Изображения страниц
PDF
[ocr errors][merged small]

В настоящее время, когда происходит дальнейшее совершенствование форм и методов руководства промышленностью, большое значение имеет изучение опыта прошлых десятилетий социалистического строительства, когда решались актуальные и поныне задачи создания системы управления высокоразвитой индустрией, ее перевода на хозяйственный расчет, концентрации производства и т. д. В этой связи большой интерес представляет история трестирования промышленности. Однако в нашей литературе до сих пор нет ни одной специальной работы ни о трестировании, как сложном социально-экономическом процессе, ни об опыте хозяйственной работы советских трестов 1921—1930 гг. Правда, в общих исторических, историко-юридических и историко-экономических исследованиях эта тема часто затрагивалась, но делалось это в связи с освещением других проблем ". В настоящей статье мы попытаемся вскрыть сущность процесса трестирования, установить его хронологические рамки и этапы развития, определить место и значение трестов в истории промышленного строительства. Переход к нэпу обусловил необходимость внедрения хозяйственного расчета, который наряду с такими принципами хозяйственного управления, как единство политического и экономического руководства, демократический централизм, единоначалие, материальная и моральная заинтересованность в развитии общественного производства, стал одним из важнейших рычагов промышленного прогресса. Начавшаяся в 1921 г. коренная реорганизация системы управления обусловила появление хозрасчетной организационно-хозяйственной формы производственных объединений — трестов. В чем же крылись причины такой реорганизации? Существовавшая до этого система централизованного снабжения промышленных предприятий материальными и денежными средствами изжила себя. Она не ставилась в прямую зависимость от результатов производственной деятельности предприятий, не заинтересовывала их в улучшении качественных показателей, в снижении издержек производства, в совершенствовании организации производства и т. д. Жесткая централизация системы управления промышленностью приводила к распылению материальных, продовольственных и людских ресурсов между большим количеством мелких предприятий, что вызывало перебои в снабжении наиболее важных для государства предприятий и вело к нерациональному использованию ограниченных государственных ресурсов. Главки, сыгравшие в годы гражданской войны положительную роль, в новых условиях уже не могли оперативно руководить производственной деятельностью, сдерживали

* Историографию вопроса см. в нашей статье в журнале «Вопросы истории», 1967, No 1. После этой статьи вопрос о трестах 20-х годов затрагивался в общих работах Б. В. Ракитского «Формы хозяйственного руководства предприятиями» (М., 1968) и А. М. Рубина «Организация управления промышленностью в СССР (1917— 1967)» (м., 1969).

инициативу мест и часто не учитывали специфических местных особенНостей. Трестирование промышленности было органически связано с переводом ее на хозрасчетные основы. Процесс этот протекал медленно, так как хозрасчетные принципы вырабатывались и закладывались постепенно — сначала они внедрялись трестами в легкой и пищевой промышленности, а потом уже в тяжелой. Первыми признаками перевода трестов и автономных предприятий на основы хозрасчета было снятие их с государственного снабжения и предоставление им права самостоятельно заготовлять сырье, топливо, реализовать на рынке часть своей продукции и т. п. Внедрению хозрасчета способствовало проведение трестами концентрации промышленного производства в наиболее крупных и хорошо оборудованных предприятиях. Главной же целью хозяйственной деятельности трестов было увеличение источников накопления для осуществления расширенного воспроизводства. Основные принципы организации трестов были разработаны на основе решений X съезда партии и X партийной конференции. Наказ СНК от 9 августа 1921 г. «О проведении в жизнь начал новой экономической политики» и утвержденные 12 августа 1921 г. СТО «Основные положения о мерах к восстановлению крупной промышленности, поднятию и развитию производства» были первыми и наиболее важными документами, которые впервые сформулировали как важнейшие принципы трестирования, так и основные элементы хозяйственного расчета". Издание этих документов следует считать закреплением государством линии на трестирование промышленности, так как Президиум ВСНХ РСФСР получил право по соглашению с ВЦСПС самостоятельно утверждать положения новых трестов. В дальнейшем XI партийной конференцией и IX Всероссийским съездом Советов с особой силой подчеркивалось требование положить хозрасчет и план в основу работы промышленных трестов". Еще в июле 1921 г. Президиум ВСНХ РСФСР разработал первые подробные положения о двух производственных объединениях: крупных льняных фабрик Костромского и Муромского районов ——«Льноправление» — и лесной промышленности Севера — «Северолес». На основе этих положений и были организованы первые советские тресты — «Льноправление» (28 июля 1921 г.), «Северолес» (18 августа 1921 г.) и др.* Для руководства трестированием Президиум ВСНХ РСФСР создал в своем составе специальный экономический отдел и организовал совместную с ВЦСПС «Комиссию по восстановлению крупной промышленности». Их задачей явилось определение тех отраслей промышленности и отдельных предприятий, которые необходимо было трестировать в кратчайшие сроки, а также разработка положений трестов, составление плана финансирования отдельных трестов и т. д. Таким образом, ВСНХ пытался сосредоточить руководство ходом трестирования в своих руках В основе трестирования лежали принципы концентрации и комбини. рования промышленного производства, сосредоточения сырья в районе расположения объединяемых трестом предприятий. Основным критерием при определении необходимости трестирования отрасли промышленности или отдельных ее предприятий была степень их важности для восстановления хозяйства страны". Следует отметить, правда, что процесс

* См. СУ, 1921, No 59, ст. 403; No 63, ст. 462.

* См. «КПСС в резолюциях...», ч. 1. М., 1954, стр. 588—594; «Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйственным вопросам», т. 1. М., 1957, стр. 295—297. , " См. «Русская промышленность в 1921 году и ее перспективы. (Отчет к IX съезду Советов)». М., б/г, стр. VII.

* См. там же, стр. Хі.

трестирования в 1921—1923 гг. развивался очень быстро и содержал в себе элементы стихийности. Тресты создавались на следующих организационных принципах: а) однородность предприятий, связанных территориально. Это делало возможным концентрировать производство на наиболее оборудованных предприятиях и наиболее экономно и технически целесообразно распределять производственные процессы (горизонтальное трестирование); б) территориальная общность не обязательно однородных предприятий. Такое объединение давало возможность лучше обеспечить предприятия сырьем, топливом, продовольствием и др. (природное комбинирование); в) исключительная государственная важность производства (нефть, каменный уголь и т. д.); г) объединение предприятий, дополняющих друг друга в процессе производства". Таким образом, создавая сравнительно крупные локальные хозяйственные единицы в промышленности, где топливо, сырье и полуфабрикаты сосредотачивались для производства основного окончательного продукта внутри производственного объединения, а недостаток ресурсов восполнялся за счет товарооборота, ВСНХ правильно руководствовался соображениями экономической обоснованности, рациональности и выГОДЫ. Следует отметить, что в первые годы трестирования (1921/22— 1922/23) преобладали тресты, созданные по принципу однородности производства. Принцип комбинирования, который не получил широкого распространения в промышленности дореволюционной России, внедрялся очень медленно. Вертикальный принцип трестирования (объединение в отраслевом разрезе) применялся также довольно редко. В июле — ноябре 1921 г. были созданы тресты «Льноправление», «Северолес», «Химуголь», «Фармаправление», «Чаеуправление», «Югосталь», «Анил-заводы», «Цинкосвинцовый трест», «Уралплатина», «Лакокраска», «Западоль» (Украина), «Ацетометил», «Лензолото», «Ураласбест», «Днепролес» и др. " Прежде всего в тресты объединялись предприятия, работавшие на нужды массового потребителя. Трестирование успешно распространялось также в металлургии и химии, от развития которых зависело быстрое восстановление всей промышленности и народного хозяйства страны. Наиболее интенсивно проходил процесс трестирования в промышленности Центра и Северо-Западной области. Так, организационное оформление трестов петроградской промышленности в основном завершилось уже к началу 1922 г. За ноябрь — декабрь 1921 г. президиумами Петроградского совнархоза и Северо-Западного промбюро было санкционировано создание 17 трестов (Машиностроительный, Гвоздильный, Кожевенный, Судостроительный, Массового производства, Полиграфического производства, Электромашиностроительный, Текстильный, Жировой, Красочного производства, Табачный, Швейный и др.). В их составе было объединено 143 предприятия. К сентябрю же 1922 г. в Северо-Западной области насчитывалось уже 46 трестов". Быстро возникали тресты и в других экономических районах страны (Юг, Урал и т. д.). Уже к 10 декабря 1921 г. Президиумом ВСНХ РСФСР были утверждены уставы 23 трестов (из них в металлургической

* См. «Русская промышленность в 1921 году и ее перспективы. (Отчет к IX съезду Советов)», стр. XII.

* См. там же, стр. XXVIII.

* См. «Отчет Северо-Западного промбюро ВСНХ о состоянии петроградской промышленности за IV квартал 1921 г.». Пг., 1922, стр. 3—4; ЛГАОРСС, ф. 1552, оп. 9, д. 21.

промышленности—2, в текстильной —9, горнохимической —5, деревообрабатывающей —3, пищевой —1). В непосредственном управлении ВСНХ РСФСР к этому времени оставались только военная, каменноугольная (кроме сданных в аренду мелких шахт) и торфяная (кроме отдельных разработок, вошедших в созданные комбинированные объединения) отрасли промышленности". К сентябрю 1922 г. трестированием были охвачены почти все важнейшие отрасли промышленности. В электротехнической, швейной, текстильной, горной, каменноугольной, нефтяной, полиграфической, химической, бумажной, деревообрабатывающей, силикатной, металлической, кожевенной и пищевой отраслях было создано 430 трестов. Они объединяли 4144 предприятия, в которых работали 976942 человека (88% рабочих этих отраслей) 19. Трестирование охватило и предприятия, подчиненные органам местного управления. Так, в 1921/22 г. по 25 губерниям РСФСР из 4819 предприятий местного подчинения с 203988 рабочими и служащими в губернские тресты было объединено 1436 предприятий с 142593 рабочими". Однако первые тресты местной промышленности отличались незначительной степенью концентрации производства и рабочей силы (иногда менее 100 рабочих) и лишь номинально объединяли отдельные, не связанные друг с другом в производственно-хозяйственном отношении мелкие заводы и мастерские одной отрасли. Никакого перераспределения сырья или топлива между предприятиями в таких трестах не происходило. Отсутствовала в них и концентрация промышленного производства на наиболее оборудованных отдельных предприятиях, так как тресты допускали работу всех их с далеко не полной производственной загруженностью. Объединялись лишь коммерческие операции предприятий и упрощалась работа губсовнархозов по руководству их производственной ДеЯТеЛЬНОСТЬЮ. На первом этапе трестирования (1921—1922 гг.) происходило первоначальное организационное оформление трестов. Характеризуя ход тре. стирования, председатель ВСНХ РСФСР П. А. Богданов в конце 1922 г. с полным основанием заявлял, что «в общем принятый тип организации промышленности в условиях нэпа оказался вполне правильным и оправ. дал себя». Богданов верно излагал линию партии и государства о переводе промышленности на хозрасчет путем трестирования, но несколько преждевременно объявлял процесс трестирования законченным". Он продолжался и в последующие годы. К середине 1923 г. ВСНХ учитывал уже 478 трестов, из которых 133 было центральных (они были подведомственны ВСНХ) и 345 местных. В металлургической промышленности было 56 трестов, в текстильной — 52, силикатной — 46, кожевенной — 40, пищевой —45, химической —33, горной —20. Производственная мощность трестов была далеко не одинакова. Так, по сведениям 380 трестов, представивших в ВСНХ данные за первый квартал 1922/23 г., 170 трестов с числом рабочих до 500 человек объединяли 1001 предприятие, на которых работало 37 610 человек. Другими словами, 44,7% трестов охватывали 30,3% всех трестированных предприятий и 4,5% рабочих (на каждый трест в среднем приходилось 221 рабочий и 6 предприятий). Тресты с числом рабочих до 1 тыс. человек (их было 240, т. е. почти две трети всех трестов) объединяли всего 10% рабочих трестированной промышленности. На один трест при этом приходилось всего около 360,

[ocr errors]

а на одно предприятие — несколько больше 50 рабочих. Это были, в основном, мелкие тресты, имеющие значение для развития местных хозяйственных комплексов. 99 трестов (26% общего их числа) с числом рабочих от 1 тыс. до 5 тыс. объединяли 28,5% предприятий и 28% рабочих трестированной промышленности. В среднем на один трест этой группы приходилось 2350 рабочих, а на одно предприятие — около 250 рабочих. Тресты этой группы имели важное значение для народного хозяйства страны. И, наконец, самые крупные тресты (41 трест) с числом рабочих от 5 тыс. и выше составляли около 11% общего числа трестов и объединяли больше 23% предприятий и 62% всех рабочих. В среднем на один трест труппы приходилось 12,5 тыс. рабочих. Большинство из них относилось к текстильной (17 трестов) и металлургической (12 трестов) отраслям промышленности 13. Спешка с трестированием важнейших отраслей промышленности привела к включению в создаваемые объединения множества мелких и технически плохо оснащенных предприятий, что осложняло перевод трестов на хозрасчетные основы и концентрацию производства. Многие тресты оказались не в состоянии удовлетворительно наладить производство, полностью использовать мощность оборудования своих предприятий, овладеть рынком. Загруженность предприятий в таких трестах оставалась крайне низкой и это вызывало резкое повышение себестоимости продукции. Так, по данным производственных программ на 1922/23 г. загрузка предприятий по Петроградскому машиностроительному тресту составляла всего 12—15%, по Петроградскому судостроительному тресту —20% и т. д. 14 Кроме того, в первые годы трестирования в новую организационную структуру промышленности механически были перенесены многие черты системы управления периода гражданской войны: нередко прежние «кусты» и районные отделения бывших главков были только переименованы в тресты. Например, Московский кожевенный трест возник из прежнего управления «Москожа», «Резинотрест»— из бывшей «Главрезины» и т. д. 15 Технопромышленная инспекция НК РКИ в 1921/22 г. провела обследование 30 трестов, вскрыв многочисленные отрицательные стороны их работы 1°. Президиум ВСНХ тогда же отмечал, что спешка с реорганизацией управления всей государственной промышленностью привела к объединению в тресты предприятий без достаточного их изучения и выявления роли и значения для экономики того или другого района". При организации трестов часто недостаточно учитывались и оценивались размеры оборотных средств, которые выделялись на нужды промышленности центральными и местными органами, что приводило к затруднениям в снабжении предприятий сырьем и топливом и в организации сбыта продукции. Отсутствие достаточных оборотных средств, содержание государством бездействующих предприятий, слабая загруженность заказами действующих фабрик и заводов и ряд других факторов еще больше увеличивали накладные расходы трестов, способствовали удорожанию их продукции, что вело к обострению затруднений со сбытом.

** См. «На новых путях», вып. 3. М., 1923, стр. 31. из См. «Народное и государственное хозяйство СССР к середине 1922/23 г.». М., 923, стр. 228.

* См. «Наша трестированная промышленность (по данным Технопромышленной инспекции)». М., 1922, стр. 2.

* Там же, стр. 1—71.

" ЦГАНХ СССР, ф. 3429, оп. 99, д. 169, л. 115.

« ПредыдущаяПродолжить »