Изображения страниц
PDF
[ocr errors]

диго, хлопчатой бумаги и кофе. Правильно выстроенныя деревни, съ четырехъугольной площадью и церковью, по серединѣ, показывали, что селенія были основаны миссіями и монахами. Здѣсь путешественники встрѣтили послѣднія отдѣленія земской полиціи, совсѣмъ отвыкшей отъ военной службы въ своихъ мирныхъ долинахъ. Генералъ-капитанъ Венезуэлы, для поддержанія военнаго духа, дѣлалъ въ то время смотры и маневры. Въ одномъ мѣстечкѣ хозяинъ нашихъ путешественниковъ, поручикъ милиціи, жаловался Гумбольдту на перенесенные имъ военные труды: «Вообразите» говорилъ онъ — «я находился среди заряженныхъ ружей, которыя могли ежеминутно разорваться, 4 часа сряду стоялъ на солнце, и мои негры не смѣли держать надо мною зонтикъ!» Это было въ 1800 году. 12 лѣтъ спустя, эти же самыя мирныя долины и окрестности озера Валенсіи содѣлались театромъ кровавыхъ битвъ междумилиціей и солдатами метрополіи. Путешественники наши, продолжая свой путь, увидѣли вдали на горизонтѣ холмъ, обросшій растеніями; вблизи этотъ холмъ оказался деревомъ Заманго Гвайры (изъ семейства мимозъ и акацій); Заманго имѣлъ въ окружности 576"; высота ствола достигла до 60, діаметръ его имѣлъ 9 футовъ. Правильно округленная вершина этаго дерева прекрасно рисовались на темной лазури неба, вѣтви его, широко распадаясь, склонялись къ землѣ, но не доходили до нея на 12 или 15 футовъ. Индѣйцы особенно уважаютъ это дерево. У сѣверныхъ береговъ озера Валенсіи почва земли казалась еще обработаннѣе, еще богаче. Колонисты разработывали здѣсь сперва индиго, потомъ какао, наконецъ хлопчатую бумагу и кофе; только какао и кофе остались значительнымъ предметомъ торговли южныхъ американцевъ съ Европой. Индиго получается теперь бóльшею частію изъ восточной индіи. Путешественники всюду находили у колонистовъ самое искреннее гостепріимство. Одна молодая мать, хозяйка ихъ , услышавъ, что они отправляются въ степи, посылала съ ними поклонъ ея мужу, находившемуся у береговъ Ореноко и просила ихъ «не забыть разсказать ея мужу, какого цвѣта глаза у ея новорожденнаго...» Путники, въ этихъ странахъ, не имѣющихъ постоянныхъ и частыхъ сообщеній, служатъ вмѣсто говцовъ и курьеровъ. Мѣстами открывалось повемногу передъ путешественниками озеро Валенсіи. Тутъ остановили вниманіе нашихъ путешественниковъ небольшія бумажныя плантаціи, обработываемыя свободными работниками, бѣлыми людьми и мулатами. Графъ Товаръ, владѣвшій въ томъ краю обширными землями, желая уничтожить рабство негровъ и поощрить свободный трудъ, раздѣлилъ свои земли на небольшіе участки и отдалъ ихъ на откупъ бѣднымъ семействамъ и освобожденнымъ рабамъ. Примѣру его послѣдовали другіе, большіе владѣльцы, и такимъ образомъ въ этой сторонѣ земля обработывалась свободными мулатами, замбосами и неграми — и плантаціи процвѣтали безъ рабовъ. Озеро Валенсія, по-индѣйски Шакаригуа, въ окружности своей болѣе Невшательскаго озера; южные берега его гористы, обнажены

и пустынны, сѣверные обработаны, заняты плантаціями хлопчатой бумаги, сахарнаго тростника и кофе; дороги, усаженныя вѣчно цвѣтущими кустами (Сestrит, Агedorais), соединяютъ разсѣянныя мызы; каждая мыза обставлена деревьями (Дейбой), съ большими жолтыми цвѣтками; пурпурныя еритреи, обвивающія вѣтви деревъ, придаютъ особенную физіономію цѣлому ландшафту. Кусты хлопчатника съ ихъ широкими, темнозелеными листьями рѣзко отдѣляются на однообразной синевѣ безоблачнаго неба. Растеніе это любитъ сухую, песчаную почву; оно принадлежитъ къ семейству мальвъ. Стебель хлопчатныхъ кустовъ и деревьевъ достигаетъ до 15 и 20 вышины. Большіе цвѣтки хлопчатниковъ имѣютъ двойную чашечку, пятилепестной вѣнчикъ, обыкновенно жолтый, иногда же красный. Плодъ состоитъ изъ коробочки (сарзиla), раскрывающейся нѣсколькими створками и заключающей въ себѣ множество сѣмянъ, покрытыхъ длинной, плотной, бѣлой, иногда жолтой шерстью; это-та шерсть и есть хлопчатая бумага. Еще жолтые цвѣты хлопчатника не успѣютъ опасть, какъ уже изъ полуотверстой коробочки показываются хлопья бѣлой какъ снѣгъ шерсти: это придаетъ особенно живописный видъ всей хлопчатниковой плантаціи. Отечество хлопчатой бумаги есть Индія; ее воздѣлывали въ древности и въ верхнемъ Египтѣ; аравитяне перенесли ее въ южную Европу, откуда она перешла въ западную Индію. Въ сухое время года плантаціи озера Валенсіи орошаются искусственно. Берега озера, съ одной стороны обработанные, съ другой подымающіеся дикими, обнаженными скалами, напоминали Гумбольдту Женевское озеро, переносили его въ страны, прославленныя описаніями Жанъ-Жака Руссо, котораго творенія страстно изучались лучшими умами той эпохи. Воды озера Валенсіи представляютъ весьма замѣчательное явленіе: онѣ замѣтно убываютъ. Берега и окрестности другихъ рѣкъ и озеръ показываютъ слѣды прежде бывшихъ другихъ отношеній между водой и сушью.... Раковины, живущія въ озерѣ Валенсіи, находятся и вдали отъ береговъ озера, внутри земли, въ пластахъ толщиной отъ трехъ до четырехъ футовъ и свидѣтельствуютъ о первобытномъ совершенно особенномъ положеніи тамошней почвы. Участки земли, находившіеся сперва подъ водой, усѣяны теперь пизангами, сахарнымъ тростникомъ и хлопчатниками; одни острова соединяются понемногу съ берегами, другіе поднимаются изъ мелководья, нѣкоторые образовали уже холмы посреди равнины. Не подводные каналы увлекаютъ воду вглубь земли, а испаренія уносятъ ее въ воздухъ. Озеро Валенсія, какъ и озера мексиканской долины, служитъ средоточіемъ особенной системы рѣкъ или горныхъ источниковъ, неимѣющей никакого сообщенія съ Океаномъ. Въ новомъ свѣтѣ, какъ и въ старомъ, въ озерѣ Валенсіи, какъ и въ Каспійскомъ морѣ, предполагали существованіе подземныхъ каналовъ, соединяющихъ ихъ воды съ водами Океана; но озеро Валенсія лежитъ на 222 туаза выше Океана, а Каспійское море на 44 туаза ниже его, и не можетъ быть въ сообщеніи съ нимъ, потому-что жидкости, соединяемыя трубами, должны необходимо приходить въ равновѣсіе, получить одинаковый уровень. Гумбольдтъ полагаетъ, что убыль воды въ озерѣ Валенсіи произошло отъ измѣненія въ количествѣ воды, втекающей въ озеро, отъ изсушенія или уменьшенія источниковъ; источники же изсякли или уменьшились отъ истребленія лѣсовъ на вершинахъ горъ, отъ обработыванія земли, отъ воздѣлыванія индиго въ равнинѣ, которая была сперва покрыта разросшимися кустами и густымъ дерномъ и потому не испаряла въ такой степени земную влагу.... Въ серединѣ прошлаго вѣка горы, окружающія долины Арагвы, были покрыты лѣсомъ; большія деревья давали тѣнь и прохладу берегамъ озера Валенсіи. Малообитаемыя равнины были покрыты кустарникомъ; между ними поднимались отдѣльныя группы деревьевъ съ ихъ вьющимися, чужеядными растеніями; густая трава предохраняла почву отъ солнечнаго зноя. Съ истребленіемъ деревьевъ и кустарниковъ, съ разведеніемъ индиго и хлопчатой бумаги уменьшались ежегодно всѣ естественные притоки воды къ озеру Валенціи. Сила же испаренія самой воды зависитъ отъ болѣе или менѣе тѣнистой поверхности водъ, отъ подвижности или покоя, отъ глубины, свойства и цвѣта воды, отъ плотности паровъ, заключенныхъ въ атмосферѣ, и отъ сопротивленія, оказываемаго распространенію испареній, болѣе или менѣе плотнымъ, болѣе или менѣе подвижнымъ воздухомъ. Въ этихъ жаркихъ почвахъ испаренія не такъ велики , какъ можно бы было ожидать отъ возвышенной температуры воздуха, а этотъ воздухъ самъ по себѣ такъ влаженъ, что онъ противодѣйствуетъ испареніямъ почвы и останавливаетъ ихъ. Сверхъ того рѣки, текущія изъ долинъ къ озеру, въ нижнемъ теченіи своемъ, отъ декабря до іюля перестаютъ впадать въ озеро. При развившейся промышленности плантаторы отклонили ихъ отъ озера, для орошенія земель своихъ. До пятнадцати острововъ, отчасти населенныхъ и обработанныхъ, придаютъ особенную красоту озеру. На югѣ отъ озера находятся лучшія табачныя плантаціи цѣлой провинціи. Между водами, текущими въ озеро, есть такія, которыя выходятъ изъ горячихъ ключей. Только источники Маріары и Ласъ-Тринчерасъ были изслѣдованы Гумбольдтомъ. Въ гранитномъ ущельи береговыхъ Кордильеровъ, близь Маріары находятся горячіе ключи; они бьютъ изъ различныхъ воровокъ различной температуры, отъ 369 до 599 стогр. терм.; нижнія воронки жарче верхнихъ; воды заключаютъ въ себѣ небольшое количество осѣреннаго водороднаго газа. Горячіе ключи сливаются въ ручей, который на 50 футовъ разстояніи отъ своихъ источниковъ имѣетъ только 489. Дожди превращаютъ ручей въ горный потокъ и тогда теплота его уменьшается. Въ водѣ нѣтъ насѣкомыхъ, а въ воронкахъ находили потонувшихъ лягушекъ, спасавшихся туда отъ предослѣдованій змѣй. На югѣ отъ того же ущелья находится еще другой сѣрный ключь, менѣе теплый и заключающій еще менѣе газовъ; воды его стекаются въ небольшой бассейнъ, служащій ванной неграмъ, которые въ немъ освѣжаются послѣ своей дневной работы. Хотя эта вода 12 или 149 жарче воздуха, но ее называютъ прохладной, потому-что подъ тропиками это названіе употребляется для означенія всего, чтó возстановляетъ силы, укрощаетъ нервную раздражительность и вообще доставляетъ пріятное ощущеніе. Цѣлый день наши путешественники провели у горячихъ источниковъ Маріары, покоясь въ своихъ развѣшенныхъ надъ деревьями койкахъ, ботанизируя и купаясь... Вблизи источниковъ они нашли высокое дерево Сугоcагриs, или falador, оперенные плоды котораго, падая съ него,кружатся въ воздухѣ какъ воланы. Собранные путешественниками плоды были совершенно спѣлые; посланные въ Европу сѣмена этого дерева хорошо принялись въ садахъ Парижа, Малмезона и Берлина... Когда Гумбольдтъ и Бонпланъ вышли изъ воды и, по обычаю страны, полузавернутые въ простыни, сушились на солнцѣ, подошелъ къ нимъ маленькій человѣчекъ — мулатъ, и послѣ торжественнаго поклона началъ важную, длинную рѣчь: онъ имъ исчислялъ достоинства водъ, ихъ цѣлебную силу, выгодную мѣстность между Валенсіей и Каракасомъ, множество больныхъ, приходящихъ къ нимъ, и представлялъ удобства своей близьлежащій хижины, покрытой пальмовыми листьями. «Въ ней», онъ говорилъ, «гости найдутъ всѣ удобства жизни: гвозди для вѣшанія коекъ, бычачьи кожи, тростниковыя скамьи, земляные горшки, безпрестанно наполненные свѣжей водой, наконецъ отличныхъ большихъ ящерицъ, игвановъ, доставляющихъ прохладительную пищу»... Этотъ краснорѣчивый мулатъ былъ инспекторомъ водъ и содержателемъ трактира и принялъ нашихъ путешественниковъ за больныхъ, пришедшихъ къ водамъ искать исцѣленія; узнавъ же, что они прибыли не болѣе какъ изъ любопытства «посмотрѣть,-и больше ничего», «рara per, по таs», онъ отвернулся отъ нихъ и пересталъ докучать имъ своею любезностино. Отъ источниковъ Маріары путешественники отправились къ новой Валенсіи. Дорога шла между замангами, или мимозными деревьями, которыхъ стволы поднимались до 60 фут. вышины, а вѣтви раскидывались горизонтально отъ одного дерева до другого слишкомъ на 150". Для избѣжанія дневного зноя шутешественники наши ѣхали ночью. Пожары саванъ, нарочно зажигаемыхъ для полученія болѣе тучныхъ пастбищъ, то освѣщали зубчатые верхи горъ, то покрывали ихъ своимъ густо-красноватымъ дымомъ. Въ кустахъ, за путниками, слѣдовалъ съ воемъ ягуаръ (американскій тигръ). Аллея изъ Каролиній вела къ одной богатой сахарной плантаціи. Въ этой плантаціи путешественники вполнѣ насладились сельскою роскошью. Садъ, роща, увеселительный домъ на гнейсовой скалѣ, бельведеръ съ далекимъ видомъ на сѣверную часть озера, пальмовый лѣсъ, — все доставляло изысканнѣйшія удобства и удовольствія; но самая плантація обработывалась невольниками. 230 негровъ обработывали 77 тростниковыхъ полей. Креольскій и отаитскій сахарный тростникъ сажаютъ въ апрѣлѣ мѣсяцѣ; онъ цвѣтетъ въ октябрѣ, въ это время обрѣзаютъ верхушку, прежде нежели совсѣмъ разовьется вѣнчикъ; тростникъ поспѣваетъ обыкновенно черезъ 14 мѣсяцовъ. Для внутренняго употребленія производится въ Америкѣ папелонъ, предпочитаемый тамъ рафинаду и сырому сахару; небольшія

« ПредыдущаяПродолжить »