Изображения страниц
PDF
[ocr errors]

распросить про подругу. Жаль, что я скоро ѣду изъ Петербурга.... правда, не на долго. Если вы свободны, останьтесь обѣдать съ нами. Князь поклонился. — У меня будетъ Запольскій, котораго вы знаете, да одинъ художникъ изъ Италіи. Оно вамъ и кстати. Съ нимъ потолкуемъ о Римѣ, а съ вами

«О бурныхъ дняхъ Кавказа»....

Саксъ вышелъ съ письмомъ въ рукахъ. Медленно, съ грустнымъ взглядомъ, который такъ шелъ къ интересному его лицу, подошелъ князь къ Полинькѣ. — Простите ли вы меня, Полина Александровна? тихо сказалъ онъ, остановясь передъ нею и сложивъ руки подъ грудью. Полинька вся покраснѣла, потомъ поблѣднѣла какъ полотно. Ей стало и жалко, и страшно, и совѣстно. — М-r Аlexandre, сказала она по пансіонской привычкѣ: — въ чемъ же?... Я права и вы правы.... Вы вѣрно прочли письмо?... вдругъ вскричала она и снова покраснѣла. Не улыбнувшись, не поморщившись, встрѣтилъ князь Александръ Николаичъ эту невыносимую наивность. — Вы знаете о чемъ оно? опять спросила Полинька, чтобъ поправить свою ошибку. — Я догадываюсь, грустно отвѣчалъ Галицкій: — а чтó мнѣ за дѣло? Я прямо винюсь передъ вами и не умѣю ни отъ кого скрываться.... Письма эти были предлогомъ — я хотѣлъ видѣть Васъ. Полинька, перетрусившись совсѣмъ, боялась посмотрѣть въ ЛИПо Князю. — Не боитесь ли вы меня? продолжалъ онъ: — или въ наше время любовь можетъ вести къ чему.... или какая-нибудь страсть можетъ развиться въ наше время?... Полинька находилась въ страшномъ недоумѣніи и не знала, чтó говорить. — Я скажу вамъ откровенно, какъ говаривали мы въ старые годы, я и самъ не знаю, люблю ли я васъ теперь. Я не думалъ о возможности говорить съ вами.... всю дорогу мнѣ ни разу не грезилось даже цаловать вашу руку.... У меня одна только непонятная потребность — потребность глядѣть на васъ, Полина Александровна. Можетъ быть этого дѣлать не слѣдуетъ.... скажите мнѣ прямо.... Князь шелъ прямою дорогою. Планъ его атаки былъ до чрезвычайности простъ. Съ Полинькой не могла имѣть мѣста

любовная схоластика. Услышавъ такую рѣчь, Полинька ободрилась и подняла

глаза до голубыхъ глазъ князя. — Какъ это странно! замѣтила она. Вы много думаете, М-r Аlexandre.... вѣрно читаете все книги. Вамъ надобно чаще ѣздить на балъ.... у васъ столько знакомыхъ.... — Я думалъ о причинахъ этой грусти, продолжалъ князь: — думалъ объ этой энергической потребности видѣть васъ.... сказать ли?... одно время я совѣтовался съ докторами, конечно не называя вашего имени. Это болѣзнь такая.... гибельная только для меня.... да она пройдетъ еще, можетъ быть. Одинъ взглядъ вашъ облегчилъ меня, я уже спокойнѣе. — Да, все это пустяки, сказала Полинька, уже гораздо смѣлѣе прежняго: — вамъ надо веселиться, въ карты играть.... Я бы рада помочь вамъ, да нельзя же намъ все глядѣть другъ на друга.... — Ахъ, ты милая плутовка! подумалъ про себя князь: — какъ ловко, хоть и безсознательно, подмѣтила ты смѣшную сторону моего платонизма! Впередъ! еще усиліе! — Вамъ кажется смѣшна моя грусть? продолжалъ онъ вслухъ: — впрочемъ благодарю васъ за участіе. Надо мной могутъ смѣяться.... мнѣ чтó за дѣло? лишь бы я видѣлъ васъ. Положеніе мое не подходитъ подъ общіе законы.... Я такъ увѣренъ въ странности, исключительности моей болѣзни, что готовъ итти къ вашему мужу, открыть ему все.... и онъ самъ.... — Чтó вы? Боже мой! молчите! не говорите ему.... Если вы хоть слово ему.... я не стану говорить съ вами.... Бѣдный ребенокъ снова поблѣднѣлъ: кровавая картина дуэли, написанная услужливою пріятельницею, ясно выдвинулась передъ ея глаза. Ни одинъ мускулъ не пошевелился на блѣдномъ лицѣ князя.

— Мнѣ его нечего бояться, говорилъ онъ печально: — я не имѣю правъ, и глубоко уважаю права его. Требованія мои не велики, а онъ благороденъ.

— Я сказала вамъ, князь, если вы только любите сестру, ни слова Константину Александрычу.... я сама ему, послѣ.... — А! это дѣльно, съ удовольствіемъ подумалъ князь: — еще аттака! ну, Марлинскій! вывози! — Странно! началъ онъ вслухъ: — чудный человѣкъ! я бы не ждалъ этого отъ него. Въ Дрезденѣ видѣлъ я образъ Мадонны, къ которому нельзя было подходить безъ слезъ и безъ трепета. У чудной картины этой никто не стоялъ, не гонялъ прохожихъ, не говорилъ имъ: я одинъ могу смотрѣть на нее.... Галицкій замолчалъ. Полинька сидѣла, опустя голову и перебирая кончики своего шарфа. Казалось на ея глаза навертывались слезы, потому-что она ими мигала безпрестанно. Робкое молчаніе нарушено было приходомъ Сакса и двухъ его пріятелей. — За столъ, топ рrinсе! кричалъ онъ, входя въ комнату: — рекомендую вамъ.... да за обѣдомъ познакомимся. Раиline, — онъ обратился къ женѣ: — поѣздку мою на два дни отложили. Константинъ Александрычъ былъ очень доволенъ этой отсрочкою, Полинька была довольна тѣмъ, что бѣдный князь оказался такимъ тихимъ; былъ ли доволенъ Александръ Николаичъ, этого, по праву разскащика я вамъ не скажу.

[merged small][ocr errors][merged small]

ПочтеннѣйшійСтепанъ Дмитричъ, что за ужасы мнѣ про васъ разсказали! Вы попались въ передѣлку къ правосудію? безкорыстные наши алгвазилы подкопались подъ ваше благополучіе? Жаль мнѣ васъ, отъ всей души жаль. Помните, покойникъ отецъ говорилъ вамъ: «Эй, Степанъ Дмитричъ, не бери этого мѣста! тяжело нынче служить старикамъ: новое поколѣніе претъ и ломитъ — и ничего не понимаетъ. »

Я и самъ такъ думаю: въ этой дракѣ плохо тому, кому жить меньше. Откудова-то выскакиваютъ юноши, кричатъ о честности высокой, сами даже плачутъ.... Ну, эти бы еще ничего: они ничего не знаютъ.

[ocr errors]
« ПредыдущаяПродолжить »