Изображения страниц
PDF

готовительных курсов и внеконкурсных мест начинали свой путь к высшей квалификации тысячи юношей и девушек коренных национальностей республик Средней Азии, Прибалтики, Казахской, Азербайджанской, Молдавской и Белорусской ССР. 15 апреля 1946 г. председатель СМ Литовской ССР М. Гедвилас обратился в СМ СССР с письмом, где говорилось: «В годы буржуазного строя в Литве большое количество способной и желающей учиться рабочей молодежи не могло продолжать учебу из-за тяжелых материальных условий или из-за своих прогрессивных взглядов. В 1940 году Правительством Советской Литвы были приняты необходимые меры, чтобы рабоче-крестьянская молодежь могла продолжать учебу и получать высшее образование. С этой целью, кроме других мероприятий, при Вильнюсском и Каунасском государственных университетах были организованы курсы (рабфаки) по подготовке в высшие учебные заведения. В 1944 году,— говорится далее,— после освобождения территории Литовской ССР от немецко-фашистских захватчиков ... вновь были организованы подготовительные курсы при Вильнюсском и Каунасском государственных университетах с контингентом учащихся 500 человек и с выплатой стипендии каждому по 400 рублей в месяц. В настоящее время на курсах обучается 450 человек молодежи из рабочих и беднейших крестьян» *-*. С 10 октября 1945 г. был решен вопрос об организации одногодичных отделений по подготовке молодежи молдавской национальности к поступлению в вузы при Кишиневском учительском институте с составом слушателей в 250 человек. Им была установлена стипендия, и в части снабжения они были приравнены к студентам вузов. К апрелю 1947 г. число слушателей подготовительных отделений при вузах Молдавской ССР достигло уже 475 человек, из которых 227 проходили двухгодич. ную программу подготовки к поступлению в вузы ". Аналогичные курсы и отделения были созданы при вузах Туркменской ССР — на 650 человек **, Белорусской ССР — на 300 человек и др.* Подготовительные курсы и отделения играли весьма существенную роль в ускорении темпов роста интеллигенции в национальных республиках и областях. Они являлись одним из каналов перераспределения государственных ассигнований на подготовку кадров в пользу ранее отстававших в своем культурном развитии наций и народностей. Той же цели служили освобождение студентов многих национальных республик от платы за обучение в высших и средних учебных заведениях и принятие части из них на полное государственное содержание на весь срок учебы в вузах и техникумах ". В справке отдела культуры Госплана СССР, написанной в начале 1949 г., указывается, что в различных учебных заведениях гг. Хабаров: ска, Николаевска и Петропавловска проводится большая работа по под готовке кадров национальной интеллигенции из коренных жителей Крайнего Севера. Все студенты-северяне, обучавшиеся в Хабаровском медицинском, педагогическом и учительском институтах, а также учащиеся педагогических, медицинских и культурно-просветительных училищ с Крайнего Севера были «приняты на полное государственное обеспечение по нормам детских домов». Кроме того, студенты вузов получали сти:

[ocr errors]

Таблица 4

Число студентов высших учебных заведений в 1940/41 и 1950/51 учебных годах на 1000 человек населения *

1940/41 воз 1940/41 | 1950/51

уч. год|уч. год уч. год (уч. год

|ССР 4 7 Литовская ССР 2 4 фСР 4 8 Молдавская ССР 1 4 краинская ССР 5 6 Латвийская ССР 5 7 елорусская ССР 2 4 Киргизская ССР 2 5 збекская ССР 3 7 Таджикская ССР 2 5 азахская ССР 2 5 Армянская ССР 8 11 * инская ССР 8 10 Туркменская ССР 2 5 найджанская ССР 4 10 Эстонская ССР 4 8

| " Исходные данные см. «Народное хозяйство СССР в 1968 г. Статистический ежегодник». М., 1969, * 9. «Вестник статистики», 1964, No 4, стр. 86—88; «Культурное строительство СССР». Статист. сб. х. 1956, стр. 208—211. В связи с отсутствием опубликованных данных о численности населения по союзвм республикам в 1945 г. 1950/51 учебный год в таблице сопоставлен с 1940/41 г.

гендию в размере 50% стипендии студентов соответствующего курса высших учебных заведений, а учащимся средних специальных учебных заведений выплачивалась стипендия в размере 80 руб. в месяц". Добавим, что юноши и девушки с Крайнего Севера на полном государственном обеспечении содержались еще в ряде учебных заведений страны. Так, в открытом в 1949 г. Отделении народов Севера 58 при Ленинградском педагогическом институте им. А. И. Герцена в условиях Fнтерната жили и учились 113 человек, в учительском институте там же — 60 северян 89. Эти и другие меры разнообразной государственной помощи прежде отсталым народам страны и активная взаимная помощь между народами самих национально-государственных образований СССР способствовали быстрому возрастанию числа юношей и девушек из национальвых республик и областей в многонациональной семье советского студенчества. По данным ЦСУ СССР, в 1949/50 учебном году только в аудиториях вузов МВО СССР высшую квалификацию получали представители 102 национальностей ". Результаты этой повседневной заботы партии и Советского государства об ускорении подготовки кадров интеллигенции из коренного населения национальных республик представлены в таблице 4. Анализ таблицы показывает, что в период между 1940 и 1950 гг. только в Украинской и Грузинской ССР число студентов на 1 тыс. человек населения выросло меньше, чем в среднем по стране, а во всех остальных союзных республиках эти показатели были выше общесоюзных. По Молдавской ССР это число возросло в 4 раза, в Армянской ССР — 2,75, Казахской ССР — 2,5, в Узбекской ССР 2,3 раза и т. д. Обеспечение опережающих темпов роста численности студентов высших учебных заведений в ранее отсталых в культурном отношении союзных республиках является убедительным свидетельством огромных успеков национальной политики Коммунистической партии, результатом братского сотрудничества народов СССР в культурном строительстве в

ПОСЛеВОеННЫe ГОДЫ.

* ЦГАНХ СССР, ф. 4372, оп. 49, д. 742, лл. 78—79. * «Правда», 24 августа 1949 г. * «Просвещение на советском Крайнем Севере. В помощь учителю школ Крайнего Левера». Вып. 8. Л., 1958, стр. 67. ЦГАНХ СССР, ф. 1562, оп. 17, д. 1835.

Таблица 5

Удельный вес населения и студентов вузов союзных республик в общей численности населения и контингента студентов по СССР в 1940 и 1950 гг. (в %) *

[ocr errors]

* Исходные данные см. «Народное хозяйство СССР в 1968 г. Статистический ежегодник». М., 1969, i} 9; }чтетики. 1964, No 4, стр. 86—88; «Культурное строительство СССР». Статист. сб. М. , стр. —211.

Об этом же говорят и данные, полученные при сопоставлении процентной доли населения союзных республик к общей численности населения страны с соответствующими показателями численности студентов высших учебных заведений (см. табл. 5).

Как показывают приведенные данные, в 1940 г. еще существовала весьма заметная разница между удельным весом отдельных союзных республик в общей численности населения и долей обучавшихся в их вузах студентов. Особенно большое расхождение имело место в Грузинской ССР. На ее долю приходилось 1,9% в общей массе населения и 3,5% по численности студентов. Почти аналогичным было положение Армянской ССР — соответственно: 0,7% и 1,4%. И наоборот: показатель удельного веса Молдавской ССР по числу населения равнялся 1,3%, а

по числу студентов — только 0,3; в Казахской ССР эти показатели со

ставляли соответственно 3,1% и 1,3%; Таджикской ССР — 0,8% и 0,3% и т. д. К 1950 г. эти расхождения намного сглаживаются, за исключением показателей Российской Федерации. Но в ней удельный вес студентов не может не превосходить ее долю в общей численности населения, поскольку здесь расположены многие из старинных вузовских центров страны, в которых обучаются юноши и девушки со всех концов Союза ССР.

В целом по стране за годы послевоенной пятилетки было подготовлено — 652 тыс. специалистов с высшим и 1278 тыс.— со средним образованием. По сравнению с 1940 годом число специалистов, работавших в народном хозяйстве, увеличилось на 84% ".

Межнациональное сотрудничество братских народов СССР, явилось одним из решающих факторов в усилении темпов подготовки кадров национальной интеллигенции.

* «Сообщение Государственного Планового Комитета ссср и цсу ссср „Об итогах выполнения четвертого — первого послевоенного пятилетнего плана СССР за 1946—1950 годы"». М., 1951, стр. 19.

А. Я. грунт

ВОЗНИКНОВЕНИЕ МОСКОВСКОГО совЕТА солдАтских ДЕПУТАТОВ В 1917 г.

Если о Московском Совете рабочих депутатов в 1917 г. существует небольшая литература, то о Московском Совете солдатских депутатов, кроме статьи С. Моравского, появившейся еще в 20-х годах, и небольших разделов в монографиях С. М. Кукушкина и И. И. Минца", в сущности, нет ни одной работы. Многочисленные упоминания и замечания, разбросанные по страницам различных общих трудов и статей, конечно же, не покрывают пробела. В работах, посвященных военной деятельности большевиков, эта тема также затрагивается вскользь". Не лучше обстоит дело и с документальными публикациями. Даже в фундаментальном десятитомном издании документов революции * сведений о Московском солдатском Совете почти нет. Тому есть причины различного порядка. Объективная сторона дела состоит в явно неудовлетворительной сохранности архивных фондов. В октябрьские дни эсеро-меньшевистские лидеры солдатского Совета, уходя из него в Комитет общественной безопасности, уничтожили или привели в негодность многое из делопроизводства. В результате теперь мы имеем дело с разрозненными материалами, по которым нелегко восстанавливать полную картину. Другие же причины неразработанности темы кроются в том обстоятельстве, что на протяжении многих лет организации и учреждения, в которых большевики не играли ведущей роли (а Московский Совет солдатских депутатов относится именно к таким учреждениям), оставались вне поля зрения исследователей. Между тем нет нужды доказывать, что для понимания развития революционного процесса во второй столице тема эта имеет существенное значение. В настоящей статье предпринята попытка выяснить условия возникновения солдатского Совета в мартовские дни 1917 г., его состав и структуру в первые недели существования.

[ocr errors]

Уже на вечернем заседании пленума Московского Совета рабочих депутатов (МСРД) 1 марта была «признана желательной организация

* С. Моравский. Деятельность Московского Совета солдатских депутатов за время с 1 марта по 25 октября 1917 г. В сб. «Путь к Октябрю», вып. V, М.— Л., 1926; С. М. Кукушкин. Московский Совет в 1917 году. М., 1957, стр. 37—61; И. И. Минц. История Великого Октября, т. 1. М., 1967, стр. 658—661, 674—682.

* См. С. А. Фрейд зон. Борьба московских большевиков за солдатские массы :арнизона в 1917 г. (февраль — октябрь). Автореф. канд. дисс. М., 1950; Г. Г. Багдасарян. Борьба московской большевистской организации за армию в 1917 г. Автореф. канд. дисс. М., 1951; В. М. Петра кова. Военная организация Московского комитета партии в период подготовки и проведения Великой Октябрьской социалистической революции. Автореф. канд. дисс. М., 1960; Н. П. Спас и бен к о. Борьба московских большевиков за привлечение на свою сторону солдат гарнизона в период подготовки Великой Октябрьской социалистической революции (март — октябрь 1917 г.). Автореф. канд. дисс. М., 1962; И. Н. В а с ин. Борьба большевиков за солдатские массы в трех революциях. Автореф. докт. дисс. М., 1969, и др.

* См. серию «Великая Октябрьская социалистическая революция». М., 1957—1963.

представительства солдат в Совете рабочих депутатов»". И это было совершенно естественно. Начиная с 28 февраля, несмотря на сопротивление военного командования, солдаты приняли активное участие в движении и подавляющая часть войск гарнизона перешла на сторону революции 5. Большевики прилагали немало усилий к тому, чтобы поднять солдат на совместное выступление с рабочими, ибо весь прошлый опыт показывал, что победа может быть добыта лишь объединенными усилиями рабочих и солдат, как правило, вчерашних крестьян. 1 марта Московский комитет и Московское областное бюро РСДРП(б) обратились к солдатам с призывом к единству с рабочими в борьбе за революционное преобразование страны. «Заодно в ногу с рабочими, товарищи солдаты! К победе над вековым врагом! За мир! За свободу! За союз рабочих всех стран и народов!»,—так заканчивалось воззвание". Солдатское движение, однако, было во многом стихийным и неорганизованным. Вместе с тем существовала реальная опасность того, что буржуазия в лице нового военного командования сумеет подчинить себе воинские части и изолирует их от народа. Солдаты, явившиеся вечером 2 марта на заседание Исполкома МСРД, с тревогой заявляли: «В течение 8 часов добивались мы, чтобы допустили нас на заседание. Солдаты ждут — они боятся, что с уводом в казармы они потеряют связь с народом. Необходимо издать приказ по войскам о созыве по частям митингов и выборов представителя в СРД»". Большевик В. А. Обух на пленуме Совета 2 марта сообщил о том, что новый командующий военным округом подполковник Грузинов и городской голова кадет Челноков агитировали среди солдат перед зданием городской думы, призывая их подчиниться начальству. Сам Обух, выступив после них, посоветовал солдатам «поступить так же, как поступили рабочие: избрать от рот и частей своих представителей». Солдаты восторженно встретили выступление большевика и просили передать свой привет Совету рабочих депутатов 8. Потребность в организации совместно с рабочим классом ощущалась солдатской массой вполне явственно, хотя в значительной степени и инстинктивно. Одновременно эта потребность наталкивалась на годами воспитанную привычку к дисциплине и слепому подчинению начальству. Отсюда и требование незамедлительного издания приказа по войскам о выборах в Совет, чтобы преодолеть страх перед офицерами и развязать массовую инициативу. Солдаты еще не были достаточно подготовлены к тому, чтобы самим творить историю «вне всяких законов и норм», что свойственно народу в период революционных взрывов. Для рабочих же необходимость организации солдат и союзнических действий с ними была осознана более отчетливо, а инициатива не сковывалась армейской дисциплиной. Поэтому их требование привлечь солдат в Совет не связывалось с изданием приказов «сверху». Несмотря на то, что еще 1 марта пленум МСРД поручил Исполнительной комиссии разработать вопрос о представительстве солдат", в течение ночи на 2 марта, видимо, ничего реального в этом направлении предпринято не было. Поэтому на очередном пленарном заседании Совета 2 марта вновь прозвучало требование организовать солдат с тем,

* «Революционное движение в России после свержения самодержавия». Сб. док. М., 1957, стр. 193.

* См. И. И. Минц. Указ.соч., стр. 633—646.

* «Революционное движение в России после свержения самодержавия», стр. 7.

* Госархив Московской обл. (ГАМО), ф. 66 (Моссовет), оп. 2, д. 10, л. 4.

* Там же, оп. 12, д. 49, л. 3.

* «Революционное движение в России после свержения самодержавия», стр. 193.

« ПредыдущаяПродолжить »