Изображения страниц
PDF

Успешное решение многочисленных и сложных проблем, связанных с подготовкой квалифицированных специалистов и постепенным выравниванием уровней культурного развития советских республик, было возможным лишь при условии тесного сотрудничества народов СССР. Такое сотрудничество развивалось в основном в двух направлениях — путем оказания необходимой помощи национальным республикам и областям через общесоюзные государственные каналы и в порядке инициативной взаимопомощи между отдельными национально-государственными образованиями, их партийными и другими общественными организациями. Наиболее заметной чертой в жизни Советской высшей школы в последние годы Отечественной войны была реэвакуация вузов и начало их деятельности в освобожденных от врага районах. Коллективы вернувшихся в свои края вузов на местах зданий университетов и институтов заставали руины и пепелища. Тыловые районы страны оказывали большую помощь вузам освобожденных республик. Например, весной 1944 г., когда Харьковский авиационный институт после двух лет пребывания в эвакуации в городе Казани стал собираться в обратный путь, преподаватели и студенты Казанского авиационного института решили помочь ему в восстановлении учебно-материальной базы на новом месте. Для библиотеки Харьковского авиационного института ими было отобрано 3000 книг, кафедра химии выделила ценные приборы и т. д. Почин коллектива Казанского авиационного института был подхвачен другими вузами и промышленными предприятиями города. Юридический и педагогический институты комплектовали библиотеки, финансово-экономический институт выделил часть своих приборов для физической лаборатории. Завод «Серп и молот» обязался дать необходимое оборудование для кафедры «Детали машин»*. В адрес вузов Волгограда, Киева, Львова, Минска, Вильнюса, Каунаса, Риги, Таллина и десятков других городов шли ценные грузы. Из внутренних областей и республик страны им слали учебную, научную и художественную литературу, оборудование, мебель и хозяйственный инвентарь *. Застрельщиками всенародного движения за оказание срочной помощи коллективам пострадавших от немецко-фашистской оккупации учебных заведений были партийные, комсомольские и профсоюзные организации тыловых районов страны. Большое внимание руководству этим движением уделял ЦК профсоюза работников высшей школы и научных учреждений. В конце мая 1944 г. им была создана специальная комиссия по руководству шефской работой над вузами освобожденных районов. В нее входили виднейшие ученые столицы °. И в годы четвертой пятилетки такое же первоочередное внимание уделялось нормализации условий работы вузовских центров РСФСР, УССР, БССР и республик Прибалтики. В вузах Ленинграда, Москвы, Воронежа, Ростова-на-Дону, Одессы, Киева, Харькова, Минска и др. работали сотни крупных ученых, накопивших огромный опыт обучения и воспитания многонациональной студенческой молодежи, прибывавшей в вузы этих городов из всех советских республик. Вместе с тем в самые напряженные годы восстановления разрушен

** «Комсомольская правда», 17 марта, 1944 г.

* См. И. А. Сутин. Возрождение. Сталинградского медицинского института. «Вестник высшей школы», 1945, No 2; С. М. Я м польский. Столетие Львовского политехнического института. «Вестник высшей школы». 1946, No 1; В. Г. Бондарчук. Восстановление Киевского университета. «Вестник высшей школы», 1947, No 8; И. Т. Бучас. В дружной семье советских народов. «Вестник высшей школы», 1949, No 12, и др.

** «Комсомольская правда», 28 мая 1944 г.

ного войной народного хозяйства и материальной базы учреждений культуры в зоне военных разрушений Советское государство уделяло неослабное внимание развитию высшей и средней специальной школы в автономных республиках и областях РСФСР, в республиках Закавказья. Средней Азии и Казахской ССР. О замечательных результатах работы по укреплению учебно-мате. риальной базы учебных заведений Казахстана и Средней Азии можно судить по таким данным: из 58 высших и средних специальных учебных заведений, введенных в действие за годы четвертой пятилетки в республиках, не подвергавшихся немецкой оккупации, 35 находились в Средней Азии, 22 — в Казахстане и 1 — в Армянской ССР 34. В списке вновь введенных студенческих общежитий вузов МВО СССР в 1949/50 учебном году указаны Казахский, Азербайджанский, Грузинский сельскохозяйственные институты, Ташкентский институт ирригации и механизации сельского хозяйства, Ереванский и Среднеазиатский (в Ташкенте) политехнические институты 39. Большую помощь вузы республик Средней Азии, Казахстана и Закавказья получали от центральных вузов страны. Так, в 1950 г. в Московском высшем техническом училище специально для Узбекского университета было изготовлено ценное оборудование **. Многочисленное оборудование, книги поступали в адрес вновь организованных в послевоенные годы Таджикского и Туркменского государственных универсиТеТОВ. Трудящиеся Туркмении особенно ощутили силу солидарности народов СССР после землетрясения в октябре 1948 г., превратившего в груду развалин тысячи жилых домов, учреждений, предприятий, школ и учебных заведений Ашхабада. При Совете Министров СССР, при правительствах Казахской, Киргизской, Таджикской и Азербайджанской ССР были созданы специальные комиссии по оказанию помощи г. Ашхабаду и другим пострадавшим населенным пунктам Туркмении ". С этого времени отовсюду сюда шли посылки с книгами, учебниками и учебными пособиями для школ, вузов и техникумов. Многие вузы с первых дней существования нацеливались на выполнение задач межнационального сотрудничества. В приказе Всесоюзного Комитета по делам высшей школы от 3 марта 1944 г. «Об открытии Государственного института театрального искусства в Ташкенте» говорилось, что он создается «для подготовки режиссеров и актеров для театров Узбекской ССР, Казахской ССР, Таджикской ССР и Туркменской ССР» 38. В феврале 1945 г. Свердловский госуниверситет был переименован в Уральский государственный университет. Согласно решению Совнаркома СССР он должен был готовить научные и педагогические кадры для Урала и Западной Сибири". Выдающуюся роль в межнациональном сотрудничестве народов Средней Азии и Казахстана сыграли и продолжают играть многие столичные вузы Узбекской ССР. * В 1948/49 учебном году в Среднеазиатском государственном универ: ситете (САГУ) обучались студенты 26 национальностей. Из 1891 сту

34 «Капитальное строительство СССР». Статист. сб., 1961, стр. 205.

з5 ЦГАОР СССР, ф. 9396, оп. 1, д. 334, л. 16.

36 Там же, д. 306, л. 76.

з7 А. Каррыев, Ю. Е. Пермяк. Ленинская дружба народов. Торжество ления ской национальной политики в Туркменистане. Ашхабад, 1969, стр. 218—219.

38 ЦГА Казахской ССР, ф. 1242, оп. 2, д. 324, л. 1.

39 «Известия», 15 марта 1945 г.

дента 842 представляли местные национальности: узбеки, казахи, киргизы, уйгуры, таджики, туркмены, каракалпаки, дунгане и др. Кроме них, здесь получали высшее образование русские, украинцы, евреи, татары, армяне, белорусы, латыши, чуваши, осетины, азербайджанцы, якуты. Среди обучавшихся в университете из года в год возрастало число студентов местных национальностей (см. табл. 3). Многонациональным был и состав аспирантов САГУ, которые по окончании учебы распределялись между вузами и научно-исследовательскими учреждениями республик

всей Средней Азии и Казахстана. Таблица 3 В 1946 и 1947 гг. аспирантуру Сред- Число студентов местных национальнеазиатского государственного уни- ностей в САГУ (к началу учебного верситета окончили 70 человек. По года) * национальности они распределялись следующим образом: 22 узбе- Учеб } в % к общему а 25 русских, 7 евреев, 5 татар, "" | } ":"

3 таджика, 2 украинца, 2 армянина, | казах, 1 башкир, 28 выпускников

аспирантуры были направлены в } } } распоряжение Министерства высше- } 556 33 го образования республики, осталь- 1948/49 842 37

ные в распоряжение Министерства просвещения Уз. ССР (24 человека), — Тадж. ССР (2 человека) и Туркм. 23 дцглов СССР, ф. 9396, оп. 2, д. 209, лл. ССР (1 человек) 49. " - "..." Аналогичные примеры можно было бы привести и из истории обучения молодежи коренных национальностей Крайнего Севера, Тувы и других национальных областей и республик в вузах Ленинграда; юношей и девушек автономных республик Поволжья, Башкирской АССР, Казахстана и др.— в вузах г. Казани; представителей многочисленных народов и народностей Закавказья в учебных заведениях Тбилиси И Т. Д. Обучение молодежи коренной национальности одной республики в высших и средних специальных учебных заведениях других республик, как форма братской взаимопомощи между советскими народами, существует с первых дней образования социалистического содружества народов СССР. В послевоенные годы эта форма национального сотрудничества получила еще большее развитие, стала еще более многогранной. Теперь к ней прибегали не только республики, в которых была еще недостаточно развита сеть высших и средних специальных учебных заведений. Научно-технический прогресс требовал создания в вузах новых профилей и новых специальностей. Специализация вузов приводила к необходимости самого активного взаимодействия между советскими республиками в деле подготовки кадров высшей, а нередко и средней квалификации. В 1946 г. вузы Азербайджанской ССР дали народному хозяйству 1311 специалистов, в 1947 г.— 1414 человек, в том числе: 280 инженеров разных профилей, 613 врачей и других медицинских кадров, 125 специалистов сельского хозяйства, 217 преподавателей и т. д. В 1947/48 учебном году во всех вузах республики обучалось 10 088 студентов. Тем не менее в целях подготовки специалистов, которых не выпускали вузы Азербайджана, в 1947 г. на учебу в Москву, Ленинград и

[ocr errors]

другие города страны было направлено 249 человек 41. В 1949 г. в вузах Москвы и Ленинграда обучалось более 600 студентов-азербайджанцев" Высшие учебные заведения Казахстана в 1946 г. окончили 1268 человек, а к 1949 г. число выпускников казахских вузов достигло уже 3000 человек. Несмотря на это, сотни казахов и казашек обучались в различных вузах Москвы, Ленинграда, Киева, Харькова, Ташкента, Свердловска и других городов страны. В 1949 г. только в вузах Москвы и Ленинграда обучалось более 500 казахских юношей и девушек". В сентябре 1949 г. «Казахстанская правда» сообщала, что на учебу на исторический, филологический, физический, химический и юридический факультеты МГУ приехала казахская молодежь из многих областей республики 44. В 1950 г. по заданию Совета Министров Казахской ССР была пред. принята попытка собрать сведения о студентах-казахах, обучавшихся за пределами республики. Даже незначительная часть документов по этому вопросу, попавшая в фонды Центрального государственного архива Казахской ССР, позволяет сделать вывод о широких связях Казахстана с другими республиками в деле подготовки национальных кадров интел. лигенции. В 1950 г. студенты-казахи только выпускных курсов обучались в 5 московских и 5 ташкентских вузах, в Алтайском сельскохозяйствен: ном институте, в вузах Харькова и Ленинграда *. Следует отметить, что обучение молодежи национальных республик и областей в крупных вузовских центрах страны способствовало не только ускорению выпуска специалистов из коренных национальностей, но и заметно влияло на качественный уровень их подготовки. В годы Великой Отечественной войны и в первые годы после нее широкое развитие получили подготовительные курсы. Необходимость их создания вызывалась резким сокращением числа выпускников из средних школ, снижением качества их знаний и тем, что сотни тысяч юношей и девушек в годы войны не смогли пройти полный курс обучения в средней школе. В связи с возросшими потребностями в специалистах и необходимостью восполнить потери военных лет в кадрах нужно было намного увеличить прием в высшие учебные заведения. Но сократившиеся по сравнению с предвоенными годами выпуски из средних школ ограничивали рост числа студентов в вузах. По мере восстановления школьной сети на освобожденной территории и увеличения численности выпускников 10-х классов, в связи с возвращением из рядов армии и флота демобилизованных солдат надобность в подготовительных курсах в их прежнем назначении постепенно отпадает. Теперь они все больше стали ориентироваться на работу с молодежью нерусских национальностей. Для помощи республикам в подготовке кадров национальной интеллигенции широко применялась и еще одна мера — выделение внеконкурсных мест (в 30-х годах эта система была известна как бронирование мест) в вузах Москвы, Ленинграда, Казани, Свердловска и ряда других вузовских центров страны. Практическое использование этой помощи национальным республикам можно увидеть на примере Якутской АССР. В 1944 г. Якутской АССР было разрешено организовать курсы на 60 человек для подготовки молодежи из Якутии к поступлению в цент

* ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 8, ед. хр. 824, л. 21. Из отчета ЦККП(б) Азербайджана в ЦК ВКП(б) о работе за 1947 г.

** «Правда», 23 августа 1949 г.

** «Вестник высшей школы», 1949, No 12, стр. 27.

** «Казахстанская правда», 3 сентября 1949 г.

** ЦГА Казахской ССР, ф. 1137, оп. 17, д. 601, лл. 164—165.

ральные вузы страны. По окончании курсов их слушатели сдавали приемные экзамены в Якутском педагогическом институте и затем зачислялись в вузы Москвы, Ленинграда, Горького, Иркутска, Омска и других городов СССР". С 1947 г. Совет Министров Якутской АССР получил право расходовать ежегодно до 200 тыс. руб. на оказание дополнительной материальной помощи обучавшимся в центральных вузах якутским студентам ". Тем самым юношам и девушкам Якутской АССР были предоставлены чрезвычайно льготные условия для получения высшего образования в крупнейших вузах Советского Союза. Только в 1945— 1946 гг. в центральные вузы страны были направлены 336 коренных жителей Якутии, из них 140 человек — в Москву, 35 — в Ленинград, 125— в Иркутск, 6 — в Свердловск и 30 человек — в другие города СССР 48. В 1950 г. в республику вернулись якуты, получившие высшую квалификацию в центральных вузах. Это был первый многочисленный выпуск якутской молодежи из высших учебных заведений. Самым молодым членом в содружестве советских народов была расположенная за Саянскими хребтами Тувинская Автономная область. Она особенно нуждалась в помощи других народов Советского Союза. До войны с 1925 по 1940 г. в Ленинграде, Москве, Новосибирске, Горно-Алтайске, Иркутске, Верхнеудинске, Улан-Удэ и других городах СССР было обучено 826 специалистов средней и высшей квалификации из посланцев Тувинской Народной Республики. Массовая подготовка кадров тувинской интеллигенции началась только после вхождения ТНР в состав СССР. Для обучения тувинской молодежи в центральных вузах страны ей были предоставлены льготы, которыми пользовались абитуриенты из коренного населения Якутской АССР и ряда других республик. В дни празднования пятилетия добровольного вхождения ТНР в состав Союза ССР, в октябре 1949 г. газета «Молодежь Тувы» опубликовала страницу писем молодых тувинцев, обучавшихся в вузах и техникумах Ленинграда, Красноярска и других городов страны. «Ленинградский университет гостеприимно раскрыл перед нами свои двери,— писали студенты третьего курса Сат Шулуу, Тогуй-оол и Уйнук Кара.—Тувинское отделение восточного факультета обеспечено лучшими профессорско-преподавательскими кадрами... К нашим услугам замечательная библиотека, учебные пособия. Все мы живем в хорошо оборудованном общежитии». О таком же братском приеме писали тувинские юноши и девушки из Душанбе, Красноярска и др.* Неоценимую роль сыграли подготовительные курсы в истории формирования национальной интеллигенции народов Крайнего Севера. После пребывания в Омске в годы войны Отделение народов Крайнего Севера с подготовительными курсами при нем с 1945/46 учебного года вновь стало действовать в составе Ленинградского университета 99. На это отделение и подготовительные курсы принималась молодежь из коренных народностей Севера. На первый курс — юноши и девушки со средним образованием, на подготовительное отделение — собразованием 7—8 и 9 классов. Срок обучения их был определен от 1 года до 3 лет. К помощи подготовительных курсов и внеконкурсных мест в центральных вузах страны прибегали не только малые народы, проживавшие на Крайнем Севере, в автономных республиках и областях. С под

[ocr errors]
« ПредыдущаяПродолжить »