Изображения страниц
PDF

власть или нет, он ссылается на выступление В. И. Ленина перед демонстрантами 4 июля с балкона особняка Кшесинской 98. В этом Мак-Нил не оригинален. Первым фальсифицировал выступление В. И. Ленина прокуpop Петроградской судебной палаты. Напомним, как ответил ему Ленин: «Я лично, вследствие болезни, сказал только одну речь 4-го июля, с балкона дома Кшесинской. Прокурор упоминает ее, пробует изложить ее содержание, но не только не называет свидетелей, а опять умалчивает о свидетельских показаниях, данных в печати! Я далеко не обладал возможностью иметь полные комплекты газет, но все же видел два показания в печати: 1) в большевистском «Пролетарском Деле» (Кронштадт) и 2) в меньшевистской, министерской «Рабочей Газете». Почему бы этими документами и гласным обращением к населению не проверить содержание моей речи? Ее содержание состояло в следующем: (1) извинение, что по случаю болезни я ограничиваюсь несколькими словами; (2) привет революционным кронштадтцам от имени питерских рабочих; (3) выражение уверенности, что наш лозунг «вся власть Советам» должен победить и победит несмотря на все зигзаги исторического пути; (4) призыв к „выдержке, стойкости и бдительности"»". Так, о логику ленинских доказательств разбиваются все стародавние и современные домыслы. Буржуазные историки пытаются создать впечатление, будто бы большевики в ходе июльских событий предпринимали действия, подтверждающие факт «восстания». Один из главных доводов — участие в демонстрациях вооруженных кронштадтских матросов, якобы вызванных большевиками для вооруженного захвата власти 79. Особое усердие здесь проявляет А. Улам, по словам которого, прибытие из Кронштадта в Петроград вооруженных матросов доказывает желание большевиков «пуститься в еще одну авантюру». Приведя слова одного из руководителей кронштадтцев Ф. Раскольникова о мирных намерениях матросов", А. Улам иронически спрашивает: «Если демонстрация должна была быть мирной, почему же матросы взяли с собой винтовки?» 7" Но хорошо известно, что, прибыв в Петроград, матросы не предпринимали никаких действий, которые можно было бы назвать «восстанием». Винтовки они брали с собой, как подчеркивал тот же Раскольников на митинге матросов перед отправкой в Петроград, для демонстрации той силы, которая стоит за переход власти к Советам и для защиты от нападения контрреволюционеров". Эта предосторожность оказалась нелишней: матросы неоднократно подвергались обстрелу со стороны контрреволюционных СИЛ. Доводы буржуазных авторов, пытающихся в разных вариантах представить июльские демонстрации «инспирированным большевиками восстанием», не в состоянии опровергнуть правоту ленинских слов, сказанных вскоре после июльских дней: «Несмотря на все усилия буржуазии и правительства, несмотря на аресты сотен большевиков, захват их бумаг, документов, обыски в редакциях и пр.,— несмотря на все это не удалось и никогда не удастся доказать ту клевету, будто наша партия

М с Neal. Ор. cit., p. 38.
И. Ленин. ПСС, т. 34, стр. 23—24.
Рауne. Ор. cit., p. 412; Н. Shuk man. Ор. cit., p. 185.
Раскольников. В июльские дни. «Пролетарская революция», 1923, No 5

(17), стр. 60.

* А. U1a m. Ор. cit., p. 345.

13 Ф. Раск о л ь н и ков. Указ. соч., стр. 60—61; см. также показания Ф. Раскольникова следователю комиссии Временного правительства («Красная летопись», 1932 No 3 (48), стр. 83).

[ocr errors]
[ocr errors]

т
р

ставила какую-нибудь иную цель движению 3—4 июля кроме „мирной и организованной" демонстрации с лозунгом передачи всей власти в государстве Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов»".

[ocr errors]

А. Рабинович, признавая, что буржуазная историография запуталась в оценке июльских событий, упрекает в этом советских историков: «Путаница, окружающая эту проблему, в большой мере идет от стремления советских историков рассматривать большевистскую партию как почти монолитный инструмент, покорный воле Ленинай“. Рабинович, очевидно, считает, что в действительности в 1917 г., в том числе и летом, в рядах большевиков единства не было. Мысль для буржуазной историографии Октябрьской революции не новая 7°. Рабинович, однако, недоволен своими коллегами-советоведами: «Западные ученые быстро усвоили важность отдельных групп внутри большевистской партии сразу же после Февральской революции и в Октябре, но медлили с приложением кон. цепции расколотой партии к событиям середины лета» ". А. Рабинович сделал тезис о «расколотой партии» центральной идеей своей книги. Отметим, что эта идея сложилась у автора давно. В том, что она является «ключом к пониманию большевистской политики в июне и июле,— прямо заявляет А. Рабинович,— я был убежден с самого начала своей исследовательской работы» 73. Очевидно, именно такой подход, при котором то, что требует доказательства, априорно принимается за истину. обусловил тенденциозность выводов автора. В изображении Рaбинoвича большевистская партия предстает как пестрый конгломерат: «левое крайнее крыло», «правое крыло», «левизна», «умеренные», «радикалы», «экстремисты» — эти и подобные им выражения в книге встречаются весьма часто. Цель автора — внушить читателю, что в Петрограде были три большевистских организации — ЦК. ПК и Военная организация при ЦК — каждая из которых имела «свою сферу интересов» 79. А. Рaбинoвич стремится наладить диалог с советскими историками вокруг этой проблемы. Он утверждает, что они уходят от обсуждения вопроса о разногласиях в большевистской партии в период февраля — октября 1917 г. Это не соответствует действительности. Борьба В. И. Ленина и большевистской партии против оппортунизма «спра ва» и «слева» — составная часть исторического опыта КПСС по подготовке и проведению Октябрьской революции. Работы советских историков, в том числе и те, что перечислены в библиографических списках у А. Рабиновича, показывают борьбу партии во главе с В. И. Лениным против полуменьшевистских деятелей типа Каменева, против левацких настроений, против троцкизма. Но значит ли это, что в рядах большевиков были фракции, «правое» и «левое» крыло? Понятие «фракция», «крыло» подразумевают группировки со значительной численностью, единство, если не организационное, то, по крайней мере, политико-теоретическое, наконец, наличие лидеров. Таких группировок не было в партии Ленина. Сказать о большевиках Петрограда только то, что они входили в три разные организации, которые имели разные «сферы интересов», значит ввести читателя в заблуждение. Суть вопроса заключается в том, что эти организации были объединены программно, стратегически и тактически

[ocr errors]

вокруг курса на социалистическую революцию, принятого Апрельской конференцией. Резолюции этой конференции четко и недвусмысленно ориентировали всю партию на путь борьбы за социалистическую революцию под лозунгами передачи всей власти Советам, завоевания партией большинства в Советах. Рaбинoвич совершенно неверно полагает, что после Февральской революции в партию было легко вступить лицам, не имевшим твердых большевистских убеждений ° (никаких доказательств этого он, естественно, не приводит). Хорошо известно, что программное единство большевиков было подкреплено организационно, в чем велико значение Устава партии, особенно параграфа о членстве. Ко всем вновь вступающим предъявлялись требования признания программы и Устава партии, личное участие в работе одной из партийных организаций, уплата членских взносов, рекомендации двух членов партии**. На основе указаний В. И. Ленина * большевики укрепляли свои организации, связи между ними. Что касается действительно имевших место в партии разногласий, то подход к ним, по нашему убеждению, должен определяться тем, что ни на одном из этапов они не нарушили программного и организационного единства партии, не помешали ей следовать по ленинскому пути. А. Рабинович волен придерживаться иных взглядов, но подтвердить их фактаМ и Он не В СОСТОЯНИИ. В связи с вопросом о разногласиях в рядах большевистской партии в июне-июле и их преодолении следует подробнее остановиться на одном обстоятельстве первостепенной важности. В 1920 г. в книге «Детская болезнь „левизны" в коммунизме» В. И. Ленин писал, что для обеспечения дисциплины и единства партии наряду с правильной стратегией и тактикой, организационной работой, огромное значение имеет практический опыт масс°, в том числе масс партийных. Народные массы России с марта по июль 1917 г. прошли огромную школу борьбы. В этот период не было недостатка в политических событиях, обогащавших опытом классовой борьбы. Важным уроком для трудящихся и большевистской партии был политический кризис в апреле 1917 г. В ходе стихийных антиправительственных манифестаций 21 апреля выступила группа С. Багдатьева (член ПК большевиков) с левацким авантюристским лозунгом свержения Временного правительства. Это выступление было решительно осуждено Центральным Комитетом партии. Резолюция ЦК подчеркивала: «организация, организация и еще раз организация пролетариата: на каждом заводе, в каждом районе, в каждом квартале»". Дезорганизаторское выступление С. Багдатьева было осуждено членами Петербургского комитета большевиков, а еще раньше он не был избран в состав Временной исполнительной комиссии Петербургского комитета 85. Партия извлекла уроки из апрельского кризиса; во время июльских дней, несмотря на то, что события были гораздо более массовыми и острыми, чем в апреле, все без исключения партийные организации действовали как

* А. Rab in o v it ch. Ор. cit., pp. 41, 231.

* Эти требования в марте 1917 г. были подтверждены Русским бюро ЦК РКСДРП(б), затем конференцией большевиков Петрограда в апреле, Всероссийской конференцией военных организаций РСДРП(б) в июне, и, как итог, VI съездом партии. См.: «Вопросы истории КПСС», 1962, No 3, стр. 152; «Седьмая (Апрельская) Всероссийская конференция РСДРП(б). Протоколы». М., 1958, стр. 289; «КПСС в резолюциях», ч. 1. М., 1954, стр. 366, 384.

* В. И. Ленин. ПСС, т. 31, стр. 337—338; т. 32, стр. 442.

* Там же, т. 41, стр. 7.

* В. И. Ленин. ПСС, т. 31, стр. 320.

** «Первый легальный Петербургский комитет большевиков в 1917 г.». М.—Л., 1927, стр. 100—102, 94.

единое целое, проводили в жизнь директиву ЦК, ПК и Военной органи

зации сначала о сдерживании рабочих и солдат, а затем об их мирной и

организованной демонстрации. Солдаты Петроградского гарнизона, в основной массе крестьяне,

представляли огромную силу, насчитывавшую до 200 тыс. человек и об ладавшую мощной революционной энергией, но малым политическим

опытом и недостаточной организованностью. На Второй Петроградской конферепции большевиков в июле 1917 г. отмечалось определенное отставание в выработке у солдат качеств сознательных борцов за революцию **. Военная организация в Петрограде насчитывала 2 тысячи большевиков 87. В 1-м Пулеметном полку накануне июльских событий на 19 тысяч солдат приходилось 30—50 большевиков. Почти все они вступили в партию после Февраля. Большинство пулеметчиков-большевиков придерживались директив партии, однако один из руководителей большевистской ячейки полка прапорщик А. Я. Семашко активно выступал за не медленное свержение Временного правительства силами полка *. Нетерпение определенной части солдат проявилось на Всероссийской конференции военных организаций РСДРП(б) в июне 1917 г. Здесь раздавались голоса превратить конференцию в орган восстания. В плену подобных настроений оказались отдельные работники партии, члены руководства Военной организации большевиков, в частности, В. И. Невский.

В столице после демонстрации 18 июня и начала наступления на фронте большинство рабочих и солдат были готовы к решительным действиям, обеспечивающим переход всей власти к Советам. Но значительная часть армии и провинции не поддержали бы выступления рабочих и солдат Петрограда. В. И. Ленин, Центральный и Петербургский комитеты большевистской партии считали призывы к выступлению несвоевременными, принимали меры для ликвидации повстанческих настроений. Всероссийская конференция военных организаций по докладу В. И. Ленина приняла резолюцию «О текущем моменте» с призывом «решительно бороться против анархических настроений и попыток частичных дезорганизующих выступлений, которые, если они преждевременны, могут сыграть лишь наруку буржуазии» **. Петербургский комитет большевиков 20 июня на экстренном собрании обсуждал требования о выступлении. Некоторые члены ЦК были за выступление: И. Н. Стуков, И. К. Наумов, А. П. Дыллэ. По предложению В. Володарского было решено поручить Исполнительной комиссии Петербургского комитета РСДРП(б) совместно с ЦК и Военной организацией выработать резолюцию с учетом момента, с призывами к пролетариату и солдатам воздержаться от частичных выступлений, направить всю энергию на укрепление своего влияния в отсталых слоях населения. Было принято дополнение М. И. Лациса: «В случае же, если выступление массы не удастся удержать, то брать руководство этим движением в свои руки, направляя его к воздействию на Совет и Съезд Советов» ". В результате 22 июня в «Солдатской правде» было опубликовано «Заявление Военной организации» с призывом к рабочим и солдатам не выступать. На следующий день его напечатала «Правда» с добавлением: «ЦК нашей партии, а равно и ПК всецело поддерживают это обращение» **.

* См. «Вторая и Третья Петроградские конференции большевиков в июле и октябре 1917 г. Протоколы и материалы». М.— Л., 1927, стр. 21, 35 и др. * Там же, стр. 15. * О. Н. Знаменский. Указ. соч., стр. 17, примечание. * «КПСС в резолюциях», ч. 1. М., 1954, стр. 356. * См. «Первый легальный ПК большевиков», стр. 185—196. No * См. «Солдатская Правда», 22 июня 1917 г., No 50; «Правда», 23 июня 1917 г.,

Эту линию все партийные организации столицы неукоснительно проводили в жизнь, и до 3 июля большевикам удавалось удерживать рабочих и солдат Петрограда от преждевременных выступлений. 3 июля в 4 часа дня, когда была еще надежда остановить начавшееся движение, Центральный Комитет, Петербургский комитет и Военная организация подтвердили прежнее решение — не выступать. Составлено было воззвание к рабочим и солдатам Петрограда с призывом воздержаться от выступления, которое было послано в «Правду» для опубликования". Аналогичное решение было принято заседавшей в тот день общегородской Петроградской партийной конференцией °. Поздно вечером, когда стало ясно, что начавшееся движение остановить не удалось, ЦК и ПК, а также Военная организация большевиков единодушно приняли решение о проведении 4 июля мирной и организованной демонстрации". Таким образом, партия на этом крутом повороте была единой и сплоченной. Это обстоятельство неоднократно подчеркивал В. И. Ленин: «Ни одна, ни центральная, ни местная организация нашей партии не только не выставляла ни письменно, ни устно лозунга захвата власти 3—4 июля, но и не ставила даже этого вопроса на обсуждение» **. Такова правда истории, опровергающая попытки применения тезиса о «расколотой партии» к ИЮЛЬСКИМ ДНЯМ.

[ocr errors]

Июльские события серьезно повлияли на расстановку классовых сил в стране, на тактику и судьбы политических партий. Поступательный ход революции на время замедлился.

В освещений периола июля-августа 1917 г. вплоть до корниловщины буржуазные авторы фиксируют внимание на репрессиях против большевистской партии. Одни, рассматривая большевиков как незначительную группу заговорщиков, выражают мнение, что большевистская партия якобы полностью исчезла с политической арены, а ее жизнь замерла°. Это — не что иное, как перепевы домыслов А. Керенского, утверждавшего, что у большевиков никакого влияния в массах не было и что после июльских событий большевики исчезли бы вообще как политическая сила, если бы не... корниловский мятеж". Другая группа авторов более осторожно проводит мысль о падении престижа большевиков, о колебаниях в ее рядах и среди сторонников партии**. Р. Дэниэлс, например, заявляет: «Партия лишилась своего штаба и прессы; ее вожди скрывались или сидели в тюрьме. Центральный Комитет перестал функционировать. Свердлову пришлось перенести секретариат партии в невзрачное помещение на Финляндском проспекте в Выборгском районе. За пределами }org оплота большевиков многие сторонники партии начали колебатьСЯ» ".

Верно, что в результате удара правительства и контрреволюции, направленного против большевиков, был занят юнкерами штаб партии —

[ocr errors]
« ПредыдущаяПродолжить »