Изображения страниц
PDF

В исторических работах, где «модернизация» используется для обозначения особой исторической эпохи «обновления» мира, мы встречаемся с той же понятийной неопределенностью, что признается самими западными авторами". Не менее сложным, чем установление понятия «модернизация», является уяснение конкретно-исторического содержания того процесса, который оно призвано олицетворять. Прежде всего налицо отсутствие единого мнения относительно того, какие народы прошли или Проходят через «модернизацию». В то время, как для одних авторов (Р. Уорд, Р. Макридис, Дж. Неттл, Р. Робертсон 7) «модернизация» — специфинеское явление, вызванное необходимостью подтягивания незападных стран до уровня «передового Запада», для других (М. Леви, С. Эйзенштадт°) — это общеисторическое явление, определенная стадия или даже целая эпоха в развитии всех стран, включая западноевропейские". Добавим к этому, что несмотря на отдельные попытки (Т. Парсонс, С Блэк и др.) определить фазы или этапы эпохи «модернизации», хронологические грани ее не фиксированы с достаточной точностью и отличаются крайней растяжимостью (достаточно сказать, что в качестве исХодного пункта «модернизации» в разных странах фигурируют и XVII в., и XVIII в., и XIX в.). Если расплывчатость и неопределенность представляют первую важнейшую особенность теории «модернизации», то второй является ярко выраженная идеологическая направленность. На это уже обращаЛ0сь Внимание советскими исследователями — социологами, в частности, на VI Эвианском социологическом конгрессе 19. Однако было бы ошибочным не замечать, что с точки зрения методологической теорию «модернизации» отличают некоторые черты, которые превращают ее в весьма характерное явление современной буржуазной общественной мысли. Таких черт по крайней мере три. ВоПервых, теорию «модернизации» отличает (как уже отмечалось выше) Признание идей развития и исторического прогресса, толкуемого, одНако, весьма односторонне, так как понятие последнего полностью отождествляется с буржуазным прогрессом. Во-вторых, как уже говорилось, ей присуще признание закономерности и обусловленности исторического процесса. Но эти категории трактуются в рамках теории «модернизации» механистически. В-третьих, она придает большое значене социально-экономическим факторам в качестве силы, определяюшей общественное развитие. С точки зрения гносеологической принятие буржуазной историографией на вооружение теории «модернизации» — явление симптоматическое. Разъедаемая агностицизмом и иррационализмом, буржуазная наука * тоже время пытается активно разрабатывать методологические проблемы, будучи побуждаема к этому как конкретной обстановкой и свое

[ocr errors]

* В частности, американским профессором Палмером, предпринявшим попытку пересмотра через призму «модернизации» всей новой истории в международном издании «Propyläen Weltgeschichte. Eine Universalgeschichte» (Вerlin — Frankfurt, 1960—1964). , " См. сборники: «Моdern Political Systems, Europe». Ed. by R. Масridis and R. Ward, New Jersey, 1963; «International System and Мodernization of Society». Еd. by J. Nettl and R. Robertson. Lnd., 1968.

* М. Levi. Ор. cit.; S. Еis en stadt. Ор. cit.

* По определению С. Эйзенштадта, например, «модернизация» — всеобъемлющий роцесс изменения современных политических систем по образцу Западной Европы и Сев.Америки, начиная с XVII в. (S. Еisen stadt. Ор. cit., p. 1).

* Материалы конгресса опубликованы в двух сборниках: «Социология и идеолоня» (М., 1969) и «Социологические проблемы международных отношений» (М., 1970). См. статьи В. С. Семенова и В. Д. Модржинской.

13 История СССР, No 1

образием идеологической борьбы на созременном этапе, так и специ фическими процессами развития буржуазной общественной мысли, од ним из характерных проявлений которых является реакция ее на усили вающееся воздействие марксизма. Отсюда — поиски замены устарев шим и бесплодным теориям, попытки дать соответствующее «духу вре мени», а также идеологическим задачам буржуазного общества, объяс нение закономерностей общественного развития, а главное — его исто рических перспектив. Не затрагивая специально всех аспектов теории «модернизации» в том виде, в каком она разрабатывается социологами, рассмотрим, как используются ее положения для характеристики истории развития об

[ocr errors][merged small]

Одним из первых, кто использовал понятие «модернизации» для обозначения определенного периода мирового исторического процесса. был У. Ростоу. Его экономическая теория является, как известно, разновидностью неокейнсианства. Но, кaк подчеркивает автор «Стадий экономического роста», он ставил перед собой более обширную задачу, чем создание новой теории воспроизводства, а именно — разработку оригинального (при этом направленного против марксизма) метода генерализации в изучении «modern society» ". В качестве аналитического инструмента У. Ростоу принял принцип историко-экономического сравнения, а своим теоретическим кредо сделал весьма архаическую идею стадийного развития общества. Характеристика теории стадий в целом не входит в нашу задачу, но поскольку идеи Ростоу нашли в той или иной мере отражение в работах о «модернизации», остановимся на том, как он понимает смысл «модернизации» и как соотносит этот процесс со схемой стадийного развития общества *. Исходным пунктом в рассуждениях У. Ростоу является признание идентичности процесса «модернизации» у различных народов, безотносительно к определенному историческому периоду и общественно-экономическим условиям. Как отмечает У. Ростоу, «стадии роста» призваны акцентировать внимание на «единообразии» хода «модернизации», а также на равнозначности своеобразия каждого национального опыта. Согласно его схеме (построенной на основе принципов социального плюрализма), на определенной ступени развития («скачок»), которой различные народы достигают под влиянием одних и тех же факторов, но в различное время, «традиционное», аграрное по природе общество начинает свою «модернизацию». Законченного общего определения процесса «модернизации» у Ростоу нет, а разбросанные характеристики отличаются расплывчатостью

* Следует отметить, что понятие «modern society» («современное общество») в буржуазной историографии столь же неопределенно, сколь и понятие «модернизация». Неопределенны и хронологические границы «современного общества». Наиболее распространенной является точка зрения, которая рассматривает переход к «современному обществу» как результат интеллектуальной революции XVII—XVIII вв. Попытка опре. деления важнейших черт «современного общества» предпринята в сборнике «Social

Сhange. Sources, Pattern and Consequences» (N. Y., 1964, p. 21). * «Стадии роста,— пишет У. Ростоу,— могут быть выделены тогда, когда тради

ционное общество начинает свою модернизацию» (W. Rostow. The Stages of Economic Growth. Сambridge, Мass., 1960, p. 12).

и неопределенностью. Однако авторское понимание этого процесса можно установить путем выделения признаков, характеризующих общество, | претерпевающее модернизацию». Это— интенсивное развитие новой индустрии, определенный уровень инвестиций (от 5—10% и более), растущий спрос на рабочих, сырье и средства связи, урбанизация, распространение новой техники в сельском хозяйстве и т. д.". Процесс «модернизации» у У. Ростоу является таким образом олицетворением абстрагированной идеи прогрессивного развития общества. Но идея протресса, как мы видим, обеднена и искажена сведением его лишь к техникоэкономическим факторам, что в свою очередь придает процессу «модернизации», так же как и всей схеме стадийного развития общества, черты механистичности ". Необходимо отметить, что наряду с экономическими признаками, определяющими сущность «модернизации», Ростоу выделяет также признаки социально-политические, а именно наличие такой «политической, социальной и институциональной структуры, которая позволяет использовать побуждения к экономическому росту»". В этой связи Ростоу сформулировал получивший широкое распространение тезис об элите — носительнице «модернизаторских идей», а также о «реактивном» (в работах других авторов — модернизирующем ") национализме как средстве превращения этих идей в общественную силу. Но и в этом сочетании признаков процесс «модернизации», изображаемый Ростоу, остается лишь социологической абстракцией, лишенной (в силу игнорирования таких критериев общественного развития как формы собственности, общественные отношения, классовая борьба) конкретного исторического содержания. Вынос этого процесса за рамки определенных общественно-экономических формаций не преследует иных целей, кроместирания граней между ними и «взрыва» самого понятия формации". Это очень наглядно прослеживается в предложенной У. Ростоу трактовке «модернизации» России. Истоки «модернизаторской» идео| логии в России автор связывает с Петром I, когда тот повернулся к Западу «с убеждением в необходимости модернизации страны»“. Что касается непосредственного осуществления задач «модернизации» России, то оно относится к почти вековому периоду, начинающемуся с реформ 1860-х гг. и кончающемуся уже в условиях советского времени, когда была «завершена модернизация России как отсталой страны»“. Отмена крепостного права и политические реформы 1860—1870 гг., имевшие целью уничтожение феодализма, меры экономической политиБй царизма, направленные на насаждение капитализма «сверху», и со

* Ibid., pp. 8, 39.

" На эту особенность теоретических построений У. Ростоу указывают и буржуаз*ые политэкономы. См. Б. Сэл и г мен. Основные течения современной экономической мысли. М., 1968, стр. 516.

} W. Rostow. Ор. cit., p. 39. н } "ример сб. «Ideologies of the Developing Nations». Еd. by P. Sigmund.

*u, , p. 3.

"В одном из выступлений П. Н. Федосеева и Ю. П. Францева было очень точно } что «буржуазные теоретики хватались буквально за каждое и всякое новое } Рытие, относящееся к минувшим историческим периодам, для того, чтобы расшатать }ие формация. История под их пером рассыпалась на отдельные, не связанные за}и внутреннего развития, эпохи». П. Н. Федосеев и Ю. П. Францев. О раз

} методологических вопросов истории. Сб. «История и социология», М., 1964,

стр. 27. } W. Rostow. Ор. cit., p. 65. ризуя } р. 66. Ростоу называет завершителем «модернизации» Сталина, характеновным о как наследника Витте. Из его рассуждений, однако, неясно, с какими осЛата и признаками он связывает завершение «модернизации». Можно лишь предпоть, что эта стадия совпадает с переходом к «зрелости».

ветские пятилетки, результатом которых было построение фундамента социализма, выступают как идентичные явления. В результате затемняется действительное содержание тех изменений в истории нашей страны, которые совершились в течение отмеченного Ростоу периода, а именно, переход ее сначала от феодализма к капитализму, а затем к социализму. В целом схема «модернизации» России, начертанная Ростоу, абсолютно не исторична и не дает никакого представления о действительных исторических процессах, которые имели место в рассматриваемый период. Объясняется ли это тем, что У. Ростоу, как известно, не историк? Во всяком случае, не в первую очередь. Показательно, что составить представление об историческом содержании процесса «модернизации» трудно и по работам буржуазных историков, которые ставили перед собой задачу исследовать его в сравнительно историческом плане. Речь идет прежде всего о работах Сирила Блэка, который неоднократно пытался на основе сопоставления опыта различных народов дать историческую схему процесса «модернизации»“. В трактовке Блэка «модернизация» — многообразный исторический процесс, отражающий в себе основные тенденции общественного развития после средневековья. Схема Блэка фиксирует две основных фазы во всемирной истории: существование т. н. традиционного общества (предшествующего «модернизации») и саму «модернизацию». Главную отличительную черту последней С. Блэк видит в «приспособлении традиционных институтов к быстрым и непрерывным изменениям, вызываемым научно-технической революцией». Динамику процесса призвана отразить сконструированная Блэком схема, согласно которой «модернизация» начинается с «вызова», характеризуемого возникновением в рамках «традиционного общества» идей «модернизации». Затем происходит «консолидация лидеров» — сторонников «модернизации», от успеха которой зависит переход к «экономической и социальной трансформации». И, наконец, на основе трансформации общества начинается процесс его интегрирования. Результатом интеграции, по Блэку, является обра зование некоего всемирного новейшего общества, к которому различными путями (их олицетворяют модели «модернизации»*) должны прийти все народы. Нетрудно заметить весьма значительное сходство схемы Блэка со стадийной теорией У. Ростоу, которую он критикует за экономическую однобокость, но многие принципы построения которой тем не менее использует в прямой или косвенной форме *. Схема Блэка более конкретна, ибо переходы от одного этапа к другому обусловлены у него влиянием конкретных политических событий. Но в связи с этим она является и более субъективистской. Действительной динамики мирового историче

* Впервые свои идеи С. Блэк сформулировал в работе «Роlitical Моdernization in Нistorical Perspective» (1959), а затем в статье, посвященной природе общества императорской России («Slavic Review», 1961, No 4), которая перепечатывалась в сборниках «Development of USSR» (ed. by D. Treadgold, Wash., 1964) и «Imperial Russia after 1861: Реаceful Моdernization or Revolution». В 1966 г. С. Блэк издал свой фундаментальный труд «The Dynamics of Мodernization. А Study in Comparative History» (N. Y., 1966). Критику концепции С. Блэка см. в кн. Б. Мару ш к ин. История и политика. М., 1968, стр. 150—153.

* Понятие модели «модернизации» расшифровывает С. Эйзенштадт, он говорит. о ней как «образце», «эталоне» (S. Еis en stadt, Op. cit.,).

* В самом деле, хотя этапы «модернизации» и стадий роста полностью не совпадают, легко увидеть связь между стадией «создания предварительных условий» (Ростоу) и этапом «консолидации лидеров модернизации» (Блэк), стадией «скачка» (Ростоу) и этапом социальной и экономической «трансформации» (Блэк), не говоря уже об употребляемом обоими понятии «традиционное общество».

[ocr errors]

ского процесса эта схема не отражает, ибо в ней произвольно сближены несовместимые явления*, а политическому и идеологическому факторам в качестве главной движущей силы исторического развития придано гипертрофированное значение. Так же как Ростоу, Блэк строит свою схему на основе принципов плюрализма, предполагающих учет многообразия национальных опытов. Но так же, как у Ростоу, ведущей идеей его схемы исторического развития является идея лидерства западного мира. Таким образом при всех отличиях исторических схем «модернизации» им присуще органическое единство, обнаруживающееся в тенденции моделирования мировой истории по образцу высокоразвитых капиталистических стран с буржуазно-парламентарным строем. Гносеологические и идеологические корни такого рода взглядов на исторический процесс лежат на поверхности. Одной из важнейших причин их возникновения является банкротство европоцентристского толкования истории. В условиях вовлечения в активное историческое творчество десятков народов, ранее не рассматривавшихся буржуазной наукой в качестве субъекта истории, теории, в которых прогресс олицетворялся лишь западными странами, потребовали модификации. Возникла необходимость в новых схемах, к числу которых относится и теория «модернизации». Однако было бы заблуждением не видеть, что она менее всего преследует цель объективной оценки роли всех без исключения народов в историческом процессе. Источником прогресса, олицетворением его высших достижений по-прежнему считаются страны «западного мира». На долю остальных стран, согласно теории «модернизации», остается использование и повторение их опыта и подтягивание до уровня передового западного (буржуазного) развития. Именно поэтому важная роль в обосновании данной идеи отводится анализу опыта «модернизации» России в конце XIX — начале XX в.

«Модернизация России» — новая или старая теория!

В 1961 г. американский журнал «Slavic Review» провел дискуссию на тему об особенностях русского исторического развития. Одной из центральных проблем обсуждения стала проблема «модернизации» России**. С изложением своих взглядов на этот счет выступили С. Блэк, Х. Ситон-Уотсон и Н. Рязановский". Сформулированная ими общая (несмотря на ряд расхождений) точка зрения сводится к тому, что именно в «модернизации» заключался основной смысл превращения «старой» России в современное государство. Оперируя фактическим материалом в широких хронологических рамках (начиная с XVIII в.), главный акцент в анализе и выводах участники дискуссии сделали на конце XIX — начале XX вв.

Право начать дискуссию было предоставлено С. Блэку. Блэк отнес Россию к числу тех обществ, которые, отличаясь в своей традиционной

* Например, исходным пунктом «консолидации лидеров» являются французская революция, буржуазные реформы XIX в. в Англии, гражданская война в США, соиальная и экономическая трансформация России после Октября и... поражение Японии во второй мировой войне.

* См. М. П. Павлова-Сильванская. Проблема русского абсолютизма в современной буржуазной литературе. «История СССР», 1969, No 6, стр. 225—226. * С., В I ack. The Nature of Imperial Russia’s Society; Н. Seton - Watson. Russia and Мodernization, N. Ri as a no y sky. The Russian Empire as an Underdeveloped Country; С. В 1ack. Reply — «Slavic Review», 1961, No 4. Статьи С. Блэка, Х. СитонаУотсона и Н. Рязановского перепечатаны в сборнике «Development of USSR».

« ПредыдущаяПродолжить »