Изображения страниц
PDF

полосами, сообразно самому раздѣленію земли и ея обработкѣ; хоропо воздѣланные берега и ближнія долины вызывали тамъ промышленность и торговлю и способствовали къ образованію береговыхъ жителей; эта образованность слабо оказывалась въ льяносахъ пастуховъ и исчезала совсѣмъ у лѣсовъ Ореноко. Въ другихъ земляхъ, напротивъ, образованность шла изъ середины земли; такъ напримѣръ въ Мексикѣ, Квито и Перу она сосредоточивалась въ высокихъ долинахъ, въ горахъ, идущихъ во внутрь земля; тамъ находились наибольшія хозяйственныя заведенія, населенные города, древнѣйшія государственныя учрежденія. Въ Буэносъ-Айресѣ же открывалось совсѣмъ другое явленіе: въ немъ между пастбищами или пампасами встрѣчались большіе хорошо воздѣланные участки земли и жилища осѣдлыхъ индѣйцевъ. Развитіе береговъ Венезуэлы, омываемой малымъ Антильскимъ моремъ, имѣло вліяніе на судьбу всѣхъ восточныхъ провинцій южной Америки. Антильское море, находясь въ непосредственномъ сообщеніи съ Атлантическимъ океаномъ, служило ближайшей связью Европы съ Америкой. Западная часть Америки, Новая Гренада, центральная Америка и Мексика находятся въ сообщеніи съ Европой и другими колоніями, посредствомъ гаваней мексиканскаго залива, Карѳагены, Санта-Марты, Вера-Круца и Кампеча, не круглый годъ открытыхъ для кораблей; мексиканскій заливъ, по причинѣ своихъ опасныхъ, сѣверныхъ вѣтровъ часть года не посѣщается мореплавателями. Гавани же Венезуэлы, Кумана, Новая Барцелона, Гвайра, Порто-Кабелло, Коро и Маракаибо находятся круглый годъ въ сношеніяхъ съ Антильскимъ моремъ. У этихъ береговъ скоро отозвались европейскіе перевороты; здѣсь пробудилось страстное участіе жителей ко всему, чтó дѣлается въ старомъ свѣтѣ; здѣсь колонисты отдѣлились отъ метрополіи и наконецъ здѣсь же загорѣлась война за независимость колоній южной Америки. Въ Венезуэлѣ бѣлые составляли значительнѣйшую часть народонаселенія; а красные туземцы едва ли 1/2 часть всего народонаселенія, тогда какъ въ Мексикѣ они составляли половину его; число же негровъ было весьма незначительное въ Венезуэлѣ: оно не превышало 1/is всего народонаселенія, тогда какъ на островѣ Кубѣ число негровъ составляло 173. Множество каналовъ въ Антильскомъ морѣ служатъ для легкаго сообщенія между островами и берегами твердой земли; берега этого Средиземнаго моря принадлежатъ Венезуэлѣ, Новой Гренадѣ, Мексикѣ, Сѣверо-американскимъ Соединеннымъ Штатамъ и Антильскимъ островамъ; у этихъ береговъ собраны полтора милліона негровъ, рабовъ и свободныхъ. Освобожденіе негровъ сдѣлалось здѣсь болѣе политической необходимостью, чѣмъ требованіемъ человѣческаго права и справедливости; на сѣверныхъ и восточныхъ берегахъ Антильскаго моря африканское, черное народонаселеніе естъ многочисленнѣйшее и можетъ сдѣлаться тамъ господствующимъ. Основаніе на Сан-Доминго независимаго государства негровъ доказало это. Несмотря на это, вопросъ о неграхъ не рѣшенъ еще во всѣхъ антильскихъ колоніяхъ, хотя Англія уже подала примѣръ освобожденія негровъ въ своихъ колоніяхъ. Во время пребыванія Гумбольдта въ тѣхъ

краяхъ, смуты Сан-Доминго держали всѣхъ береговыхъ жителей въ страхѣ; еще въ половинѣ ХVI вѣка опасались, что островъ СанДоминго сдѣлается добычей негровъ; въ 1791 Оже, ученикъ европейскихъ филантроповъ, другъ негровъ, былъ колесованъ въ Сан-Доминго, какъ злодѣй, за свои проповѣди, написанныя въ духѣ знаменитыхъ французскихъ проповѣдниковъ. Эта страшная жертва вызвала еще болѣе страшныхъ мстителей; не сословія и не народы поднялись тамъ другъ на друга, а цѣлыя человѣческія породы: креолы противъ мулатовъ и черныхъ, мулаты съ своей стороны тоже противъ черныхъ, наконецъ мулаты, отвергаемые и оскорбляемые бѣлыми, соединились съ черными противъ бѣлыхъ, истребили ихъ на островѣ и основали на немъ государство цвѣтныхъ людей — республику Гаити. Въ испанскихъ колоніяхъ законы и нравы покровительствовали освобожденію невольниковъ; господинъ обязанъ былъ освобождать невольника за 300 піастровъ, весьма часто рабы освобождались тамъ по духовнымъ завѣщаніямъ. Важнѣйшую часть народонаселенія испанскихъ колоній составляли креолы, — испанцы, родившіеся въ Америкѣ; въ Мексикѣ они составляли 1/, часть всего народонаселенія, на островѣ Кубѣ Уs, число ихъ въ Венезуэлѣ было еще значительнѣе; собственно же европейцевъ во всѣхъ испанскихъ колоніяхъ считалось только 200.000, а креоловъ 3.000,000, число же всѣхъ жителей полагалось до 15.000,000. Неравное разпредѣленіе силъ, значенія и правъ колонистовъ и различныхъ классовъ людей въ колоніяхъ въ отношеніи другъ друга и въ отношеніи метрополіи и центральнаго правленія, во врема Гумбольдта, еще не являлись во всей своей нелѣпости и неправотѣ; все казалось тогда неподвижнымъ, хотя злоупотребленія властей, богатство и праздность духовныхъ бросались въ глаза всѣмъ. Честолюбивые отправлялись къ испанскому двору за почестями и милостями, большинство колонистовъ жило мирно внутри земель своихъ, въ отдаленіи отъ центральныхъ пунктовъ управленія и еще болѣе отъ метрополіи, въ полномъ невѣдѣніи о тѣхъ, кто управляетъ колоніями; сообщенія въ странѣ были трудныя и рѣдкія. Города Венезуэлы, основанные испанскими завоевателями, сохранили отъ индѣйцевъ одни свои названія: Куманы, Каракаса, Коры, Маракаибо; самые же туземцы были въ нихъ едва замѣтными; частыя торговыя сношенія начали въ нихъ развертывать самобытную жизнь; города эти въ своихъ прямыхъ сношеніяхъ съ чужими странами могли обходиться безъ посредства своей столицы Каракаса и, почувствовавъ тяжесть своей зависимости отъ метрополіи, наконецъ возстали противъ нея. Въ 1800 году народонаселеніе Каракаса (гдѣ родился Симонъ Боливаръ, утвердившій независимость всей южной Америки) состояло изъ 40,000 человѣкъ; въ первыхъ годахъ Х1Х вѣка оно дошло до 50,000, землетрясеніе 1812 года погубило 1, 200 человѣкъ; впослѣдствіи политическія бури уменьшили его до 20.000 человѣкъ. Каракасъ лежитъ въ долинѣ на высотѣ 2.500" надъ моремъ; въ холодное время года, въ ноябрѣ и въ декабрѣ утро въ Каракасѣ бываетъ обыкновенно свѣтлое, но къ вечеру всегда поднимается туманъ, скрываюскія наблюденія разумѣется никому не приходило въ голову. Постоянныхъ и ясныхъ дней не было, и потому путешественники наши рѣшились выбрать такой день, когда облака спустятся въ долину; они надѣялись, что въ это время на вершинѣ горы будетъ ясно. День этотъ наступилъ. 22 января 1800 года Гумбольдъ и Бонпланъ отправились къ вершинѣ Силлы, въ сопровожденіи нѣсколькихъ человѣкъ. Ночь они провели въ ущельи, въ кофейной плантаціи. На другой день рано утромъ ученые начали свое восхожденіе на гору. Проводники воображали, что надобно будетъ употребить не болѣе 6 часовъ для того, чтобы достигнуть вершины. Поднимаясь по узкой стезѣ, путешественники слышали шумъ водопада, но самого потока не было видно подъ густой тѣнью критрій, клузій и индѣйскихъ фиговыхъ деревъ. Густой туманъ кружился около двуглавой вершины Силлы. Проводники начинали терять мужество. Съ каждымъ шагомъ путь становился затруднительнѣе. Отъ водопада по отклону горы тянулись пастбища, на которыхъ попадались небольшія лилейныя растенія съ жолтыми цвѣтками и кустарники ежевики. Туманъ сгущаясь закрывалъ тропинку, по которой они взбирались; ноги ихъ безпрестаоно скользили, такъ что они принуждены были ползти. На верху въ ущельи показался пальмовый лѣсокъ; въ этомъ лѣскѣ, на небольшомъ пространствѣ, они увидѣли разнообразнѣйшія растенія; особенно отличались между ними кусты изъ семейства зонтичныхъ растеній, вышиной отъ 10 до 15 футовъ, называемые креолами inciетso, ладонъ. Небо становилось все темнѣе; термометръ опускался до 119— значительный холодъ для тропическихъ странъ. За группой альпійскихъ растеній послѣдовала опять савана. Путешественники старались около западнаго купола Силлы спуститься въ углубленіе, отдѣляющее его отъ восточнаго купола. Здѣсь необходимо было ножомъ и топоромъ прокладывать дорогу сквозь густыя, банановыя растенія. Отъ времени до времени виднѣлся сквозь облака восточный куполъ Силлы. Но вдругъ густое облако скрыло всѣ предметы; было бы опасно продолжать путь по краю каменной стѣны, поднимающейся на 6000" надъ моремъ: отъ этого путешественники должны были остановиться въ углубленіи, куда отставшіе дорогой негры принесли имъ къ обѣду только оливы и немного хлѣба. Дотащившись до углубленія, они отказывались итти далѣе. Ихъ болтливость и фамильярность представляли разительную противоположность съ молчаливостью и важностью индѣйцевъ, провожавшихъ Гумбольдта въ горахъ Карипе. Когда сильный восточный вѣтеръ разсѣялъ тучи, глазамъ нашихъ путешественниковъ открылись обѣ вершины, усѣянныя злаками и кустами бефаріи, — южно-американской альпійской розы. Къ самой вершинѣ восточнаго, болѣе высокаго купола растенія менѣе затрудняли дорогу; отклонъ его круто поднимался надъ моремъ, на 8, 100", переходя изъ гнейса въ настоящій гранитъ. Видъ съ вершины Силлы простирался къ сѣверу, на морѣ, къ югу на плодородную долину Каракаса, на пространство до 30 миль. Эта вершина замѣчательна не столько по своей высотѣ, сколько по страшной крутизнѣ, наклоненной къ морю. Вся горная масса Силлы обросла растеніями; густые кусты спускаются съ хребтовъ ея къ углубленію, находящемуся между обоими куполами, и идутъ внизъ къ ущелію, слѣдуя за его извилинами; можно подозрѣвать подъ этими альшійскими растеніями скрытые ключи, оживляющіе ихъ зелень... Когда путешественники наши достигли вершины, вокругъ ихъ начали роиться небольшія пчелки, называемыя жителями ангелочками (апgetitos), потому что онѣ рѣдко жалятъ. Термометръ измѣнялся на высотѣ-отъ 119 до 149, магнитная стрѣлка усилилась относительно Каракаса на 1 градусъ, лазурь воздуха была гуще, нежели у морского берега, и сухость воздуха увеличивалась по мѣрѣ сгущенія тумана. Гумбольдтъ и Бонпланъ не напрасно всходили на эту высоту: они нашли здѣсь новыя рѣдкія растенія и кромѣ того кварцовый кремень, свидѣтельствовавшій о весьма важномъ геогностическомъ явленіи, о прежнемъ поднятіи всей береговой горной цѣпи. Около 41/2 часовъ пополудни путешественники, окончивъ свои физическія наблюденія, начали осторожно спускаться съ горы, по той же тропинкѣ, по которой поднимались. Ночь настигла ихъ въ пальмовомъ лѣску. Они продолжали спускаться, держа другъ друга за руки. Жители Каракаса были очень недовольны результатомъ измѣреній ихъ горы: они полагали Силлу немного ниже тенерифскаго пика и никакъ не ожидали, чтобы она были даже ниже апенинскихъ вершинъ (въ Абруцахъ). Гумбольдъ же былъ очень обрадованъ, найдя, что направленіе горъ Каракаса, идущихъ отъ юго-запада на сѣверо-востокъ, дѣлаетъ съ меридіаномъ уголъ въ 529; такое же направленіе онъ нашелъ въ Альпахъ и изъ этого сходства въ направленіяхъ готовъ уже былъ вывести общія заключенія и составить общую систему направленій большихъ горныхъ кряжей. Но впослѣдствіи изученіе Андовъ, идущихъ отъ юга на сѣверъ, показало Гумбольдту всю неполноту его системы и заставило его еще глубже вникнуть въ строеніе земной коры. Въ гнейсѣ Каракаса, переходящемъ въ гранитъ, Гумбольдтъ искалъ слѣдовъ металлическихъ рудъ, часто находимыхъ въ этихъ горныхъ породахъ. Въ Перу и Мексикѣ богатѣйшія руды находятся не въ гнейсѣ, а въ переходномъ сланцѣ, траппѣ, порфирѣ, сѣрой ваккѣ и альпійскомъ известнякѣ. Около Каракаса въ кварцовыхъ жилахъ гнейса найдено имъ незначительное количество золота, осѣренное серебро, лазурная мѣдь и осѣренный свинецъ; но эти руды не стоятъ разработокъ. Еще въ ХVI вѣкѣ прибывшіе сюда испанцы пробовали разработывать металлическія руды, но успѣхъ не отвѣчалъ ихъ надеждѣ. Нѣсколько лѣтъ спустя послѣ путешествія Гумбольдта, въ 1812 году, землетрясеніе разрушило часть Каракаса, и домъ, въ которомъ жилъ Гумбольдтъ. Незадолго до этихъ страшныхъ явленій природы начались не менѣе страшныя кровавыя сцены войны за независимость колоній южной Америки. Возстанія Венезуэль! и Новой Гренады были сначала подавлены испанцами; обѣщанныя амнистіи нарушены; казни и война истребляли лучшихъ гражданъ... Завоеваніе, какъ и освобожденіе этой земли, стоило много кро

[ocr errors]

ви; къ этому же еще присоединились бѣдствія другого рода. Въ до

« ПредыдущаяПродолжить »