Изображения страниц
PDF

ется из воспоминаний участников процесса «пятидесяти» 1*, его очевидцев" и современников". Мемуары появились много лет спустя после суда над «москвичами». В научных работах они использованы лишь частично. В силу субъективности, свойственной мемуарам, все события предстают в них сквозь преломление мировоззрения и увлечений авторов з последующий период их жизни. В печати процесс «пятидесяти» отражен в «Правительственном вестнике» и в нелегальных публикациях речей П. Алексеева, С. Агапова, С. Бардиной, Г. Здановича". Нелегальные публикации исследованы недостаточно. Без выявления редакторской правки текстов выступлений революционеров на процессе «пятидесяти» нельзя получить полного представления о революционной акции «москвичей». Ценны также обнаруженные нами в архивах эпистолярные масериалы. Настоящая статья посвящена значению процесса «пятидесяти». На процессе были сформулированы основные программные и тактические принципы членов «Всероссийской социально-революционной организации» («москвичей»). Деятельность этой организации развивалась на хснове обобщения опыта предшественников, участников «хождения в народ», которое выявило глубокое противоречие между социалистическим идеалом революционных народников и действительностью. Не понимая сущности этого противоречия, оставаясь приверженцами крестьинской социалистической революции, «москвичи» пытались извлечь не«оторые уроки из неудачи 1874 г. Первый опыт массового «хождения в народ» породил поиски новых тактических приемов сближения ревоIюционно-демократической интеллигенции с народом. Отправным пунктом в этих поисках послужил факт восприимчивости рабочих к пропаанде социалистических идей, установленный в практике освободительного движения. Сложилось убеждение в целесообразности использования фабричных рабочих в качестве посредников для пробуждения кретьянства к активному участию в грядущей революции. Это убеждение пегло в основу при определении главной сферы практической деятельности «Всероссийской социально-революционной организации». «Москвичи» считали своей задачей «непосредственную деятельность в качестве рабочих среди фабричного населения больших промышленных цент. хов. Причем предполагалось, что организованные фабричные рабочие при постоянных связях с деревней будут наилучшими проводниками оциалистических идей» **. Члены «Всероссийской социально-революционной организации» шли 10 линии дальнейшего углубления связей революционно-демократиче

* И. С. Д ж а бадар и. Процесс пятидесяти. «Былое», 1907, No 8—10; А. О. Лус ашев и ч. В народ! «Былое», 1907, No 3; О. С. Любатов и ч. Далекое и недавнее. Былое», 1906, No 6; Е. Д. Суббот и на. На революционном пути. М., 1928; I. Ф. Цв и л е н е в. Революционер-рабочий Петр Алексеев. М., 1928.

* В. Н. Фигнер. Процесс пятидесяти. «Каторга и ссылка», 1927, No 4; А. Ф. Кои «Воспоминания о деле Веры Засулич». Избранные произведения. М., 1956.

* Э. Пекарский. Рабочий Петр Алексеев. «Былое», 1922, No 19; Ф. Волховк ий. Русский ткач Петр Алексеевич Алексеев, 1900; И. И. Май нов. Петр Алексееич Алексеев (1849—1891 гг.). М., 1924.

* Речь П. Алексеева была напечатана впервые в типографии Н. А. Кузнецова и \. Н. Аверкиева в Петербурге нелегально в 1877 г., а за границей в журнале «Вперед» (Лондон, 1877, т. V). Об изданиях этой речи см. «Вестник МГУ», серия IX (истоия), 1965, No 5, стр. 83—84. Речь С. Бардиной была напечатана в той же типографии в Петербурге, а за границей — в журнале «Вперед» (1877, т. V). См. также «Общее дето», Женева, 1877, No 2; сб. «Детоубийство, совершаемое русским правительством». 1877. Речи С. Агапова и Г. Здановича опубликованы впервые в журнале «Вперед». Лондон. 1877, т. V.

} ЦГАЛИ, ф. 1185, oп. 1, д. 143, л. 43 (неопубликованные воспоминания В. Н. Фиг. 1ер).

ской интеллигенции с народом. Важнейшим принципом «москвичей» яви, лось включение в состав революционной организации наряду с интелли гентами передовых рабочих. «По плану организации — вполне рациональному и практичному— писал о «москвичах» С. М. Степняк-Кравчинский,— надлежало образе вать сперва революционные кадры из городских рабочих, доступных про паганде, чтобы потом вместе с ними двинуться в деревни» ". Руководст вуясь уставом организации, «москвичи» развернули пропагандистскую деятельность среди фабричного населения Москвы, Иваново-Вознесен ска, Тулы, Киева и Одессы. Впервые был установлен тесный контак: между революционно-демократической интеллигенцией и революционе рами из рабочих. Пропаганда революционных народников оказала опре деленное влияние на формирование передовых деятелей рабочей демок ратии — Петра Алексеева, Семена Агапова, Филата Егорова и других Своеобразным завершающим этапом деятельности «москвичей» явн лась их революционная акция на процессе «пятидесяти». } При определении своей тактики на суде «москвичи» учитывали пози і цию правительства. Оно сделало публичным и гласным это первое дело о «хождении в народ», надеясь развенчать революционеров перед лицом русского и европейского общественного мнения. Такая тактика опреде лила тенденциозный подбор состава Особого присутствия Правительст вующего сената для рассмотрения дел о государственных преступлениях которому был вверен суд над «москвичами»". Согласно предписанию , свыше судьи должны были осудить многих, не взирая на отсутствие про i тив них существенных улик. По словам А. Ф. Кони, сенатор Б. Н. Хве , стов сетовал в разговоре с ним в феврале 1877 г. на свое затруднительно : положение во время процесса: «Мы просто не знаем, что делать: вед, против многих нет никаких улик». В ответ на негодyющую реплик А. Ф. Кони, недопускавшего и мысли об осуждении невиновных, Б. Н. Хв стов не думал скрывать, чью волю выполняют члены Особого присут ствия Правительствующего сената «„Да,— сказал мне не конфузясь не сколько Хвостов,— читаем в воспоминаниях А. Ф. Кони,— хорошо Ва" : вчуже то говорить, а что скажет он?" И он показал в сторону государ». продолжающего говорить с Паленом... Что скажет граф Пален?» *. Александр II проявлял постоянное внимание к процессу. Правитель ство попыталось использовать гласность для «противодействия зловрей ному направлению молодежи» **. Мнение военного министра Росс Д. А. Милютина отражало настроение правящих кругов. В обвинител: ном акте, составленном 30 ноября 1876 г. К. Н. Жуковым, были учтены правительственные рекомендации. Обвинительный акт устанавливал «не сомненное существование тайного организованного сообщества, задавше гося целью ниспровержения существующего порядка управления и вод ворения анархических начал в русском обществе°. Согласно обвин тельному акту, организация возникла в результате усилий «эмиссаре из-за границы». В этом тезисе выразилось стремление прокурора отря цать наличие отечественной почвы для революционного движения. Фак участия рабочих в освободительной борьбе низводился в обвинительно* акте до единичных выступлений «нескольких весьма немногих рабочих" которых «удалось сбить спути» **. Подобная трактовка позволила проку

* С. М. Степняк-Кравчинский. Софья Ларионовна Бардина. Женев1883, стр. 12. . * Состав суда см. «Процесс пятидесяти». М., 1906, стр. 1. * А. Ф. Кони. Избранные произведения. М., 1956, стр. 504. * Д. А. Милютин. Дневник. М., 1949, стр. 144—145. * «Процесс пятидесяти», стр. 39. * Там же, стр. 40.

уру подчеркнуть, что «обвиняемые встречались с полным несочувствием абочего класса», и «преступная деятельность членов общества не была :Пешна». Каков был состав обвиняемых? По обвинительному акту подсудимых яло пятьдесят, из них треть женщин. Привлечение к суду значительной уппы женщин из привилегированных семей возбуждало всеобщее вниание. Интерес общественности к процессу «пятидесяти» был вызван кже и тем, что среди подсудимых было 14 рабочих (т. е. 28% общего сла обвиняемых). «Большая часть подсудимых,— сообщала 27 февIля 1877 г. «Неделя»,— принадлежит к привилегированным сословим, а именно дворян — 16, в том числе один князь; происходящих из ховного звания — 4, бывших студентов высших учебных заведений — и разночинцев — 11, всего — 36 человек» **. Что намеревались противопоставить революционеры и их защитники авительственной тактике огульного обвинения? После ознакомления обвинительным актом большинство подсудимых договорилось о своем ведении на суде. В Доме предварительного заключения обсуждались чи, которые предстояло произнести на суде П. Алексееву, С. Бардий, Ф. Егорову. Ораторы были выбраны не случайно. Они представли различные социальные группы, действующие в тесном контакво «Всероссийской социально-революционной организации». От имени бочих должен был выступить Петр Алексеев“. От лица народнической теллигенции — С. Бардина". Впервые в истории русского освободильного движения были согласованы принципы поведения членов реворционной организации перед царским судом с целью использовать субную трибуну для пропаганды идейно-политических взглядов революонных разночинцев. «Москвичи» готовились к поединку с представитями официальной России. В доме предварительного заключения знали о планах «москвичей». к, 19 февраля 1877 г. Я. Гурович * писал о предстоящем суде над сероссийской социально-революционной организацией»: «МосковIй процесс... должен будет доказать собою тот важный факт, что золюционные идеи проникли всюду»°. Письмо дышит сознаем большого агитационно-пропагандистского значения предполагаех выступлений «москвичей» с судебной трибуны и свидетельствует намерении революционеров усилить общественный резонанс предстояго суда над «москвичами». Автор письма, адресованного из дома едварительного заключения подполью, рекомендует обнародовать сле суда полный стенографический отчет процесса «пятидесяти». «Москвичи» не были одиноки в своем стремлении противостоять обнению, они нашли поддержку среди либерально настроенной «защи». Подсудимые и защитники 39 согласовали свою линию поведения долго до суда. Сочувствие адвокатов «москвичам» было связано не

* «Неделя», СПб., 1877, No 9, стр. 294.

* «Выбор наш пал на Петра Алексеева,— вспоминал И. С. Джабадари («Былое», 7. No 10, стр. 193).

* «Речь Бардиной,— по свидетельству И. С. Джабадари,— была написана по сошению ее с ближайшими подругами своими и была передана в рукописи и нам» ,ылое», 1907, No 10, стр. 194).

* Яков Гурович — студент Медико-хирургической академии, судился по делу каской демонстрации 6 декабря 1876 г. и был приговорен к ссылке в Сибирь (ЦГИА сР, ф. 1405, oп. 74, д. 7820, л. 157).

* ЦГИА СССР, ф. 1016, оп. 1, д. 199, л. 40 об.

* Среди защитников на процессе «пятидесяти» были известные русские адвокаты: Д. Спасович, Г. В. Бардовский, А. А. Ольхин, В. Л. Боровиковский, Е. В. Корш, 2. Люстиг и В. Н. Герард.

только с личными симпатиями. В декабре 1876 г. В. Д. Спасович в разг } воре с И. С. Джабадари в Петропавловской крепости заметил: «Вы в таки работаете не для социальной революции, нет, она еще далеко, а p: чищаете только путь нам,— „буржуа-либералам", как вы нас называе. и только. Мы воспользуемся вашим трудом и вашими жертвами»31. 3: щитники «москвичей» отдавали себе отчет в произволе Особого прист ствия Правительствующего сената в условиях реакции. Они сознава: свое бессилие помочь подсудимым с юридической стороны, так как п: говор суда был предрешен. Поэтому адвокаты предполагали сосредот" чить внимание аудитории на опровержении обвинений революционер: в безнравственности. Намерение подсудимых и их защитников против действовать правительственным обвинениям определило характер пр ний на процессе «пятидесяти», открывшемся 21 февраля 1877 г. Перед взором немногочисленной публики, допущенной в зал Пет: бургского окружного суда по специальным билетам, предстали с первег, же дня две противоборствующие силы: революционеры и пристрастный суд. Вопреки утверждению обвинительного акта ни один из обвиняемя, не признал себя виновным «в составлении и участии в противозаконн : сообществе». Владимир Александров, Петр Алексеев и Софья Барди, отказались от каких бы то ни было ответов на вопросы относите. их революционной деятельности**. Попытка судей изолировать подсуд". мых друг от друга, разделив их на группы для производства судебно следствия, натолкнулась на энергичный протест революционеров и их в щитников **. В течение всего процесса не сходят с уст председателя суд гневные реплики: «Молчать, я прикажу Вас вывести вон!». Подсудимы стремятся подчеркнуть натяжки во многих положениях обвинения, гд: тасовку жандармами фактов, разноречивость ряда показаний на суд: и во время предварительного следствия. С судебной трибуны выстузли «по существу дела» Иван Джабадари, Петр Алексеев, Семен Агап 3. Михаил Чикоидзе, Анна Топоркова, Александр Цицианов, Николай Ц: ленев". Во всеподданнейшем докладе III Отделения от 25 февра: 1877 г. говорилось: «Обвиняемые в числе пятидесяти человек ведут себя несдержанно, и некоторые из них позволяют себе высказывать, что с 4 не нуждаются в защите ввиду того, что суд уже предрешил их учас. что все ими содеянное не есть преступление»°. На следующий д: царю сообщали: «Подсудимые в своих показаниях постоянно, при в: ком удобном случае упоминали об оскорблениях и даже побоях, которая их будто бы подвергали при аресте полицейские власти»". Дезориент: рующие суд вопросы и заявления подсудимых вызывали гнев и раздржение сенаторов: «По делу пятидесяти судебное следствие велось оч: бурно. Обвиняемые делали разные заявления резкого свойства, су теряли самообладание»". Поведение подсудимых во время судебно следствия явилось протестом против судебных порядков. В связи с э: процесс «пятидесяти» был назван на страницах журнала «Вперед» «ве: кой стратегической ошибкой во внутренней политике» * правительст Судебное следствие не дало прокурору новых улик против револ: ционеров. Он повторил в своей речи основные тезисы обвинительнегc

[ocr errors]
[ocr errors]
[ocr errors]
[ocr errors]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]

а. Против них и были направлены выступления защитников (7— арта 1877 г.) и речи подсудимых (9 марта 1877 г.). Первым из адвоoв говорил В. Д. Спасович. Вопреки намерению прокурора очернить судимых, адвокат отдал дань уважения революционерам: «У них » некоторые качества, которых в наше время недоставало: намеренпредпочтение, отдаваемое черной работе, тяжкому труду, сознательстремление посвящать себя этому труду» °. Присяжный поверенный А. Ольхин уделил главное внимание опровержению мнения прокуроо «безнравственности» обвиняемых. 7 апреля 1877 г. в агентурной иске III Отделения отмечалось: «Ольхин увлекся до того, что произпо поводу подсудимых женщин панегирик тем женщинам, которые киснут в задних комнатах наших квартир, а пытаются создать себе тельность более широкую и тратят свои силы с таким беспримерным оотвержением»". Во время процесса царю докладывали о «предоительном» поведении этого адвоката, а также о «жаркой полемике» сяжного поверенного Г. В. Бардовского с прокурором ". На суде етливо проявились демократические симпатии В. Л. Боровиковско* Взволнованный первоначальным осуждением революционерок на оргу, он проявил инициативу при подаче от имени всех защитников сационной жалобы в Сенат об отмене каторжных работ для женщин. е возмущение жестоким, бесчеловечным, необоснованным даже с юриеской точки зрения приговором суда, выразил 9 марта 1877 г. в своей и защитник В. Н. Герард: «Сердце надрывается, сколько гибнет моых сил, и из-за чего? Ведь не подлецы же эти люди! Вы, которые следуете их, не скажете, что они руководствовались какими-нибудь екорыстными убеждениями, нет... добро бы, действительно то, в чем виновны перед законсм, подходило бы под эту кару, но нет, для го делают невозможные обобщения, для этого делают неподходящие яжки... Как бы ни был мал срок каторжных работ, для подсудимых будет смерть» **. Вера Фигнер отмечала в своих воспоминаниях патию и сочувствие защитников к подсудимым: «Политическая зага процесса стояла на высоте... Шаг за шагом они разбивали обвиие» **. Защитники сумели показать высокий моральный облик рево(ионеров, выразили негодование по поводу пристрастности судей и самым выступили против порядков в самодержавно-крепостничей России. Поведение «защиты» на процессе немало содействовало личению его политического значения и влияния на общественные "ГИ. Особое место среди событий процесса «пятидесяти» занимает засеие Особого присутствия Правительствующего сената 9 марта 1877 г. золюционеры выступили в этот день с опровержением основных тезиобвинения. В исторической литературе стало традицией говорить при сании процесса «пятидесяти» только о речах П. Алексеева, С. Агаа, С. Бардиной и Г. Здановича, так как эти речи были опубликованы елегальной печати. Однако судебный протокол называет имена восьораторов: «Филат Егоров, Семен Агапов, Михаил Чикоидзе, Влади

* В. Д. Спасов и ч. Соч., т. VI. СПб., 1894, стр. 161. * ЦГИА СССР, ф. 1405, оп. 534, д. 1129, л. 2. * ЦГАОР СССР, ф. 109, 3-я эксп., д. 144, ч. 127, т. II, л. 145об., 166. "Адвокат правдиво изобразил стремления народников в стихотворении «К судь». Оно посвящено Лидии Фигнер, подсудимой «процесса пятидесяти». В марте 1877 г. хотворение было тайно напечатано в Петербурге. «Русская подпольная и зарубежI печать». М., 1935, стр. 181. * «Вперед», Лондон, 1877, т. V, стр. 137—138. В официальном отчете о процессе эти ва были исключены. * В. Н. Фигнер. Соч., т. 5. М., 1929, стр. 195.

стория СССР, No 5

« ПредыдущаяПродолжить »