнему наиболее сложной и наименее изученной остается внутриклассовая структура в ее исторической ретроспективе. Здесь перед историками стоит особенно сложная задача не только обоснования критериев социальных границ, но и выявления пределов их подвижности для различных исторических этапов социально-экономического развития и для раз

личных районов страны. Чтобы судить о степени изученности социальной структуры советского общества в историческом плане, необходимо иметь специальную историографическую литературу вопроса. К сожалению, историографический анализ всей имеющейся литературы под углом зрения данного специфического предмета исследования еще не проведен. Мы стоим сейчас только у истоков этой работы.

В 60-е годы заметно возрос интерес к историографии советского рабочего класса ** и советского крестьянства". Как видно, историография Пишется согласно той же строгой специализации, какая традиционно сложилась в изучении советского общества. Что же касается синтезирующего начала в разработке историографии избранной темы, то оно только намечается. В частности, к таким работам можно отнести названные выше историографические разделы в монографиях, посвященных социально-экономическим отношениям и внутриклассовой структуре. Интересным опытом анализа литературы по истории классов и партий в нашей стране явилась книга, изданная под редакцией М. П. Кима к ленинскому юбилею 37.

В соответствии со сложившимся разделением исследовательского труда рассмотрим историческую литературу 60-х годов, посвященную истории двух классов нашего общества в аспекте избранной темы.

Первыми среди историков советского общества переключили свое внимание на изучение структурных явлений специалисты по истории рабочего класса. В начале 60-х годов они усилили внимание к методологическим и историографическим проблемам структуры рабочего класса“, стали широко использовать данные социологических исследований, проводить научные сессии и конференции, практиковать издания коллективных трудов. Наибольшую известность получили сборники статей по истории рабочего класса 39. В работах Л. С. Гапоненко, О. И. Шкаратана, А. А. Матюгина, Л. С. Рогачевской, А. М. Панфиловой, В. З. Дробижева, А. В. Митрофановой, В. Е. Полетаева, С. Л. Сенявского, В. Б. Тельпуховского и других получили довольно полную разработку вопросы численности и состава рабочего класса, распределения его по профессионально-отраслевому признаку в те или иные периоды исторического развития советского общества 49.

* И. Е. Ворожей кин. Вопросы формирования советского рабочего класса в исторической литературе после XX съезда КПСС. В сб. «Развитие рабочего класса в национальных республиках СССР». М., 1962; Л. Е. Ан к уд и нова. Советская историография о некоторых вопросах развития рабочего класса в период построения социализма (1917—1937). В сб. «Советская историография классовой борьбы и революционного движения в России», ч. II. Л., 1967; Сб. статей «Вопросы историографии рабочего класса СССР». М., 1970.

* В. П. Данилов. Основные итоги и направления изучения истории советского крестьянства. Доклад на научной сессии. В кн. «В. И. Ленин и решение агpаpнокрестьянского вопроса в СССР». М., 1971; Н. Я. Гущин и другие. Основные проблемы историографии крестьянства и сельского хозяйства Сибири. Там же.

* «В. И. Ленин и история классов и политических партий в России». М., 1970.

* См. О. И. Шкаратан. Проблемы и методы изучения социального состава советского рабочего класса. В сб. «Из истории рабочего класса СССР». Л., 1962; Л. А. Гордон. Некоторые вопросы изменения структуры рабочего класса в советском обществе. Л., 1967, и др.

* «Изменения в численности и составе советского рабочего класса». М., 1961; «Формирование и развитие советского рабочего класса (1917—1961 гг.)». М., 1964; «Рабочий } и технический прогресс». М., 1965; «Рабочий класс СССР (1951—1965 гг.)». М.,

" Подробную библиографию литературы по этим вопросам см. в указателе «Социальные изменения рабочего класса СССР в процессе социалистического и коммунистического строительства». М., 1967.

Вопросы социальной структуры рабочего класса частично рассматри. вались в связи с исследованием источников пополнения промышленных рабочих, их социальной мобильности**. Определенное внимание этим вопросам уделяет литература по истории рабочего класса в послевоен. ный период**. Можно сказать, что современная историография вместе с социологи. ей, активно занимавшейся в 60-е годы структурными проблемами веду. щего класса советского общества, подошли в конце десятилетия к новому рубежу, поставив перед собой задачу ретроспективного воссозда: ния динамики социальной структуры советского рабочего класса на протяжении полувека. Эта задача была не из легких. В настоящее время мы имеем пока единственную попытку ее реализации — монографию О. И. Шкаратана **, которая базируется на огромном фактическом материале, полученном из документов первичного статистического учета, вторичного (обработанного) статистического материала, а также данных массовых конкретно-социологических обследований, прове. денных в 60-х годах с участием автора и обработанных им с помощью современных математических методов. Книга нуждается в серьезном рецензировании ввиду важности затронутых в ней проблем. Рассмотрение внутриклассовой структуры совет. ского рабочего класса, ее динамики является сердцевиной монография Однако автор в ряде случаев забывает об осторожности перенесе. ния в историческую науку философских гипотез, рождаемых в изобилия в современных условиях широких конкретно-социологических опытов, результаты которых нередко трактуются весьма субъективистски. Так, вызывает возражение методология определения классовых границ и трактовка вопроса о возрастании неклассовых аспектов структуры советского общества (стр. 112, 119—120). И хотя автор говорит о необходимости крайне сдержанного подхода к рассуждениям о наличии некоей особой социальной группы рабочих-интеллигентов (стр. 324—325), по существу в книге содержится логическое обоснование позиций для такого рода ут. верждений, которые, как известно, развиваются в социологической литературе 44. Видимо, к качественно различным уровням квалификации, профессиональному членению нельзя сводить социальные различия внутри рабочего класса, отождествляя при этом разные системообразующие призна: ки в одной классификации. Теоретическое понимание этого различия необходимо довести до исторической конкретности, продолжая и углубляя

** А. Матюг и н. Источники пополнения состава промышленных рабочих СССР в восстановительный период (1921—1925 гг.). «Доклады и сообщения Института история АН СССР», вып. 12. М., 1957; А. М. Панф и лова. Формирование рабочего класса СССР в годы первой пятилетки (1928—1932 гг.). М., 1964; А. В. Митроф а нова. Источники пополнения и состав рабочего класса в годы третьей пятилетки (1938 — июнь 1941 г.). В сб. «Изменения в численности и составе советского рабочего класса». В. З. Дроб и же в Роль рабочего класса СССР в формировании командных кадров социалистической промышленности (1917—1936 гг.). «История СССР», 1961, No 4. Б. П. Род и он о в. Совхозный отряд рабочего класса как социальная группа. Автореф. канд. дисс. Свердловск, 1967. * В. Е. Полетаев. Изменения в численности и составе рабочего класса СССР в итоге победы социализма. В сб. «Советский рабочий класс на современном этапе» М., 1964; С. Л. Сенявский. Рост рабочего класса СССР (1951—1965). М., 19er, М } еня в ский, В. Б. Тель пуховский. Рабочий класс СССР (1938—1965 гг.) ., 1971. * О. И. Шкаратан. Проблемы социальной структуры рабочего класса (историкосоциологическое исследование). М., 1970. ** См., напр., С. П. Гоголю х и н. Рабочие-интеллигенты — новый слой рабочего класса. «Научные доклады высшей школы. Философские науки», 1965, No 4.

« ПредыдущаяПродолжить »