Изображения страниц
PDF

В резолюции, принятой участниками симпозиума, подводились основные итоги ракты XII сессии симпозиума. В ней указывалось, что обсуждение докладов, посвященных аучному наследию В. И. Ленина и Ф. Энгельса, несомненно, будет способствовать дотижению историками-аграрниками новых успехов в исследовании сложных проблем агарной истории. В резолюции отмечалась целесообразность продолжения работы теманческих секций на ближайших сессиях симпозиума. Положительную оценку получили ероприятия по организации региональных объединений историков-аграрников с притечением специалистов сельского хозяйства, краеведов. Наряду с этим отмечалась небходимость более широкого привлечения к работе симпозиума археологов, этнографов, кономистов и других специалистов. Участники симпозиума с благодарностью приняли приглашение АН Литовской ССР ровести XIII сессию симпозиума по аграрной истории Восточной Европы в Каунасе сенью 1971 г.

И. В. Ледовская

poНоисточники В ПРЕПОДАВАНИИ ИСТОРИИ В ВУЗЕ

Размах коммунистического строительства в нашей стране, успехи науки, производства, культуры предъявляют все повые требования к подготовке специалистов разных отраслей, в том числе и историков. Одним из перспективных направлений совершенствования учебного процесса в вузе и школе является внедрение технических средств обучения. Известный опыт накоплен в этой области на кафедре истории СССР исторического факультета Ленинградского педагогического института им. А. И. Герцена. Мы остановимся лишь на одном аспекте этого опыта — применении фонозаписей в преподавании истории советского общества. Работа в названной области была начата несколько лет назад с создания фонотекн. Сотрудники кафедры провели обследование фономатериалов музеев Ленинграда, Радиокомитета, выявили интересные с точки зрения использования в учебном процесce записи, хранящиеся в Центральном государственном архиве кинофотофонодокументов, и получили их копии. Так была создана основа фонотеки. В нее вошли записи выступлений В. И. Ленина, виднейших деятелей Коммунистической партии и Советского государства (М. И. Калинина, Г. К. Орджоникидзе, С. М. Кирова, Н. К. Крупской и др.), крупных военачальников (М. Н. Тухачевского, Р. П. Эйдемана и др.), выдающихся деятелей советской науки и культуры (А. М. Горького, К. Э. Циолковского, А. Н. Толстого и др.). Самостоятельный фонд составили воспоминания активных участников Октябрьской революции, гражданской и Отечественной войн, социалистического строительства. В результате удалось собрать записи примерно на 30 часов звучания по многим темам истории периода империализма в России и по всем периодам курса истории советского общества. Параллельно с комплектованием фонотеки создавался каталог и велись экспериментальные работы по применению фоноисточников в учебном процессе. Эксперименты показали, что применение фонозаписей значительно расширяет возможности эмоционального воздействия на аудиторию, помогает студентам глубже, образней освоить материал, воссоздать бессмертные черты В. И. Ленина и его соратников, пафос революционной борьбы и социалистического строительства, раскрыть внутренний мир рядовых строителей социализма, защитников Родины и т. д. Записи использовались на лекциях, практических занятиях по истории СССР и в курсе источниковедения. Попытаемся подвести итог накопленному опыту по каждой из перечисленных форм. В процессе совершенствования методики преподавания лекционного курса с использованием материалов фонотеки мы пришли к выводу, что оптимальная продолжительность звучания 2—5 минут при однократном применении магнитофонной записи и до 7 минут при двухкратном. Увеличение времени прослушивания вызывало резкое ослабление внимания студентов, притупление реакции, падение интереса. Метод использования магнитофонных записей, патефонных пластинок в ходе лекции был по существу пассивным. Студенты лишь прослушивали те или иные отрывки, лелая соответствующие заметки. Эффект воздействия повышался, когда прослушивание записей сопровождалось демонстрацией диапозитива, картины, портрета, тематически связанных с воспроизводимым фоноисточником. Поскольку в лекционном курсе по истории советского общества до 1945 г. нами использовались и другие технические средства (кино, эпидиаскоп, диапроектор), то из этого арсенала средств отбирались наиболее эффективные. Полнее всего фоноисточники представлены по тридцатым годам — индустриализации, коллективизации, культурному строительству. Студенты слушали выступления М. И. Калинина и Г. К. Орджоникидзе на открытии Днепровской электростанции, выступление Н. К. Крупской, посвященное 17-й годовщине Октября, отрывки из ре. чей С. М. Кирова, А. В. Косарева, М. М. Литвинова и других.

По теме «Великая Отечественная война Советского Союза» давались записи рас сказа В. Талалихина о его подвиге, выступление А. Е. Корнейчука о зверствах немец ко-фашистских захватчиков, речи главного обвинителя от СССР на процессе в Нюра берге Р. А. Руденко. Студенты знакомились с фрагментами из документальных фильМОВ. На практических занятиях применялся метод активного прослушивания материалов фонотеки. Ограничимся лишь одним примером. Накануне практических занятий по теме «СССР в период борьбы за восстановление народного хозяйства. Образование Союза Советских Социалистических Республик» группе студентов давалось задание: ознакомиться с содержанием школьной программы по названной теме. В ходе занятий преподаватель предлагал прослушать речь В. И. Ленина «О крестьянах-середняках», два отрывка из воспоминаний редактора газеты «Беднота» В. А. Карпинского, в которых рассказывается о разработке В. И. Лениным вопросов новой экономической политики, о связях вождя революции с массами и научном обобщении их опыта. После прослушивания студенты должны были выбрать наиболее интересные с точки зрения основных вопросов темы фрагменты записей, наметить возможные варианты использования их в школе, предложить вопросы, которые могут быть поставлены учащимся при воспроизведении отрывков на уроках. На прослушивание и обсуждение затрачивалось примерно 15 минут. Практика показала, что эффективность активного метода использования звукозаписей была более высокой. В дальнейшем мь старались применять в некоторых случаях этот метод и на лекциях. Давались вопросы перед прослушиванием, а разбор переносился на практические занятия. На лекциях по источниковедению истории советского общества звукозаписи демонстрировались как один из новых интересных видов исторических источников, требующих особых приемов анализа и научной критики. Нами брались, например, обращение А. Стаханова к испанским рабочим и выступление Е. Виноградовой. Звукозаписи этих выступлений содержат такие нюансы, которые не могут быть отражены другими источниками и которые позволяют глубже и конкретнее раскрыть облик советского рабочего периода довоенных пятилеток.

Хотелось бы отметить, что звукозаписи, как и другие технические средства, в лек

ционных курсах и на практических занятиях использовались не всегда. Опыт подсказал, что слишком частое их применение снижает эффективность восприятия матернала. Живое слово ученого-педагога, тесное общение с ним, самостоятельная работа студентов над источниками и литературой, участие их в научной работе, практика в школе остаются ведущими в системе высшего исторического образования. Разумное использование технических средств расширяет возможности этих классических методов. И только как вспомогательное, хотя и эффективное средство, их следует внедрять в работу вузов. Каковы практические возможности широкого внедрения звукозаписей в работ преподавателей исторических факультетов в ближайшее время? Фирма «Мелодия, выпустила грампластинки с записями речей В. И. Ленина, выступлений крупных политических, военных, хозяйственных руководителей. Качество записей на пластинках вы. годно отличается от полукустарных магнитофонных записей. Однако, фрагменты, рас. читанные на массовую аудиторию, без приложенных к ним текстов в ряде случаев не соответствуют условиям и задачам учебной программы по истории СССР в вузе. В печати сообщалось о выпуске фирмой специального комплекса грампластинок с записями по истории СССР. Необходимо обеспечить приобретение их всеми учебными завеДеНИЯМИ. Вместе с тем каждый факультет, каждая кафедра могут уже сейчас приступить к созданию собственной фонотеки, записывая на пленку передаваемые по радио выступления руководителей КПСС и Советского государства, крупнейших ученых, лите. раторов, передовиков производства и т. д. Надо с этой же целью использовать мате. риалы наиболее интересных радиопередач, посвященных знаменательным событиям. Было бы целесообразно организовать обмен фонозаписями между вузами лучшие и наиболее важные из них с текстами и методическими указаниями фирма «Мело. дия»,возможно, могла бы использовать для массового тиражирования. И несколько слов о будущем. Как уже говорилось выше, наиболее эффективно использование фоноисточников в соединении с различными формами наглядности. Со Здание озвученных диафильмов, квалифицированный дикторский текст — одно из перспективных направлений в преподавании истории. Технически эта задача в настоящее время вполне разрешима. Однако кадров, занимающихся серьезно данными вопроса. МИ, Пока еще явно недостаточно. Назрела острая необходимость обобщения накоплен. ного опыта, привлечения научно-педагогических работников к этому важному делу.

А. З. Ваксер

[ocr errors][merged small]

Отсутствие в источниках систематических данных о ценах XVI в. в России серьезно осложняет работу исследователя и каждая новая находка в этой области вызывает особое чувство радости. Поэтому весьма важной является опубликованная Г. В. Абрамовичем таблица цен на рожь и овес за 1551—1600 гг., почерпнутых им из заемных хлеб. ных крестьянских кабал Спасо-Прилуцкого Вологодского монастыря". Выпуская в 1951 г. свою книгу по истории цен в России XVI в.", я положил в ее основание таблицы с абсолютными данными о ценах, прежде всего о ценах на основные виды хлебов. Я полагал, что при дальнейших находках сведений о ценах историки получат возможность подключить новые данные к имеющимся в литературе и на основе совокупного и на растающего итога вносить уточнения в картину движения цен. Такой метод мне представляется единственно правильным. Г. В. Абрамович же противопоставил свои данные моим. Так как его данные относятся только к Вологде, то он извлек из моей таблицы хлебных цен сведения о ценах на рожь и овес по Вологде и сопоставил их со своими. Первый вывод из этого звучит так: «Она (таблица Г. В. Абрамовича.— А. М.) дает значительно более полные и систематические сведения о хлебных ценах за вторую половину XVI в., чем таблица А. Г. Манькова» (стр. 117). Но о какой таблице Манькова идет речь? Отдельной таблицы по ценам в Вологде у меня нет, а общая таблица, содержащая данные по городам севера, запада и центра России XVI в. (стр. 104—111), не сопоставима с таблицей цен Г. В. Абрамовича по одной Вологде.

Затем Г. В. Абрамович утверждает, что его «таблица более реально отражает состояние цен» на том основании, что из 19 приведенных им погодных парных сведений цен на рожь и овес в трех случаях цена овса достигает 75—80% цены ржи, а в одном случае превышает ее. В писцовых же книгах и уставных грамотах, по словам автора, «цена овса дается всегда вдвое ниже цены ржи» (стр. 117). Может ли указанное обстоятельство служить основанием для высокой оценки заемных кабал как источника о ценах? Г. В. Абрамович уклонился от оценки кабал как документа, фиксирующего внутpивотчинные отношения между феодалом и его крепостными крестьянами, в котором те или иные хозяйственные соображения или просто воля феодала могли превалировать над влиянием рыночных отношений. Бесспорно, с этим связано, что цены, приведенные Г. В. Абрамовичем, на протяжении всей 2-й половины века выше рыночных цен, почерпнутых мною из приходно-расходных книг. Данные этих книг, однако, не удовлетворяют Г. В. Абрамовича, так как, по его мнению, они «отражают главным образом конъюнктурные цены» (стр. 117), что, по всей вероятности, означает случайные, единичные. В своей работе я имел это в виду, когда писал, что «случайные и единичные связи все же раскрывают развитие определенной закономерности, как это должно быть при массовом явлении, где закон открывается лишь через ряд нарушений правила, нарушений, которые в среднем взаимно уравновешиваются» (стр. 4).

Для того, чтобы нейтрализовать возможную случайность каждой отдельной рыночной сделки, мною была предпринята статистическая обработка сведений приходо-расходных книг — вычисление в ряде случаев взвешенной среднеарифметической цены там, где присутствовали сведения о количестве купленного хлеба, наконец, построение индивидуальных индексов цен и т. п. Но, думается, не может быть двух мнений о том, что

* Г. В. Абрамович. Новый источник по истории хлебных цен в России XVI в. «История СССР», 1968, No 2, стр. 116—118.

2 } Маньков. Цены и их движение в русском государстве XVI в. М.—Л., приходно-расходные книги, фиксирующие реальные рыночные сделки купли-продажи, являются первым по значению источником по истории цен (для XVI в.). Другой вывод Г. В. Абрамовича гласит, что «относительно 90-х гг. данные значи. тельно расходятся с выводами А. Г. Манькова» (стр. 117). Это «значительно» состоит в том, что по таблице Г. В. Абрамовича снижение цен наступает с 1592—1593 гг., в то время как по моим словам — «с середины 90-х гг.». Однако, если сравнить данные лишь по Вологде (что единственно правомерно), то у меня этот процесс наблюдается с 1590 г., а по всем рассмотренным мною пунктам в целом с 1593—1594 гг. (см. табл. на стр. 119 и 120). Я это назвал округленно «с середины 90-х гг.» (стр. 34, 40). Как видим, в данном случае у меня с Г. В. Абрамовичем больше совпадений, нежели «значительных расхождений». Наконец, вычислив средние своих данных о ценах по десятилетиям, Г. В. Абрамович делает следующий вывод: «Все сказанное выше дает нам веское основание (разрядка моя.— А. М.), чтобы заключить: мнение В. О. Ключевского об устойчивости хлебных цен в России в отношении второй половины века нельзя считать опровергнутым» (стр. 118). Вопрос о том, насколько правомерен столь категорический вывод для России в целом на основе данных, относящихся только к Вологде и почерпнутых из специфического источника, я оставляю в стороне. Разберем вывод по существу. Со времени В. О. Ключевского, как известно, наше представление об экономике XVI в. значительно продвинулось вперед. В трудах советских историков собран большой материал о росте городов, населения, торговли, товарно-денежных отношений на селе и в городе, о неуклонном росте товарного производства вообще. В свете этих данных уже a priori можно говорить о неизбежности изменения цен в России. А если принять во внимание, что Россия в XVI в. поддерживала постоянные торговые связи с Западной Европой и получала оттуда монетный металл, цена которого значительно упала в результате прошедшей в Европе «революции цен», то повышение цен в России не должно быть предметом сомнения. Можно спорить лишь о коэффициенте их роста. Неоднократно подчеркнув в своей книге условность (в силу ограниченного количества данных) своих расчетов и то, что основной целью исследования является установление тенденции движения цен, я все же на основании полученных мною индексов предложил коэффициент роста цен на продукцию сельского хозяйства и промыслов (в 3—4 раза за столетие). Размер коэффициента вызвал сомнение у американского историка Дж. Блюма, который, однако, признает рост цен в России на протяжении всего XVI в." Подтверждение своего тезиса об отсутствии роста цен во 2-й половине XVI в. Г. В. Абрамович видит в одной из моих таблиц (табл. 7, стр. 121), которая не имеет никакого отношения к данному предмету. Мое же заключение о росте цен на хлеб во 2-й половине XVI в. было выведено из таблицы индексов цен основных видов хлебов (табл. 5, стр. 118). Любопытно и следующее. При установлении факта неизменности цен за 2-ю половину XVI в. Г. В. Абрамович берет средние данные своей таблицы по десятилетиям, а из моей таблицы использует первые и конечные цифры числового ряда погодных цен. Если к таблице Г. В. Абрамовича применить тот же прием, то получим следующий результат: цена ржи 1600 г. относится к цене ржи 1551 г. как 5:4; цена ржи 1599 г. к цене ржн 1552 г. как 7 : 4 (почти вдвое больше); цены овса за те же годы (1599 и 1552) относятся как 3 : 2 (в полтора раза больше). Это как раз тот самый результат, который отрицает Г. В. Абрамович. Избранный же им прием осреднения абсолютных данных о ценах по десятилетиям не является наилучшим. Надежнее результат и нагляднее картина движения цен при сопоставлении динамического ряда индексов цен. Сопоставим индексы цен на рожь за вторую половину века из моей книги (нижний ряд приведенной таблицы) и по данным Г. В. Абрамовича (индекс вычислен мною). Как видим, при различии уровней цен (цены заемных кабал выше рыночных) общая картина движения цен за 2-ю половину XVI в. в том и другом случае в основных чертах СОВПаДаеТ. Г. В. Абрамович отмечает крайне высокие цены на рожь, включенные мною в таблицы по Холмогорам за 1556 г. и Волоколамску за 1570 г. Но что поделаешь, если это имело место. Каждый из подобного рода случаев получил объяснение в книге (стр. 31— 32). Верно, что эти случаи сказались в индексе цен за соответствующие годы. Но не вер. но, что они «значительно увеличили показатели роста цен на протяжении века» (стр. 117). Эти скачки ни в коей мере не сказались на выведении коэффициента роста хлебных цен за столетие, поскольку последний представляет собою отношение цен ко нечных лет XVI в. к ценам его начальных лет. Цены начала века заимствованы из пис: повых книг, данные которых Г. В. Абрамович справедливо считает надежными, так как «При замене натурального оброка денежным указывались, безусловно, средние цены за определенный период» (стр. 117). Цены же последних лет XVI в. надежны потому, что благодаря значительному числу сведений о ценах и товарных массах, почерпнутых глав ным образом из приходо-расходных книг, удалось по важнейшим пунктам, отраженным

[graphic]
[ocr errors]
[ocr errors]

1570 1577 1578 1581 1582 || 1583 1584 1585 | 1587 из

160 - - 100 - — 144 144 180 | 174

[ocr errors][ocr errors]

- 156 200 118 120 | 100 90 40 | 104 || 140 100

[ocr errors]

| в таблице (стр. 111), получить взвешенные среднеарифметические цены, или же дать (средние цены значительного числа разовых сделок по каждому пункту за данный год. Статья Г. В. Абрамовича затрагивает большой и сложный предмет, но отличается предельной краткостью. Видимо, этим следует объяснить ее крайний лаконизм и категоричность суждений. Статья не свободна от неточностей и натяжек. Но не это главное. ifлавное, на наш взгляд, состоит в том, что, обнаружив новые данные о ценах на хлеб по Вологде, автор вместо того, чтобы попытаться внести возможные уточнения в карти* ну движения цен, взял на себя смелость делать общие для России XVI в. выводы на основе сугубо локального материала. Таким путем едва ли можно достичь конструктивных результатов в изучении цен.

[merged small][ocr errors]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
« ПредыдущаяПродолжить »