Изображения страниц
PDF

Однажды (дѣло было лѣтомъ) Моисей сбирался въ деревню- и какъ на бѣду, передъ самымъ отъѣздомъ, получилъ кучу банковыхъ билетовъ. Чтобы спрятать ихъ, онъ придумалъ иn caир de тattre: зарылъ билеты въ золу на очагѣ. Возвратясь домой — представьте себѣ весь его ужасъ — онъ вдругъ видитъ, что гувернантка его развела на томъ самомъ мѣстѣ огонь, чтобы приготовить чаю для своей пріятельницы. Легче лани, быстрѣе тигра бросается Монсей къ мѣсту преступленія, хватаетъ графинъ, потомъ кастрюлю съ водою, наконецъ самый чайникъ и заливаетъ огонь. Гувернантка, видя такое оскорбительное самоуправство, выходитъ изъ себя и осыпаетъ упреками доктора. — Чортъ васъ возьми съ вашимъ чаемъ! кричитъ Монсей въ отчаяніи: — вы меня раззорили, раззорили, вы сожгли банковые билеТы.... — Да какому же чорту придетъ въ голову прятать подъ золу биЛ8ты.... — А какого чорта угораздитъ разводить огонь въ іюлѣ мѣсяцѣ?... Полу-бранясь и полу-плача Моисею удалось наконенъ высвободить бóльшую часть банковыхъ билетовъ, до половины истребленныхъ огнемъ. Онъ тотчасъ отправился къ первому министру, лорду Годольфину, и безъ доклада вошелъ съ проклятіями въ его кабинетъ, разложилъ полу-сожженные билеты на бюро лорда и разсказалъ о случившемся съ неподражаемымъ краснорѣчіемъ и энергіею. Министръ обѣщалъ похлопотать, чтобы банкъ размѣнялъ ему на монету злополучные билеты. Моисей спряталъ ихъ въ конвертъ. На другой день, отправляясь въ банкъ, ему должно было переплыть черезъ Темзу. Онъ сѣлъ въ лодку, держа конвертъ подъ мышкою. Но вдругъ вздумалось ему еще разъ взглянуть на свое сокровище. Онъ открылъ пакетъ и вынулъ нѣсколько билетовъ; въ ту самую минуту подулъ вѣтеръ — и билеты слетѣли въ рѣку. На отчаянные крики доктора лодочникъ подплылъ къ тому мѣсту, гдѣ еще полоскались на поверхности драгоцѣнныя бумажки, и Монсей былъ такъ счастливъ, что выудилъ ихъ своею шляпой Придя въ банкъ, онъ бросилъ ихъ на столъ и сказалъ : — Возьмите ваши проклятые билеты; они прошли черезъ огонь и воду! Разсказывая о докторѣ Монсеѣ, который не зналъ куда прятать деньги, нельзя не вспомнить о Стукелеѣ, который ихъ никуда не пряталъ. Стукелей, человѣкъ богатый, жилъ въ совершенномъ уединеніи; онъ былъ страненъ до-нельзя, даже отъискивалъ perpetиит тоbilе, и тѣмъ не менѣе не былъ сумасшедшимъ. Однажды, когда онъ былъ принужденъ оставить на нѣсколько часовъ свое жилище, чтобы присягнуть Георгу П1 на подданство, Стукелей въ продолженіи всей дороги разсуждалъ очень здраво, смѣялся надъ своимъ эксцентрицизмомъ, надъ непрерывнымъ движеніемъ и говорилъ, что можетъ быть снова возвратится къ людямъ и положитъ конецъ своимъ странностямъ. Убѣдившись совершенно, что непрерывное движеніе — химера, Стукелей пересталъ за нею гоняться, но привычекъ своихъ не измѣнилъ. Ему никогда не стлали постели, руки онъ мылъ по двадцати разъ въ деиь, но лицо и тѣло — никогда; для прислуги у него были двѣ служанки. Одно время онъ занимался изученіемъ нравовъ и свойствъ муравьевъ и запрудилъ ими все сосѣдство. Генералъ Марльборугъ открывалъ траншеи во Фландріи, Стукелей слѣдилъ за нимъ шагъ за шагомъ; начертивъ меломъ планъ осажденныхъ генераломъ городовъ, онъ вооружался застуномъ и разрушалъ свой собственный полъ, пунктуально слѣдя по газетѣ за движеніями Марльборуга. Каждый городъ стоилъ ему пола.

Не было у него ни стула, ни кресла: въ диру, продѣланную нередъ каминомъ, онъ всовывалъ ноги, а корпусомъ сидѣлъ на паркетѣ. Фермеры его никогда не могли добиться, чтобы онъ принялъ отъ нихъ деньги; Стукелей посылалъ имъ сказать, чтобы они его дожидались въ ближайшемъ трактирѣ, гдѣ онъ платилъ ихъ издержки до тѣхъ поръ, пока ему вздумается отослать ихъ домой. Странно распоряжался онъ своими финансами. Окончивъ курсъ наукъ въ Лондонѣ, Стукелей оставилъ надъ дверьми своей квартиры сумку такую старую и изодранную, что никто не обратилъ на нее вниманія. Человѣкъ двѣнадцать студентовъ поселялись одинъ за другимъ на этой квартирѣ, а сумка нокоилась себѣ въ совершенномъ забытьи. Наконецъ послѣдній жилецъ приказалъ лакею снять эту дрянь. Сумка сгнила, изъ нея высыпалось семьсотъ золотыхъ монетъ и выпали бумаги, принадлежанція Стукелею.

Вмѣсто того, чтобы прятать свои деньги, онъ раскладывалъ ихъ по полу въ кухнѣ. Въ его комнатѣ, куда никогда не входила служанка (потому-что нечего было убирать), лежало до трехъ тысячъ гиней. Однажды онъ ввелъ въ эту комнату мальчика; мальчикъ толкнулъ нечаянно столъ, у котораго недоставало ножки, столъ упалъ и гинеи разсыпались по полу. Въ продолженіи десяти лѣтъ, которыя еуждено еще было прожить Стукелею, онъ не поднялъ ни стола, ни денегъ, а удовольствовался только тѣмъ, что раздвинулъ ихъ ногою и проложилъ такимъ образомъ тропинку отъ постели къ двери и окошку.

— На бѣломъ свѣтѣ выходитъ чрезвычайно много книгъ, книжечекъ, брошюръ и бронюрокъ, предлагающихъ почтеннѣйшей публикѣ различныя средства избавиться отъ всего, чтó составляетъ отраву нашей жизни: отъ насѣкомыхъ, отъ мышей и веснушекъ, отъ неудачъ въ предпріятіяхъ умственныхъ и сердечныхъ, и отъ проч. Графъ Пемброкъ (сынъ графа Пемброка, современника Кромвеля) представляетъ собою живое средство избавиться отъ докукъ семейной жизни. Для этого онъ притворился глухимъ, и семейство его никогда не могло добиться отъ него никакого толку. У него былъ старый служитель, котораго онъ очень любилъ, а въ домѣ всѣ ненавидѣли: старикъ безпрестанно былъ пьянъ. Всякой разъ, когда раздраженная лэди Пем овсянку, приготовилъ ее по всѣмъ правиламъ гастрономіи, съѣлъ и немедленно лишилъ себя жизни. — Другой англичанинъ былъ пожираемъ страстью менѣе чувственною. Лоттерея представляла ему столько увлекательной прелести, что онъ ей пожертвовалъ цѣлый милліонъ. Когда судьба ему благопріятствовала, тогда онъ давалъ великолѣпные праздники въ своихъ ислингтонскихъ садахъ. На билетахъ для входа было написано:

[ocr errors]
[ocr errors]

Наконецъ онъ проигралъ все свое богатство. Одинъ пріятель далъ ему взаймы два фунта стерлинговъ; онъ пустилъ ихъ въ лоттерею и выигралъ двадцать тысячъ фунтовъ. Но онъ розыгралъ ихъ опять, потерялъ все и умеръ нищимъ.

— Одинъ англійскій матросъ, жившій всегда очень бѣдно, вдругъ получилъ сорокъ тысячъ франковъ и не зналъ куда съ ними дѣваться. Онъ нанялъ комнату въ тавернѣ, каждое утро выходилъ на улицу и разсматривалъ физіономіи проходящихъ. Кто ему нравился, тѣхъ онъ звалъ къ себѣ на обѣдъ. Если встрѣчались работники, онъ начиналъ съ того, что спрашивалъ каждаго изъ нихъ, сколько они надѣются заработать въ продолженіи дня? Набравъ такимъ образомъ съ дюжину людей — мужчинъ, женщинъ и дѣтей, онъ возвращался въ трактиръ, выдавалъ работникамъ плату за весь день, потомъ приказывалъ подать роскошный завтракъ; послѣ завтрака играла музыка, а гости танцовали до обѣда. Затѣмъ слѣдовалъ богатый обѣдъ, съ прекрасными винами, а тамъ опять музыка и гости продолжали веселиться до поздней ночи. Матросъ говорилъ, что лучшее наслажденіе всей жизни состоитъ въ тойъ, чтобы видѣть около себя множество людей довольныхъ, счастливыхъ и веселыхъ. Скоро деньги всѣ вышли, и матросъ преспокойно отправился снова на корабль и уѣхалъ въ Индію. Вотъ истинный филантропъ.

Въ какой классъ людей ни заглянешь въ Англіи, вездѣ встрѣтишь своихъ эксцентриковъ, своихъ оригиналовъ. Педантъ Самюэль Джонсонъ, прозванный медвѣдемъ, объявляетъ своей будущей супругѣ, что у него два родственника повѣшены, она отвѣчаетъ, что этотъ родъ смерти единственный въ ея собственномъ семействѣ, объявляетъ, что она насчитываетъ въ своей генеалогіи три поколѣнія , члены которыхъ всѣ повѣсились; и они вступаютъ въ бракъ.

Марльборугъ, покрытый славой, боксируетъ съ кучеромъ.

Остроумный Стиль спитъ на камнѣ.

Задумчивый Коуперъ воспитываетъ кроликовъ и посвящаетъ имъ элегіи.

Талантливый поэтъ Ченстонъ превращается въ лильскаго пастушка и ведетъ совершенно аркадскую жизнь.

[ocr errors][merged small]

Извлеченіе изъ записки сира Дж. Гершеля, предложенной въ годовомъ отчетѣ лондонскаго королевскаго астрономическаго общества.

[merged small][ocr errors]
« ПредыдущаяПродолжить »