Изображения страниц
PDF

правды истории в „интересах" политики приводит к явному абсурду. Действительные, а не выдуманные интересы политики требуют объективного знания не только настоящего, но и прошлого. Возникает пропасть между реальностью и представлением о ней» (стр. 80). Это обстоятельство, на наш взгляд, имеет существенное значение, ибо оно во многом объясняет, с одной стороны, неспособность буржуазной историографии дать объективную историческую картину, а с другой — ее попытки «усовершенствоваться», отойти от изживших себя схем. В следующем разделе монографии читатель находит весьма ценный информационный материал. О том, как развивалось и как организовано изучение СССР в США, в нашей литературе уже писалось", но столь обширного и полного очерка на эту тему еще не было. В нем показано складывание историографии, охарактеризованы исследовательские центры и институты, библиотеки и периодические издания, межнациональные связи советоведов,— словом, показан в действии тот большой механизм, который представляет собой современное американское советоведение. Основу книги составляют разделы, посвященные анализу «концептуального багажа» советоведов по таким основным проблемам, как Октябрьская революция, строительство социализма в нашей стране, Великая Отечественная война, история советской внешней политики. Б. И. Марушкин подробно излагает (и цитирует) интерпретации этих проблем в историографии США, используя в полемике обширный и разнообразный арсенал контраргументации. Вскрывая внутренние противоречия американского советоведения, прослеживая их связь с обветшалыми «теориями», опровергнутыми жизнью, он показывает их научную несостоятельность. Конечно, автору можно было бы высказать замечания и пожелания в отношении критики тех или иных тезисов буржуазных историков. Специалисты, вероятно, указали бы места, где стоило привлечь дополнительный фактический материал. Но необходимо учитывать обобщающий характер работы. Не только большинство ее разделов, но и отдельные рассматриваемые в них проблемы требуют специальных монографических исследований, которых, к сожалению, пока недостаточно. По-видимому, широкие тематические рамки книги помешали автору полнее показать те существенные изменения и сдвиги, которые происходят в американском «советоведении» в последнее время. Он совершенно справедливо отмечает: «Общий кризис идеологии и политики антикоммунизма вызвал трещины и в здании советоведения. И не случайно, что ныне в американской буржуазной историографии раздаются далеко не ортодоксальные голоса. Речь здесь идет не о прогрессивных исследователях, а о тех буржуазных ученых, которые под давлением фактов призывают к пересмотру догматических представлений об СССР. В американской буржуазной историографии происходит „эрозия", „износ" антисоветских догм и концепций» (стр. 377—378). Этот весьма важный вывод следовало бы шире подтвердить конкретными примерами. В книге Б. И. Марушкина фигурируют имена многих американских специалистов по истории СССР. Жаль, что ведущие из них не охарактеризованы несколько подробнее. Монография интересна широкому кругу читателей, между тем язык ее порой излишне «закодирован» специфической терминологией. Деятельность американского советоведения постоянно расширяется и интенсифицируется. Его продукция все чаще «оснащается» ссылками на архивные материалы, труды В. И. Ленина и советских историков. В сферу исследования вовлекаются новые для буржуазной историографии области: социально-экономические процессы, революционные движения масс, борьба классов и т. д. Разрабатываются уточненные, «эластичные» концепции. Но за этим внешним, научным фасадом по-прежнему стоят антисоветские и антикоммунистические цели. Усложняющаяся идеологическая борьба требует от историков, ведущих прямую полемику с буржуазной историографией, создания высокопрофессиональных работ. Одной из них, несомненно, является книга Б. И. Марушкина.

Г. Орловский

* См., напр., И. М. Краснов. Изучение истории СССР в США, некоторые цифры и факты. «История СССР», 1964, No 6; Б. П. Каневский. К характеристике американского советоведения. «Вопросы истории», 1966, No 5; В. П. Филатов. Русские центры в США. «США. Экономика. Политика. Идеология», 1970, No 4, и др.

[merged small][merged small][ocr errors][merged small]

Вышел из печати первый номер ежеквартальника «Вестник военной истории»", призванного освещать актуальные проблемы, получившие отражение в перспективных тематических планах научно-исследовательской работы Института военной истории. Редакционная коллегия «Вестника» намерена публиковать статьи и материалы, раскрывающие военное наследие классиков марксизма-ленинизма, показывающие вклад В. И. Ленина в разработку основ советского военного строительства, принципов руководства Вооруженными Силами, а также его практическую деятельность организатора и руководителя обороны Советского государства. Статьей из этой серии — «В. И. Ленин и первые шаги советского военного строительства», принадлежащей перу Ю. Кораблева, открывается и вышедший в свет номер «Вестника». - Методологическим проблемам военной истории посвящается публикуемая в пер. вом номере «Вестника» статья В. Кулакова, С. Тюшкевича и В. Логина «К вопросу о методологии советской военно-исторической науки». Авторы показывают, как, опира. ясь на философское и военно-теоретическое наследие К. Маркса, Ф. Энгельса и В. И. Ленина, применяя ленинские методы анализа истории войн и военного строительства, советская военно-историческая наука разоблачает лживые концепции бур. жуазных фальсификаторов. Раздел историографии представлен в номере статьей И. Ростунова «Некоторые вопросы изучения истории первой мировой войны». Видное место на страницах «Вестника» отводится вопросам периодизации воен ной истории, классификации и систематизации объективных законов войны, военного строительства и военного искусства. Намечена также публикация материалов по конкретным практическим вопросам военно-исторических исследований. Научные сообщения и проблемные статьи из этой серии расскажут об опыте работы историков над архивными документами, практике подготовки картографических материалов как неотъемлемой части военно-исторических исследований. Важнейшая задача «Вестника» — разработка и освещение истории Великой Оте. чественной войны. В первом номере публикуются две статьи по этой проблематике. Б. Соловьев в статье «Фактор стратегической внезапности в битве под Курском» анализирует документы немецко-фашистских штабов по операции «Цитадель» и меропри: ятия гитлеровского командования, стремящегося обеспечить внезапность наступлення на Курск. Одновременно автор рассматривает контрмеры, предпринятые Ставкой Верховного Главнокомандования по обеспечению победы под Курском — выдающегося достижения советского военного искусства. Несомненный интерес новизной трактовки многочисленных вопросов, связанных с борьбой против немецко-фашистской авиации и флота на балтийских коммуникациях, представляет статья В. Ачкасова «Защита морских сообщений на Балтике в ходе Ве м.

ликой Отечественной войны». Под рубрикой «Научные обзоры и сообщения» опубликована статья А. Носкова «Движение Сопротивления в Норвегии в 1940—1945 гг. и позиция английского правительства». Автор приходит к выводу, что если на первых порах английские правя . щие круги были заинтересованы в активизации движения Сопротивления в Норвегии, | то в дальнейшем они приложили максимум усилий к тому, чтобы затормозить е} , Привлекут внимание читателей и материалы, которые публикуются под рубрикой } «Против фальсификации истории». В статье О. Ржешевского «Противоречия буржуаз. ной историографии в освещении Сталинградской битвы» обстоятельно рассматрива

«Вестник военной истории. Научные записки Института военной истории», No I. М., Воениздат, 1970, 224 стр.

[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]
[graphic]

ются современные оценки и некоторые новые тенденции в освещении этого грандиозного сражения буржуазными исследователями.

В первом номере «Вестника» опубликована также статья И. Шинкарева «Болгария во второй мировой войне». Автор рассматривает наиболее важные аспекты темы: страна накануне и в первые годы второй мировой войны, вооруженное восстание 9 сентября 1944 г. и приход к власти правительства Отечественного фронта, освобождение Советской Армией Болгарии и заключение мирного договора.

Такова тематика статей, опубликованных в первом номере «Вестника военной истории». Новое издание принесет большую пользу всем, кто работает в области военной истории, интересуется ее проблемами.

Н. Я. Комаров

НОВЫЙ УЧЕБНЫЙ ПЛАН ИСТОРИЧЕСКИХ ФАКУЛЬТЕТОВ педАгогических институтов

Проблема дальнейшего совершенствования высшего исторического образования давно находится в центре внимания научно-педагогической общественности. Пути повышения качества подготовки учителей истории неоднократно являлись предметом обсуждения на страницах периодической печати, на совещаниях работников исторических факультетов педагогических институтов. Много ценных предложений было высказано участниками Всесоюзного совещания о мерах улучшения подготовки научно-педагогических кадров по историческим наукам, которое проходило в Москве в декабре 1967 г. Вопрос об улучшении подготовки студентов исторических факультетов рассматpивался на заседании Комиссии по содержанию исторического образования Академии наук СССР и Академии педагогических наук СССР". Предложения кафедр и отдельных ученых педагогических институтов неоднократно обсуждались на рабочих заседаниях Научно-методического совета по истории Министерства просвещения СССР. Широкое обсуждение состояния и путей совершенствования высшего исторического образования позволило выявить недостатки типового учебного плана специальности No 2108 «История», которые были учтены при разработке нового учебного плана для исторических факультетов, утвержденного (27 февраля 1970 г.) Министерством высшего и среднего специального образования СССР в качестве типового. В новом плане специальности «История» время на теоретическое обучение увеличено с 116 до 122 недель. Значительно увеличены сроки экзаменационных сессий — с 17 до 24 недель. Всего за время обучения в институте студент исторического факультета обязан сдать 29 экзаменов и получить 26 зачетов. Существенно изменилось содержание и номенклатура дисциплин психолого-педагогического цикла, которые будут изучаться на всем протяжении учебы в институте (кроме последнего семестра), причем экзамены или зачеты по этим дисциплинам выносятся на каждую экзаменационную сессию. Профессиональная подготовка будущего учителя истории начинается с первого курса, на котором студенты изучают «Введение в педагогику» (20 лекционных часов и 10 часов семинарских занятий). Новая для педагогических институтов дисциплина знакомит студентов с вопросами образования и обучения в советской школе, с задачами коммунистического воспитания, с теоретическими основами системы народного образования, устанавливает связи педагогики с другими науками. На втором курсе изучается история педагогики (50 часов лекций, 10 часов семинарских занятий), и на третьем курсе — педагогика школы, которая тоже является новой учебной дисциплиной. В курсе «Педагогика школы» (по 30 часов лекционных и лабораторных занятий) раскрываются социальные и педагогические функции школы, ее связи с семьей и советской общественностью. Одновременно (за счет часов, отведенных на лабораторные занятия) проводится ознакомление студентов с практической работой школы. Психология, в отличие от ранее действовавшего учебного плана, представлена двумя самостоятельными курсами: «Общая психология» (50 лекционных и 20 лабораторных часов) и «Возрастная и педагогическая психология» (30 часов лекций). Разделение единого курса психологии на две самостоятельные дисциплины объясняется тем, что проблемы развития психики детей и подростков, а также вопросы психологии воспитания и обучения в силу их самостоятельного значения нельзя более рассматривать как придаток к общим проблемам психологии. Психолого-педагогический цикл дополняет курс «Возрастная физиология и школьная гигиена» (42 лекционных и 8 часов лабораторных занятий). Педагогическая практика установлена продолжительностью в 17 недель, в том числе практика по воспитательной работе в пионерских лагерях — 4 недели (после перво

го курса), педагогическая практика в школе — 13 недель (на третьем и четвертом курсах).

* учили указанного заседания опубликованы в журнале «История СССР», С, ,

В новом учебном плане расширена методическая подготовка студентов, что должно способствовать повышению эффективности педагогической практики. «Методика преподавания истории» (по 40 часов лекционных и практических занятий) изучается на третьем курсе, до начала первой педагогической практики в школе. В учебный план введена новая дисциплина — «Методика преподавания обществоведения» (20 лекционных и 10 часов практических занятий), которая изучается до второй педагогической практики. Выделение курса методики преподавания обществоведения вызвано тем, что школьный курс «Обществоведение» имеет существенные особенности, связанные с его обобщающим характером, органической связью с общественно-политической жизнью и проблемами современности. Методическую подготовку будущих учителей истории дополняют в новом учебном плане факультативные дисциплины: «Технические средства обучения» и «Методика факультетов в школе». В целом количество часов, отведенное на изучение методики преподавания истории и обществоведения, увеличилось на 40 часов. Все перечисленные изменения в новом учебном плане специальности «История» по сравнению с ранее действовавшим учебным планом направлены на расширение и углубление психолого-педагогической и методической подготовки студентов. Однако, признавая большую роль психолого-педагогических дисциплин в подготовке учителей истории, составители проекта нового учебного плана исходили из того, что главную роль в этом процессе играют специальные исторические дисциплины. В новом учебном плане специальные исторические дисциплины занимают более 57% учебного времени, отведенного на теоретическое обучение (2080 учебных часов). По-прежнему основными курсами, определяющими специальную подготовку будущего учителя истории, являются общие курсы истории СССР и всеобщей истории. Курс «История СССР» изучается студентами на первых трех курсах, экзамены запланированы на 1, 2, 4, 6-м семестрах, зачеты — на 3-м и 5-м семестрах. Количество часов, отведенных на курс отечественной истории, в новом учебном плане увеличено до 530 (против 500 часов в учебном плане 1963 г.), в том числе на лекции — 320 часов, на практические занятия — 210 часов. Знания, приобретенные студентами во время изучения общего курса отечественной истории, дополняет курс «Историография истории СССР» (70 } который будет читаться на четвертом курсе. Курс всеобщей истории сохраняет свое традиционное разделение на четыре основные части: «История древнего мира» (210 часов, первый курс), «История средних веков» (210 часов, второй курс), «История нового и новейшего времени» (370 часов, третий и четвертый курсы), «Новая и новейшая история стран Азии и Африки» (170 часов, четвертый курс). Новым для педагогических институтов является курс «Историография новой и новейшей истории», введенный в типовой учебный план (50 лекционных часов). Таким образом, эта часть цикла специальных дисциплин в новом учебном плане не претерпела существенных изменений. Наиболее существенные изменения коснулись подготовки студентов как специалистов-историков: в учебный план включены новые предметы, знакомящие их с вспомогательными историческими дисциплинами, вооружающие навыками исторического исследования, методами исторического краеведения. Об этих новых дисциплинах следует рассказать подробнее. Курс «Вспомогательные исторические дисциплины» будет изучаться как обязательный в первый год учебы (70 часов, в том числе 20 часов семинарских занятий). Студенты ознакомятся с основами палеографии, хронологии, исторической географии, топонимики, метрологии, нумизматики, а также с методикой археологических разведок и раскопок. Вспомогательные исторические дисциплины будут изучаться студентами исторических факультетов в объеме, необходимом для изучения родного края, внеклассной кружковой работы, руководства школьным историческим музеем, для собирания и обработки местного материала с целью использования на факультативных занятиях с учащимися и т. д. Сведения теоретического характера в программе сочетаются с чисто практическими рекомендациями по использованию данных вспомогательных исторических наук в повседневной работе учителя истории. Изучение вспомогательных исторических дисциплин студентами завершается экзаменом в конце второго семестра I курса. В педагогических институтах Российской Федерации, подготавливающих учителей для русских школ, рекомендуется дополнительно ввести спецкурс по одной из вспомогательных исторических дисциплин за счет часов, отводимых учебным планом на дисциплины в связи с особенностями союзной (автономной) республики. Принципиально новым является для педагогических институтов курс «Историческое краеведение» (30 часов, в том числе 10 часов практических занятий). Программа курса ставит целью, не дублируя соответствующих тем по методике истории, вооружить будущего учителя общим и знаниями и навыками, необходимыми для дальнейшей историко-краеведческой работы в любом из населенных пунктов Российской Федерации.

Изучение курса исторического краеведения завершается сдачей зачета после 2-го семестра и совпадает, таким образом, с окончанием работы студентов над обязательным курсом вспомогательных исторических дисциплин. С этими двумя курсами непосредственно связана музейно-археологическая краеведческая практика, которая проводится на базе исторических музеев и архивов по месту нахождения педагогического института в течение двух недель после окончания первого учебного года. .*" Некоторые изменения коснулись курса археологии. В новом учебном плане предусмотрено изучение студентами «Археологии СССР»: материал по зарубежной археологии из программы исключен. Это вызвано тем, что большие успехи советской археологии, накопившей материал по всем периодам истории человечества, дают возможность ограничиться в систематическом курсе археологии отечественными памятниками. Особенностью программы является широкое привлечение материалов раскопок Сибири и Дальнего Востока. Археология также изучается студентами исторического факультета на первом курсе (40 лекционных часов); практические занятия по археологии перенесены на период учебной музейно-археологической практики. Недельная нагрузка студентов исторических факультетов обязательными занятиями в большинстве семестров составляет 30 часов (на 5 семестре — 29 часов, на 8 семестре—28 часов), что обеспечивает выделение времени для факультативных курсов. Новым учебным планом предусмотрен ряд факультативных дисциплин, углубляющих специальную историческую и общеобразовательную подготовку будущих учителей истории: «Источниковедение истории СССР», «Историко-художественная литература», «Русская и советская литература», «Зарубежная литература», «Иностранные языки». Факультативные занятия по иностранному языку должны проводиться на 5—7 семестрах, после окончания обязательных занятий. Итоговый экзамен по иностранному языку проводится на 7 семестре. В новом учебном плане увеличено время, выделенное на курсы и семинары по выбору — до 330 часов (180 лекционных часов и 150 часов практических занятий),— проводимые на 5—7-м семестрах, по 6—8 часов в неделю. Примерный перечень этих курсов и семинаров включает следующие темы: «История народного хозяйства», «История науки и техники», «История культуры», «История искусства», «История международного коммунистического и рабочего движения», «История международных отношений», «История общественных организаций в СССР», «История русского военного искусства», «Источниковедение новой и новейшей истории», а также курсы и семинары, рекомендованные кафедрами. Точно определено число курсов и семинаров, которые должен по выбору прослушать каждый студент за время обучения в институте: 3 курса (по истории СССР, по всеобщей истории, по педагогике и методике преподавания или по любому разделу истории по выбору студента) и 4 семинара (по истории СССР, по всеобщей истории, по методике преподавания истории и обществоведения и по любому разделу истории на выбор). За время обучения студенты должны выполнить 2 курсовые работы: на 4-м и 7-м семестрах. В новом учебном плане учтено пожелание работников исторических факультетов о введении дипломных работ не только по педагогике и психологии, но и по специальным историческим дисциплинам. Учитывая, что не все педагогические институты в настоящее время подготовлены к обязательному введению дипломных работ для всех студентов, в плане предусмотрено разрешение выполнять дипломные работы тем из них, кто проявил склонность к научной работе, активно участвовал в различных конкурсах студенческих научных работ, в деятельности студенческого научного общества, показал отличные или хорошие знания. Право разрешать студентам выполнять дипломную работу вместо соответствующего государственного экзамена предоставлено совету института (факультета). Однако основной формой итоговой проверки знаний выпускников исторических факультетов и в новом учебном плане остаются государственные экзамены. В 1970/71 учебном году на работу по новому учебному плану перешли первые курсы исторических факультетов; последующие курсы (второй, третий, четвертый) продолжают работу по ранее утвержденному типовому учебному плану. Таким образом, яолностью исторические факультеты перейдут на новые учебные планы в течение ближайших четырех лет. Опыт работы по нему, несомненно, покажет, насколько правильно и полно учли составители учебного плана современные требования в подготовке учителей истории и обществоведения.

В. В. Каргалов ученый секретарь Научно-методического совета по истории Министерства просвещения СССР

« ПредыдущаяПродолжить »