Изображения страниц
PDF

Состав дворянства Европейской России в первой половине XIX в."

1816 г. 1858 г. Районы и губернии ПОТОМСТВеН-| лиЧНЫХ Потомствен-| личных ных дворян) дворян Всего ных дворян) дворян Всего Центрально-промышленный 1. Московская 1979 6131 8110 5581 7687 13268 2. Владимирская 850 1047 1897 1292 1988 3280 3. Калужская 1593 805 2398 1661 1114 2775 4. Ярославская 639 995 1634 1352 1037 2389 5. Костромская 929 784 1713 2321 1431 3752 6. Нижегородская 412 1083 1495 1568 2503 4071 7. Тверская 1765 900 2665 2526 1969 4495 И того . 8167 11745 19912 16301 17729 34030 % 41,02 58,98 100 47,90 52,10 100 Центрально-земледельческий 1. Воронежская 2082 1203 3285 2872 2414 5285 2. Рязанская 2026 3530 5556 3926 1459 5385 3. Тамбовская 2450 1280 3730 2637 1537 4174 4. Орловская 2042 1273 3315 2750 1844 4594 5. Курская 4925 1719 6644 6097 2230 8327 6. Тульская 2166 980 3146 3534 1555 5089 И того . . . | 15691 9985 25676 21816 11039 32855 % 61,11 38,89 100 66,40 33,60 100 Северный 1. Архангельская - 910 910 364 1348 1712 2. Вологодская 622 230 852 695 1870 2565 Итого . . 622 1140 1762 1059 3218 4277 % 35,31 64,69 100 24,77 75,23 100 Северо-Западный 1. Петербургская 2053 19140 21193 11730 14683 26413 2. Новгородская 958 529 1487 3458 1566 5024 3. Псковская 1396 730 2126 1582 1085 2667 4. Олонецкая 123 210 333 620 779 399 И того 4530 20609 25139 17390 18113 35503 % 18,02 81,98 100 48,98 51,02 100 1. Смоленская 13053 953 14006 7846 1517 9363 % 93,20 6,80 100 83,80 16,20 100 Среднее Поволжье 1. Казанская 522 225 747 1170 1762 2932 2. Пензенская 497 1166 1663 1747 951 2} 3. Симбирская 1760 681 2441 1328 1146 2474 | И того . . . 2779 2072 4851 4245 3859 8104 % 57, 28 42,72 100 52,39 47,61 100 Нижнее Поволжье и Северный Кавказ 1. Саратовская 1524 1179 2703 1774 1553 332 2. Астраханская 362 639 382 1226 1608

Таблица 3 (продолжение)

1816 г. 1858 г. Районы и губернии Потомствен-| личных Потомствен-| личных ных дворян) дворян Всего Ных дворян| Дворян Всего 3. Кавказская (Ставрополь- ская) 829 274 1103 443 1092 1535 4. Самарская - - - 694 1681 2375 И того . . . 2630 1815 4445 3293 5552 8845 % 59,17 40,83 100 37,24 62,76 100 Южное Приуралье 1. Оренбургская 3208 1386 4594 2906 2287 5193 % 69,84 30,16 100 55,96 44,04 100 Прибалтика | 1. Эстляндская 767 331 1098 1537 526 2063 2. Лифляндская 3276 689 3965 2094 1179 3273 3. Курляндская 910 1076 1986 2293 905 3198 И того . . .| 4953 2096 7049 5924 2610 8534 % 70,27 29,73 100 69,42 30,58 100 Левобережная Украина 1. Харьковская 4830 1285 6115 5142 3112 8254 - 2. Черни, овская 8535 3999 12534 4951 5505 10456 3. Полтавская 9218 3434 12652 4935 6098 11033 Итог о . . . [ 22583 8718 31301 15028 14715 29743 % 72,15 27,85 100 50,53 49,47 100 Новороссия 1. Екатеринославская 2862 2135 4997 2986 2287 5273 2. Херсонская 887 1891 2778 5800 5229 11029 3. Таврическая 20() 1750 1950 1593 1745 3338 4. Земля Войска Донского 1585 - 1585 5163 1455 6618 5. Бессарабская 364 138 502 1743 2200 3943 И того . . . | 5898 5914 11812 17285 12916 30201 % 49,94 50,06 100 57, 23 42,77 100 В сего . . . | 84114 66433 150547 | 113093 93555 206648 % 55,87 44, 13 100 54,73 45, 27 100

" Для составления таблицы 2 использованы те же источники, что и таблицы 1. Из-за несопоставимости сведений о соотношении потомственных и личных дворян мы не включили данные по западным губерниям и Сибири. Нами специально выделена территория Смоленской губ. Таблица содержит сведения о численности дворян мужского пола; в графу «личные дворяне» включены также дети обер-офицеров.

Из таблицы 2 видно, что повышенный удельный вес дворянства соответствовал более высокому проценту крепостного крестьянства. По V ревизии самый высокий процент крепостного крестьянства наблюдался в Литве, Белоруссии, на Правобережной Украине, а также В Центрально-промышленном районе.

К середине XIX в. в этих районах сохранилось такое же соотношение между численностью дворян и крепостных крестьян.

Следует специально остановиться на Новороссии. Это был единственный район России, где в 80-х годах XVIII — первой половине XIX в. при снижении удельного веса дворянства на 0,31% (с 1,29 до 0,98%) вырос процент крепостного крестьянства — на 0,12% (с 32,81 до 32,93%). Чем объясняется такое отклонение в условиях, когда удельный вес крепостного крестьянства снижался во всех других районах страны? Как известно, с начала XIX в. уже не практиковалась раздача незакрепощенного крестьянства помещикам. Однако в Новороссии в 1829—1830 гг. за помещиками было записано сразу почти 30 тыс. душ м. п. так называемых «безгласных людей» 59, т. е беглых из других районов страны, что и привело к некоторому повышению удельного веса частновладельческого населения в этом районе. В целом данные таблицы 2 свидетельствуют о том, что в условиях кризиса крепостнической системы происходило постепенное падение удельного веса не только дворянства, но и крепостного крестьянства, отражавшее процесс разложения старых феодальных сословий и образования классов буржуазного общества в России.

[ocr errors]

1. Для определения численности дворян по IV ревизии были использованы сведения из топографических описаний 26 губерний: Астраханской ", Вологодской (1784 г.), Воронежской (1788 г.), Выборгской (1786 г.), Иркутской (1792 г.), Казанской ". Калужской ", Курской (1784 г.), Лифляндской ", Московской (1783 г.), Новгородской (1785 г.). Оренбургской *, Орловской (1787 г.), Пензенской (1787 г.), Полтавской (1800 г.). Псковской (1787 г.), Рязанской (1799 г.), Симбирской (1787 г.), Смоленской (1787 г.), Таврической (1793 г.), Тверской (1783 г.), Тобольской (1790 г.), Тульской (1784 г.), Черниговской (1800 г.), Эстляндской (1785 г.), Ярославской ".—См. «Временник ОИДР. кн. 25. М., 1857 г., стр. 44; ЦГВИА, ф. ВУА, дд. 18351, 18384, 18668, 18680, ч. 1: 18800, ч. 1—4; 18877, 18903, 18960, 18986, 19039, 19088, ч. 1; 19107, 19195; Архив ЛОИИ, ф. Во ронцовых (36), оп. 2, д. 477, ч. 2, лл. 293—334; ГПБ, ф. Эрмитажного собрания, оп. 1. дд. 367, 488, 494; Гос. публичная библиотека АН УССР, ф. V, д. 523. Отсутствующие в топографическом описании данные о численности дворян в Москве извлечены из ведомости 1785 г. (Архив АН СССР в Ленинграде, ф. П. И. Кеппена, оп. 2, д. 87, лл 1—2).

По Владимирской (1779 г.), Вятской (1780 г.), Екатеринославской (1786 г.), Перм. ской (1781 г.), Саратовской (1782 г.), Тамбовской (1780 г.), Харьковской (1791 г.), Херсонской (1786 г.) губерниям данные о численности дворян взяты из неопубликованных отчетов губернаторов. По 5 губерниям (Архангельской, Могилевской, Нижегородской, Олонецкой, Петербургской) и области Войска Донского сведения о численности дворян извлечены из труда К. Ф. Германа (Указ соч., стр. 187—189), использовавшего отчеты губернаторов начала XIX в., и условно отнесены ко времени проведения IV ревизин (эти цифры в таблице заключены в квадратные скобки). Для сопоставимости подсчеты К. Ф. Германа по Петербургской губернии дополнены данными о количестве дворян, проживавших в Петербурге во время переписи 1804 г. (ЦГАДА, ф. Госархива, р. XVI, доп. опись, д. 17, лл. 1—2). Для установления численности дворян в Костромской губ. использованы данные, собранные в конце XVIII в. при проведении генерального межевания (см. ЦГАДА, ф. 1355, оп. Костромская губ., д. 3, л. 1); по Витебской губ. условно взяты сведения из военно-статистического описания начала XIX в. (ЦГВИА, ф. ВУА, д. 18380, лл. 3 об. —4).

2. Для выяснения общей численности дворян ко времени проведения V ревизии по 25 губерниям были использованы подсчеты К. Ф. Германа (Указ. соч., стр. 187—190). относящиеся в основном к началу XIX в. (эти цифры отмечены звездочкой); по 6 губерниям (Полтавская, 1800 г.; Рязанская, 1802 г.; Таврическая, 1809 г.; Тульская, 1811 г.; Харьковская (Слободско-Украинская), 1798 г.; Черниговская, 1800 г) (см. ЦГВИА, ф. ВУА, дд. 18351, лл. 1—143; 19137, лл. 1—105; Архив ЛОИИ, ф. 115, дд. 119, л. 159: 424, табл. 2; ЦГИА СССР, ф. Вольного экономического общества (91), оп. 1, д. 285, л. 41) использованы цифры топографических описаний. По Вологодской (1814 г.), Волынской (1800 г.), Киевской (1802 г.), Курляндской (1801 г.), Минской (1801 г.), Подольской (1800 г.), Смоленской (1801 г.) губ. использованы данные ведомостей о численности населения, составленные в ходе V ревизии (см. ЦГВИА, ф. 23, оп. 1, д. 1255; ЦГИА СССР, ф. 571, оп. 9, дд. 1, 14). Для сопоставимости данных по Астраханской, Иркутской, Кавказской, Тобольской, Томской губерниям использованы сведения полицейских исчислений 1811 г. (ЦГИА СССР, ф. 1290, оп. 1, д. 220). По Казанской (1799 г.), Оренбургской и Саратовской (нач. XIX в.) использованы данные, собранные во время проведения генерального межевания (см. ЦГАДА, ф. 1355, оп. Казанской губ., д. 6, оп. Московской губ., д. 2, оп. Оренбургской губ., д. 1, оп. Саратовской губ., д. 2). По Витебской губ. использованы сведения военно-статистического описания края в начале XIX в. (ЦГВИА, ф. ВУА, ф. 18380), по Виленской, Гродненской и Ковенской губ— Уточненные подсчеты Н. Н. Улащика (Н. Н. Улащ и к. Предпосылки крестьянской реформы..., стр. 89). При отсутствии данных по Новгородской, Олонецкой, Орловской, Пермской, Псковской и Тамбовской губ. сведения о численности дворян для сопоста

* Точная дата составления описания не установлена.

имости условно взяты из итогов населения по VII ревизии, а по Выборгской губ.— о IV ревизии (эти цифры приведены в квадратных скобках). 3. По VII ревизии сведения о численности дворян по губерниям извлечены из октадных книг государства 1832—1834 гг. (ЦГИА СССР, ф. 571, оп. 9, дд. 30—32). По Рязанской, Тамбовской и Тульской губ. использованы более полные данные «Статистинеского описания 1825 г.» (там же, ф. 1409, оп. 1, д. 3629). 4. По VIII ревизии погубернские (а с 1842 г. и поуездные) данные взяты из окладных книг государства за 1835, 1837, 1838, 1842 и 1851 гг. (ЦГИА СССР, ф. 571, оп. 9, пд. 33—36, 40, 49). 5. По IX ревизии сведения извлечены из окладных книг государста за 2-ю половину | S51 г., 1852 и 1854 гг. (там же, дд. 50, 51, 53). 6. См. «Статистические таблицы Российской империи... Наличное население империи а 1858 г.», стр. 182—185. По Западной Белоруссии и Литве использованы уточненные —Н. Н. Улащиком подсчеты численности дворян (Указ. соч., стр. 89). Данные о численности дворян в Сибири извлечены из ведомостей, составленных в ходе проведения X ревизии (см. ЦГИА СССР, ф. 571, оп. 6, д. 1080, лл. 65—84). 7. Для вычисления удельного веса дворянства сведения об общей численности назеления России в 1782—1850 гг. извлечены из окладных книг государства, составлявшихя по завершении ревизий (см. ЦГИА СССР, ф. 571, оп. 9, дд. 9, 20, 30—36, 40, 49—51, 53, 1886); данные за 1858 г. взяты из «Статистических таблиц Российской империи...», -тр. 182—185.

[ocr errors][merged small]

По материалам подворного списания имения П. П. Шафирова в Жерновской волости Каширского уезда в 1716 г.)

Сведения о положении частновладельческого (и особенно помещичьего) крестьянтва и о крестьянском хозяйстве в эпоху феодально-крепостнического строя исследоваель может добыть как из архивов государственных учреждений, так и из сохранившихся личных помещичьих фондов. Своеобразной вехой в формировании этих двух пластов источников являются первые десятилетия XVIII в. Если до указанного рубежа материалы извлекаются в основном из архивов центральных и местных учреждении, го с начала XVIII в. не только резко возрастает количество помещичьих архивов, но и происходит «обогащение» последних новыми видами источников, содержащих конкретные данные о быте и хозяйстве крепостных крестьян. Стремление землевладельцев к "совершенствованию контрольно-учетных функций вотчинного аппарата обусловило значительные изменения в составе их архивов. Глубокое воздействие на эволюцию и усложнение частного поместно-вотчинного делопроизводства оказали новшества Петра I в эбласти государственного управления .

Проблема изучения крестьянского двора, как хозяйственного комплекса, станозится ныне одной из важнейших в аграрной историографии периода феодализма в России, ибо решение многих вопросов аграрного строя улирается в отсутствие конкретных :ведений о хозяйстве крепостного крестьянина. Без реальных данных о населенности гельского двора, его обеспеченности живым и мертвым инвентарем, размерах запашки и т. д. невозможно ставить на научную основу выяснение эволюции производительных сил, ростатоварности хозяйства, размеров феодальной эксплуатации 2.

Для изучения крестьянского хозяйства наибольшую ценность представляют переписи крестьянских дворов. Переписные книги (или росписные списки), изредка встречающиеся в помещичьих архивах XVII в., включают в себя, как правило, лишь сведения о крепостном населении 3. В составе же помещичьих фондов XVIII—XIX вв. исследователь находит так называемые подворные описания, содержащие разнообраз

...}. И. Ф. Петровская. Об изучении поместно-вотчинных архивных фондов XVIII — первой половины XIX в. «Проблемы источниковедения», VI. М., 1958, стр. 19. * См. И. Д. Ковальченко. Русское крепостное крестьянство в первой поло. вине XIX в. М., 1967, стр. 19. * Хозяйственные описания крестьянских дворов встречаются также в некоторых 9}дисных и отказных книгах Поместного приказа XVII — первой четверти XVIIі в. (9. А. Тихонов. Отписные и отказные книги Поместного приказа как источник о боярских и дворянских владениях Московского уезда XVII — начала XVIII в. «Археографический ежегодник за 1968 г.» М., 1970, стр. 152—153).

ные хозяйственные показатели по всем крестьянским дворам данного имения". На их основе советские историки создали ряд ценных исследований по истории крестьянств. Особое место среди них занимает упомянутая нами книга И. Д. Ковальченко, кот" рому удалось выявить в архивах Москвы и Ленинграда 289 подворных описей ; 183 имениям. Благодаря этим изысканиям изучение крестьянского хозяйства периода формирования капиталистического уклада в феодально-крепостнической России пр. двинулось далеко вперед. В то же время еще более отчетливо выявилась слабая иссле: дованность данной проблемы в предшествующий период.

[ocr errors]

Среди бумаг барона П. П. } конфискованных в 1723 г., во время его опалы, значится «Книга записная Жерновской волости сел и деревень крестьянским дворам и всяким их пожиткам и что у кого во дворе душ». Она датирована 24 авгу: , ста 1716 г. 5 Описанные в ней крестьянские дворы исследователь вправе сравнивать : между собой без особых оговорок, ибо они существовали в совершенно одинаковых условиях, как почвенно-климатических, так и социально-экономических. Подворная опись 1716 г. может быть дополнена сведениями о населении, барском хозяйстве в общих размерах повинностей из отписной книги 1723 г. по этому же имению °, а также другими хозяйственными документами вотчинного правления Шафирова. Данные описи 1716 г. относительно каждого двора разделены нами на следующие рубрики: 1) население двора с указанием возраста; 2) поголовье скота и птицы, 3) рожь сжатая необмолоченная; 4) хмель; 5) пчелы; 6) величина надела-пашни (в сева) в одном поле и покоса; 7) величина денежного оброка; 8) размер дворовст вытного тягла. Как видим, в описании имеются далеко не все сведения по крестьян скому хозяйству. Так, ничего не известно о наемных работниках (поденщиках и батраках), об аренде пашни и покосов, о неземледельческих промыслах и отходе, о нату. ральном оброке, о барщине и других трудовых повинностях, о государственных из логах. Поэтому наше исследование ограничивается выяснением размеров крестят. ских хозяйств. Для суждения о типах хозяйств сведений описания недостаточно. Формально эту книгу нельзя считать первой дошедшей до нас подворной описью поме щичьего имения. И. Ф. Петровская указала на наличие подобного источника, состазленного в 1704 г. по подмосковной (на самом деле костромской) вотчине кн. Цербатвых 7. Это описание сельца Перебор и деревни Своячнино Вятского Нагорного стана (11 крестьянских дворов — 14 крестьянских семей) *. В нем имеются данные о населе. нии, поголовье скота и норме вытного тягла. Наш источник и по количеству о исываемых дворов, и по детальности описания представляет уникальное явление. «Книга 33писная...» 1716 г. полнее многих хозяйственных описаний, содержащихся в изданных К. В. Сивковым отписных книгах первой четверти XVIII в. В частности, в последнг получили слабое отражение величина надела, виды и размеры феодальных повинностей помещичьих крестьян. В изучаемом имении в 1716 г. насчитывалось (в селах Жерновки и Хатавка и семи деревнях) 189 крестьянских дворов, в которых проживало 816 душ мужского и 778 душ

* Г. Н. Бибиков. Расслоение крепостного крестьянства в барщинной вотчине в конце XVIII и начале XIX в. «Исторические записки», кн. 4, 1938, стр. 7o—112 Е. И. Дракохруст. Расслоение крепостного крестьянства в оброчной вотчине XVIII в Там же, стр. 113—140; Е. И. И н до в а. Крепостное хозяйство в начале XIX в. М. |1955; Э. С. Коган. Очерки истории крепостного хозяйства по материалам вотчи Куракиных второй половины XVIII в. М., 1960; В. А. Федоров. Крестьяне подмосковной вотчины в первой половине XIX в. «Научные доклады высшей школы. Исторические науки», 1960, No 4, стр. 106—124; М. Д. Курмачева. Расслоение крестьян в ардатовских вотчинах Голицыных в конце XVIII — середине XIX в. «Ежегодних по аграрной истории Восточной Европы 1961 г.» Рига, 1963, стр. 363—378; Г. Т. Ряб. ков. Сравнительный анализ данных дореформенных описей помещичьих крестьян и земских подворных переписей. Там же, стр. 411—421; К. В. Сивков. К вопросу : расслоении крестьян в крупном имении центрально-черноземной полосы России. «Мя териалы по истории сельского хозяйства и крестьянства СССР», сб. V. М. 19-стр. 258—276, И. А. Булыгин. Положение крестьян и товарное производство в Рк. сии. Вторая половина XVIII в. М., 1966; Н. А. Богородицкая. Расслоение к-е стьян в симбилейском имении Нижегородского уезда в первой половине XIX в. «Еже годник по аграрной истории Восточной Европы, 1965 г.» М., 1970, стр. 265—279.

* ЦГАДА. Госархив, р. XI, д. 139, ч. III, лл. 160—203. Автор выражает глубокую признательность С. М. Троицкому, по совету которого он обследовал сохранившиеся материалы архива П. П. Шафирова.

* «Материалы по истории крестьянского и помещичьего хозяйства первой четверт: XVIII в.». М., 1951, стр. 126—127.

И. Ф. Петровская. Указ. статья, стр. 19. |

* ЦГАДА, ф. 1289 оп. 1, д. 35.

[graphic]
« ПредыдущаяПродолжить »