Изображения страниц
PDF

к управлению народным хозяйством, органически сочетающего в себе преимущества централизованного планирования с использованием экономических рычагов и стимулов в коммунистическом строительстве. По мере развития дискуссии из всего многообразия поднятых вопросов все более четко вырисовывался ее основной предмет: каким образом привести в соответствие интересы предприятия и государства, как добиться того, чтобы то, что выгодно обществу, было выгодно каждому предприятию, и наоборот. В ходе дискуссии подчеркивалось, что возможность такого единства заложена в общественной собственности на средства производства. Однако гармоническое сочетание этих интересов не обеспечивается автоматически, оно может быть достигнуто лишь проведением правильной экономической политики, одним из звеньев которой является хозяйственный расчет. 19 марта 1962 г. «Экономическая газета» обратилась к широким кругам читателей с анкетой «Делового клуба». Центральное место среди вопросов анкеты занимала проблема взаимоотношений экономических интересов отдельного предприятия и государства в целом. Ответы на анкету клуба представляют большой интерес. В них приводились яркие примеры, когда предприятия, выпуская устаревшие виды продукции, часто не имевшие сбыта, получали премии за перевыполнение плана по «валу», а государство несло огромные убытки. Эта практика тормозила внедрение новой техники и новых видов продукции, пользующихся спросом. Был предложен ряд мер экономического воздействия на предприятия через систему поощрений, налогов, штрафов, цен. Указывалось на необходимость изменить порядок планирования и управления таким образом, чтобы создать более благоприятные условия для хозяйственной деятельности предприятий, заинтересовать их морально и материально в постоянном совершенствовании технологии, в улучшении качества продукции и тем самым поднять эффективность социалистического производства. Все более четко звучала мысль о необходимости перехода к системе такого хозяйственного расчета, при котором предприятия, руководствуясь основными, общими плановыми заданиями, сами составляли бы детальные планы производства и свободно маневрировали находящимися в их распоряжении ресурсами. Всю систему планирования и режим хозяйствования предлагалось построить так, чтобы хозрасчетные предприятия и их руководители несли полную ответственность за экономические результаты работы. На Всероссийском совещании по промышленности и строительству в апреле 1963 г. приводились факты, свидетельствовавшие о снижении эффективности использования производственных фондов в промышлен

ности и строительстве, и подчеркивались те большие возможности роста производства и повышения качества продукции, которые могли быть

достигнуты, если заинтересовать предприятия в лучшем использовании закрепленных за ними основных фондов производства. Для этого предлагалось взимать с предприятия плату за основные производственные фонды 19. Широкий обмен мнениями вызвал вопрос о критериях оценки работы предприятия, определении круга обязательных плановых показателей. Подавляющее большинство участников дискуссии исходило из того, что решающим принципом при выборе показателя или системы показателей

* См. «Всероссийское совещание по промышленности и строительству. Материалы совещания секретарей, партийных комитетов и работников промышленности и строительства Российской Федерации. 22—24 апреля 1963 г.». Сокращенный стеногр. отчет. М., 1963, стр. 18, 19, 86 и др.

является признание объективных экономических законов вообще, в том числе безусловное признание того факта, что в социалистическом обществе продукты обладают свойствами товаров, существуют товарноденежные отношения. Поэтому обобщающими показателями оценки деятельности предприятий предлагались лишь те, в которых выражена производственная и потребительская стоимость продукта. Акад. В. А. Трапезников предложил оценку по «валу» заменить оценкой по размерам получаемой предприятием прибыли. По мнению Е. Г. Либермана, для оценки деятельности предприятий надо брать не прибыль, а рентабельность (отношение прибыли к стоимости производственных фондов), которая является мерилом достигнутой предприятием экономической эффективности производства, т. е. обобщающим качественным показателем деятельности предприятия ". В ходе дискуссии отмечалось, что множественность показателей резко ограничивает инициативу предприятий, затрудняет использование хозяйственных резервов. Однако сужение круга обязательных показателей до одного (будь то показатель рентабельности или объема реализованной продукции) признавалось нецелесообразным: невозможно составить единый народнохозяйственный план и организовать четкое его исполнение, если он будет опираться только на один показатель, какими бы достоинствами такой показатель не обладал. Всестороннее обсуждение этого вопроса помогло участникам дискуссии прийти к единому мнению — оценка работы предприятий должна осуществляться суммой показателей: объемом реализованной продукции, номенклатурой важнейших видов изделий и рентабельностью. Видное место в обсуждении занял вопрос о системе материального поощрения. Предлагалось, чтобы размеры поощрения для предприятий находились в строгой зависимости от достигнутого уровня рентабельности. Чем выше рентабельность, тем выше поощрение. Причем источником поощрений должны быть собственные средства предприятий, получаемые за счет средств накопления. С интересным предложением выступил, например, начальник бюро технико-экономических расчетов Московского автомобильного завода им. Лихачева О. Волков. Чтобы заинтересовать предприятия в производстве новых видов продукции, он предложил экономический эффект, полученный от внедрения новой продукции по сравнению со старой, в первый год полностью включать в прибыль предприятия: 20% —непосредственно в фонд предприятия, а 80% — распределить между предприятием и государственным бюджетом в зависимости от выполнения заводом плана по номенклатуре и себестоимости продукции. В последующие годы соотношение 20 и 80% будет меняться, так как эффект от новой машины станет меньшим. И это будет стимулировать ее дальнейшее совершенствование ". Участники дискуссии указывали, что проблемы борьбы за высокое качество тесно связаны с политикой цен, так как переход на выпуск товаров лучшего качества требует для предприятия дополнительных затрат, вызывает повышение себестоимости продукции. Поэтому цены на выпускаемую продукцию должны сочетать стабильность с гибкостью: за освоение новой продукции высшего качества следует повышать отпускные цены на эту продукцию, тем самым перекрыть ее первоначальную стоимость и обеспечить прибыль и премию предприятию.

* См. «Правда», 9 сентября 1962 г., 17 августа 1964 г.
* См. «Правда», 18 августа 1962 г.

Суммируя итоги дискуссии, следует отметить, что в ходе ее определилось два направления. Одни участники дискуссии видели причину снижения темпов развития социалистической экономики в отставании системы планирования и управления от масштабов народного хозяйства и считали, что эта система не нуждается в коренной перестройке, а требует лишь улучшений частного характера. Ими предлагалось внедрение в практику все новых и новых плановых показателей, увеличение директивных нормативов, а использование электронно-вычислительной техники рассматривалось как спасительное средство для улучшения системы планирования. Однако большинство придерживалось другой точки зрения, считая необходимым провести широкую хозяйственную реформу, которая усилила бы экономические рычаги в системе планирования и управления, способствовала бы достижению гармонического единства экономических интересов каждого предприятия и государства в целом и тем самым расширяла основы для проявления преимуществ социалистического строя. Широкий обмен мнениями содействовал разработке научно обоснованной системы мер, направленных на усиление эффективности социалистического производства. Важную роль в подготовке экономической реформы 1965 г. сыграла опытная проверка новых принципов управления народным хозяиством страны. Так, еще в 1962 г., т. е. в период наиболее интенсивных организационных перестроек, председатель Воронежского совнархоза К. Беляк предложил провести на ряде предприятий Воронежского экономического района экономический эксперимент —— организовать работу предприятий на новых условиях планирования и экономического стимулирования *. Тогда это предложение не было принято. Но когда ведущие положения будущей реформы были уже намечены, необходимость проверки их опытным путем была поставлена на очередь дня. В 1964—1965 гг. такие эксперименты были проведены на предприятиях легкой промышленности, в некоторых автохозяйствах, на ряде шахт Львовско-Волынского бассейна. В 1964 г. на работу по-новому были переведены два швейных объединения: «Большевичка» (Москва) и «Маяк» (г. Горький), обувное объединение «Заря», кожевенный завод им. Тельмана и три предприятия текстильной промышленности. Взамен прежних показателей, утверждаемых предприятию сверху, им были установлены два обобщающих показателя: план реализации и план прибыли. Они получили право самостоятельно разрабатывать планы по объему производства, производительности труда, себестоимости продукции. Руководители предприятий сами устанавливали фонд заработной платы, размеры которого зависели от степени выполнения плана по объему производства. Предприятия установили прямые связи с потребителями (торговыми организациями) и поставщиками сырья. Они имели право взимать с поставщиков пени за нарушение договорных обязательств. Каждый квартал в фонд предприятия при условии выполнения плана реализации и прибыли поступало отчисление от прибыли в размере 4%. Из фонда предприятия производилось премирование работников. Анализ работы этих предприятий показал, что за время работы поновому все они не только выполнили, но и перевыполнили планы производства, реализации продукции и прибыли. Улучшились качественные показатели их работы: более эффективным стало использование основ

* См. «Правда», 29 октября 1962 г.

ных производственных фондов, снизилась себестоимость продукции, повысилась производительность труда, обновился ассортимент изделий, повысилось их качество. Это привело к снижению сверхнормативных запасов готовой продукции на складах предприятий. Так, товарооборот продукции швейного объединения «Маяк» ускорился с 72 дней до 24. а в секциях ЦУМа оборот продукции швейного объединения «Большевичка» — с 89,3 до 25,9 дней. Внедрение новой системы материального стимулирования позволило повысить зарплату промышленно-производственного персонала в среднем на 3,4% ". Учитывая в целом положительный опыт работы этих предприятий, было решено расширить рамки эксперимента и перевести на работу по прямым договорам с торгующими организациями еще около 400 предприятий легкой промышленности. Для оценки работы предприятий были установлены такие показатели, как объем реализуемой продукции в оптовых ценах, основная номенклатура изделий, сумма прибыли, показатель рентабельности, платежи в бюджет, ассигнования из бюджета (включая фонд заработной платы). План производства по ассортименту, качеству и срокам поставок устанавливался по договору между торговой организацией и предприятием. Торгующие организации имели право при изменении спроса на товары вносить изменения в заказы промышленным предприятиям. Опыт показал, что названные выше плановые показатели и установление прямых связей между поставщиками и потребителями — наиболее удачная форма сочетания централизованного планирования с развитием инициативы и экономической заинтересованностью предприятий 3 выпуске продукции, которая необходима для народного хозяйства. Предприятия, переведенные на новые условия работы, за короткий срок увеличили объем выпускаемой продукции, улучшили ассортимент и качество товаров, пользующихся более широким спросом, за счет отчислений от прибыли создали стимулирующие фонды (развития производства, премиальный). Успехи были достигнуты, несмотря на существенные трудности, с которыми им пришлось столкнуться (несвоевремензое снабжение сырьем и материалами, перестройки производства в связи с расширением ассортимента, отказы торгующих организаций от своих заказов, разновыгодность изделий для поставщика и потребителя) 15. На Украине на новые методы планирования и экономического стимулирования были переведены некоторые шахты Львовско-Волынского угольного бассейна. И здесь были получены положительные результаты: в короткий срок плановая убыточность этих шахт была ликвидироваНа 15. Одновременно проводился эксперимент в автотранспортных предприятиях. Совет Министров СССР поручил Комитету по вопросам труда и зарплаты совместно с Московским и Ленинградским горисполкомами применить новую систему планирования и экономического стимулирования в некоторых автохозяйствах, обслуживавших промышленность, строительство, торговлю, а также междугородные перевозки ".

* См. Б. И. Гвоздев, В. К. По кровский. Из истории подготовки экономичереформы 1965 г. в СССР. В сб. «Из истории борьбы КПСС за победу социалистинеской революции и построение коммунистического общества». М., 1970, стр. 253—254. * См. там же, стр. 260, 278. * См. «Экономическая газета», 16 июня 1965 г. * См. А. Н. Косыгин. Об улучшении управления промышленностью, совершенствовании планирования и усилении экономического стимулирования промышленного производства. Доклад на Пленуме ЦК КПСС 27 сентября 1965 г. М., 1965, стр. 37.

[graphic]
[graphic]

С 1 мая 1965 г. пять грузовых автотранспортных предприятий были переведены на полную самоокупаемость. Вместо многочисленных, утверждаемых сверху показателей, им был установлен один плановый показатель — отчисление от прибыли в государственный бюджет. При этом в обязательном порядке сохранялся перечень предприятий, прикрепленных к автохозяйствам, с указанием объема перевозимых грузов. Было установлено, что отчисления в бюджет автохозяйства от плановой прибыли составят 99%, а от сверхплановой — 40%. Этим самым стимулировалось принятие ими повышенных плановых заданий. Руководители автохозяйств получили бóльшую самостоятельность в решении конкретных производственных вопросов: могли приобретать, реализовывать и списывать транспортные средства и ненужное оборудование, заключать хозяйственные договоры по перевозке грузов с предприятиями и организациями помимо тех, которые были установлены для них в обязательном порядке. Автохозяйства были освобождены от регистрации штатов и смет административно-управленческих расходов в финансовых органах. Руководители автохозяйств сами устанавливали размеры зарплаты, причем зарплата инженерно-технического персонала и служащих была поставлена в зависимость от фактической среднемесячной зарплаты шоферов. Для каждой должности по штатному расписанию был установлен расчетный коэффициент. Повышенными расценками поощрялась загрузка порожних автомашин, следующих в обратном направлении И Т. Д. И в автохозяйствах новые условия работы оправдали себя, хотя некоторые положения статуса предприятия нуждались в корректировке. Так, в отдельных случаях рост заработной платы, включая премии, опережал рост производительности труда. Это указывало на то, что фонд заработной платы должен быть одним из тех показателей, которые планируют предприятиям вышестоящие организации. В фонд развития производства предприятия отчисляли гораздо меньше средств, чем в фонд материального стимулирования. Требовалось найти целесообразные размеры этих отчислений. Анализ первых результатов эксперимента в автохозяйствах позволил в конце 1965 г. перевести на новую систему планирования свыше 100 предприятий автомобильного транспорта. Экономический эксперимент проводился по всему автомобильному хозяйству Таганрога и Ленинграда и по Управлению междугородных перевозок Главмосавтотранса. В результате введения новой системы планирования улучшились важнейшие показатели деятельности автотранспортных предприятий— объем перевозок и грузооборот. За май—сентябрь 1965 г. по сравнению с тем же периодом 1964 г. на московском автокомбинате No 1 грузооборот составил 112,4%, а объем перевозок — 110,8%, в ленинградской автоколонне соответственно 145,2 и 107,4%. Дополнительно было перевезено большое количество народнохозяйственных грузов, значительно сократились порожние пробеги. Повышение материальной заинтересованности шоферов, а также работников обслуживаемых предприятий обусловило уменьшение простоев автомобилей при погрузке и разгрузке. Значительно выросла производительность труда, что позволило сократить общую численность работающих по сравнению с 1964 г. Только по трем московским предприятиям она уменьшилась на 406 человек или на 8,5%; при этом возрос удельный вес шоферов.

« ПредыдущаяПродолжить »