Изображения страниц
PDF
[ocr errors]

навливался на нѣсколько времени, чтобы отдохнуть, а главное, чтобы Пульхерія не могла замѣтить, что работа была не по-силамъ. Однажды онъ какъ-то запоздалъ, почему и не отдыхалъ у воротъ, а вышелъ въ комнату такъ, какъ былъ. Пульхерія сильно тронулась такою преданностью и вмѣстѣ испугалась, видя, чего это стоитъ.

Когда къ ней пришла Вероника, то она объявила, что не хочетъ утруждать Онисима, почему и просила позволенья купать ребенка въ домѣ Пелагеи.

— Вамъ не нужно просить позволенья, отвѣчала Вероника: — у насъ вы все равно, что дома. Матушка всегда говорила: «пусть Пульхерія не будетъ болѣе моей дочерью, — во мнѣ она всегда найдетъ любящую мать.»

Однажды утромъ, Онисимъ, какъ обыкновенно, наливалъ морскою водою два ведра; вдругъ подошелъ къ нему досмотрщикъ и сказалъ: — вылей воду!

— А зачѣмъ? спросилъ Онисимъ,

— Мнѣ дѣла нѣтъ зачѣмъ; такъ приказано.

— Да это для больного ребенка.

— Мнѣ все равно, для больного или для здороваго; говорятъ тебѣ, что такъ приказано.

— Да кто приказалъ?

— Таможенный бригадиръ.

— Нѣтъ, не вылью.

— Тебѣ же худо будетъ.

Онисимъ ничего не отвѣчалъ и унесъ воду.

На второй, на третій день повторилась та же сцена: досмотрщикъ убѣждалъ вылить воду, Онисимъ не выливалъ. Дѣло дошло наконецъ до драки; Онисимъ такъ ударилъ досмотрщика, что тотъ упалъ. Вскочивъ, онъ хотѣлъ броситься на ослушника, но собравшіеся рыбаки заслонили его, и Онисимъ снова унесъ ведра.

На третій день пришелъ къ молодому рыбаку приказъ отправиться въ Шербургъ, гдѣ онъ будетъ переданъ на руки капитана, командовавшаго государственнымъ фрегатомъ — Бдительный.

Извѣстно, что французскимъ правительствомъ строго воспрещается черпать воду изъ моря; нѣкоторые рыбаки приправляютъ пищу соленою морскою водою, чтобы не покупать соли: этимъ они причиняютъ маленькій убытокъ казеннымъ интересамъ. Я самъ видѣлъ, какъ одна молодая дѣвушка, подойдя къ берегу, налила водою бутылку; къ ней подбѣжалъ досмотрщикъ и принудилъ вылить воду назадъ. Я подошелъ къ таможенному и спросилъ: — не его ли это капризъ? Нѣтъ, не капризъ! отвѣчалъ онъ и показалъ мнѣ предписанье.

Получивъ непріятное назначенье, Онисимъ позвалъ Веронику и сказалъ ей: — Послушай, сестра, въ Пербургъ я не намѣренъ отправиться; но ты этого не говори батюшкѣ и матушкѣ: старики станутъ безпокоиться. Кромѣ тебя пусть всѣ думаютъ, что я въ Пер

[ocr errors][merged small][ocr errors]

Я нисколько не удивляюсь, господа, что солнечнаго затмѣнія совсѣмъ не было видно въ Парижѣ. Городъ этотъ въ послѣдніе два мѣсяца велъ себя такъ грустно, что не заслуживалъ столь прекраснаго зрѣлища. Подумайте сами: три или четыре дни не умолкалъ нелѣпый шумъ на улицѣ St.-Нопоre. Полиція сперва распредѣляла и, говорятъ, съ нѣкоторою роскошью, палочные удары зрителямъ, но потомъ довольно хладнокровно смотрѣла на группы, предоставляя разогнать ихъ дождю и скукѣ, которые дѣйствительно и не замедлили явиться. Далѣе: въ четырехъ или пяти мѣстахъ города подкинуты были ящики съ небольшими фейерверками, которые хотя и не причиняли вреда, но нравственному спокойствію духа обитателей нанесли нѣкоторый ударъ. Послѣдній актъ этихъ площадныхъ фарсовъ, этихъ шутокъ съ зажженнымъ фителемъ разыгрывается теперь въ исправительной полиціи, гдѣ общество имѣло, какъ кажется, цѣлью — усовершенствованіе артиллеріи и затаенную страсть къ опытамъ надъ порохомъ. Впрочемъ это дѣло крайне ничтожно. Всѣ усилія обвинительнаго акта представить его въ роковомъ свѣтѣ и наполнить его по возможности бомбами, кинжалами, чтеніемъ не хорошихъ брошюръ и опрометчивыми разговорами — не могутъ придать ему значенія, котораго онъ не имѣетъ. Это просто безсильное чувство досады, у нѣкоторыхъ лицъ проявляющееся нелѣпостями. Особенно судья присяжныхъ во все это время были для меня камнемъ преткновенія и заставляли сомнѣваться въ юридическихъ моихъ способностяхъ. За одну и туже вину (статьи по случаю убійства герцогини Пралень) одинъ журналъ былъ оправданъ (Deтocratie pacifiquе), а другой осуждемъ (Кéjorте). До сихъ поръ еще не могу понять причины этой разницы въ приговорахъ; развѣ допустить, въ видѣ объясненія, что статѣя оправданнаго журнала была гораздо злѣе и дерзче. Вы знаете уже, что Д"Эквилье, за ложное свидѣтельство, приговоренъ былъ къ десятилѣтнему заключенію. Товарищъ его Бовалонъ за тоже самое преступленіе осужденъ только на восемь лѣтъ и еще препорученъ милосердію короля. Тутъ опять развѣ только тѣмъ можно объяснить разницу, что первый способствовалъ преступленію, а второй былъ настоящимъ его совершителемъ.... ничего не понимаю. Но процессъ, который меня особенно раздосадовалъ, это процессъ отца, покусившагося на собственную жизнь и на жизнь двѣнадцатилѣтняго сына, изъ желанія спасти какъ себя, такъ и его отъ приближавшейся нищеты. Онъ умертвилъ сына посредствомъ угара, ночью, а самъ нечаяннымъ случаемъ былъ спасенъ. По слѣдствію оказалось, что онъ всегда слылъ за трезваго, трудолюбиваго работника и доведенъ былъ до крайности болѣзнію, истощившею всѣ его средства. О сынѣ его весь околотокъ единодушно отозвался, какъ о примѣрномъ мальчикѣ, удивлявшемъ всѣхъ скромностію поведенія и мягкостію своего характера. Во время суда президентъ спросилъ сыноубійцу: «если бы сынъ вашъ зналъ, какую участь вы готовите ему, согласился бы онъ на нее?» И отецъ, со слезами, отвѣчалъ: — и онъ бы на нее согласился, г. прези дентъ!...» Должно быть мысль о безпомощномъ состояніи имѣетъ иного нестерпимой ѣдкости. Досадный процессъ этотъ лишилъ меня на нѣкоторое время равновѣсія душевныхъ силъ, хотя публичныи обвинитель, въ концѣ его, очень хорошо защищалъ общество отъ упрека въ невниманіи къ бѣднымъ классамъ. Вѣроятно присяжные имѣли собственныя свои мысли по этому предмету, потому-что они вынесли оправдательный приговоръ убійцѣ, который впрочемъ принялъ его безъ радости.... Вы понимаете теперь, почему 9 октября, въ день затмѣнія, небо было покрыто тучами, и парижане лишены были дарового астрономическаго спектакля. Тѣмъ съ бóльшимъ рвеніемъ бросились они на спектакли, дозволенные имъ на землѣ министерствомъ внутреннихъ дѣлъ. Всѣ залы театровъ биткомъ набиты каждый вечеръ, а пріѣздъ знакомой намъ Альбони помогъ даже облегчить пубблику отъ того количества восторговъ и энтузіазма, которое она, публика, съ опасностію жизни, такъ долго носила въ себѣ, не зная куда дѣвать. Альбони имѣла рядъ тріумфовъ на сценѣ французской оперы, и какъ не имѣть? Свѣжій, здоровый голосъ есть такая рѣдкость теперь вездѣ; не знаешь, какъ и радоваться, если хоть импрезаріо какойнибудь отыщетъ подобный для подмостокъ своихъ. По сущей справедливости никакъ не могу отнести въ пользу пропиедшимъ мѣсяцамъ и появленіе многихъ системъ, клонившихся кѣ реформѣ общественной организаціи. Съ одной стороны весьма утѣпнительно видѣть столько головъ и сердецъ, проникнутыхъ желаніемъ отыскать для человѣчества новый путь, болѣе мягкій и пріятный нынѣ существующаго, а съ другой — удовольствіе это весьма ослабляется замѣтнымъ отсутствіемъ мысли, труда и изученія въ произведеніяхъ. Такъ и видно, что книга или брошюра написаны только благороднымъ намѣреніемъ, которое, по правдѣ сказать, предоставленное единственно самому себѣ, рѣдко хорошо пишетъ. Подъ прикрытіемъ всеобщаго, современнаго направленія къ отысканію замоновъ новаго общественнаго развитія, образовалась какъ здѣсь, такъ и въ другихъ странахъ Европы, литература второстепенныхъ дѣйствователей, которые затрогиваютъ всѣ вопросы при одномъ пособіи англійскихъ чернилъ, листа бѣлой бумаги и стального кутбертовскаго пера. Эта баллетристика, полная живаго воодушевленія и наполняющая теперь книжные магазины Германіи и Франціи, отводитъ глаза многихъ людей отъ настоящихъ задачъ, даетъ произвольныя рѣшенія, а иногда даже просто играетъ съ выбраннымъ предметомъ, какъ золотая рыбка съ солнечнымъ лучемъ въ хрустальномъ сосудѣ. Мнѣ показалось, господа, не безполезнымъ обратить вниманіе на нее и при всей ея прелести, при всей ея добросовѣстности во многихъ случаяхъ, совершенно отдѣлить отъ серьёзныхъ стремленій науки и сознанія Если вы подумаете, что она породила мысль объ умственной анархіи, будто бы существующей въ наше время, что она развила убѣжденіе, будто говорить о формахъ народнаго существованія легче, чѣмъ говорить о приготовленіи салата d Гагиf, то нриговоръ мой не покажется строгимъ Для бóльшаго вашего убѣжденія скажу вамъ нѣсколько словъ о двухъ книжкахъ, вышедшихъ въ послѣднее время и которыя удивительно хорошо выражаютъ двѣ различныя манеры, принимаемыя соціальной беллетристикой поперемѣнно почти во всѣхъ углахъ европейскаго континента. Я говорю о Петocratie aи Х1Х зiecte г. Берналя и о Кéforтe dи варoir hитaiп. Какъ всегда, книга г. Берналя написана съ мыслію примирить авторитетъ съ свободнымъ развитіемъ лица. Вамъ гораздо было бы труднѣе водворить согласіе въ нѣдрѣ какой-нибудь влюбленной четы, чѣмъ г. Берналю разрѣшить свою задачу. Онъ созидаетъ трибуналы, конгрессы, суды для ограниченія исполнительной власти съ легкостію, къ какой только бобры и дикія пчелы способны. Когда всѣ мѣры имъ приняты, онъ становитъ всѣхъ на колѣни предъ собственнымъ произведеніемъ и вѣрить не хочетъ, чтобъ кому-нибудь пришла въ голову мысль подняться на поги. Самый процессъ, употребленный имъ для развитія своей системы. характеризируетъ прекрасно всѣ понытки этого рода. Каждое изъ двухъ противоположныхъ началъ онъ дробитъ на двѣ части хорошую, достойную подражанія, и дурную, достойную порицанія. Это десна и шуя страшнаго суда брошюрньихъ организаторовъ. Подготовивъ такимъ образомъ матеріялы , онъ беретъ изъ обѣихъ частей то, чтó ему нужно, по собственному усмотрѣнію, и кладетъ эти осколки рядомъ, одинъ за другимъ. Вскорѣ выходитъ пестрая, безсмысленная мозаика, на которую авторъ скромно указываетъ, говоря: c'est t'atenir! Способъ изложенія въ подобныхъ

« ПредыдущаяПродолжить »