Изображения страниц
PDF

Когда же минуютъ всѣ признаки болѣзни, то чувствуется слабость въ животѣ; въ этомъ случаѣ: 4) Для укрѣпленія живота. Больному давать два раза въ день по

[ocr errors][ocr errors]

5) Для утоленія жажды. Эриванцевъ совѣтуетъ пить грогъ, т. е. холодную воду съ небольшимъ количествомъ рому.

[merged small][ocr errors]

Какой, право, этотъ городъ Петербургъ! Какъ онъ эстетически развитъ! какъ онъ любитъ искусства! Едва пронесется вѣсть о пріѣздѣ какого-нибудь виртуоза-онъ кидаетъ деньги, толпится, кричитъ, аплодируетъ, бросаетъ цвѣты, чтобы достойно принять европейскую знаменитость; дали ему оперу — онъ цѣлый сезонъ волновался отъ оперы! Поставили въ академію художествъ пейзажъ Калама — онъ ѣдетъ, бѣжитъ, идетъ и плыветъ, — плыветъ по улицамъ и по Невѣ къ академіи, чтобы взглянуть на знаменитое произведеніе; и чего-то тутъ нѣтъ! и кто-то не бросается на изящное наслажденіе!... И выполированная карета на летучихъ рессорахъ, съ англійскимъ жокеемъ, хлопающимъ длиннымъ бичомъ, останавливается передъ портикомъ академическаго зданія, и далеко замѣтный своей ливреей лакей отворяетъ дверцы розовой барышнѣ, и искусственно сохранившей прелесть молодости — ея маменькѣ, и сановитому папенькѣ, который такъ и смотритъ гораціевымъ Меценатомъ, любителемъ хорошаго кушанья, хорошихъ статуй и нѣсколько вольныхъ стишковъ.... И съ Песковъ, и отъТаврическаго сада, и отъ Екатерингофскаго проспекта, и съ Выборгской стороны, подъѣзжаетъ большая четырехмѣстная извощичья карета-ковчегъ и выпускаетъ изъ нѣдръ своихъ цѣлое ноево семейство съ женами и дѣтьми.... только безъ животныхъ.... И чиновникъ, улучившій часъ казеннаго времени, ранѣе выходитъ изъ должности и спѣшитъ взглянуть на искусства; и корнетъ, стоящій съ полкомъ въ двадцати верстахъ отъ города, загналъ лихую тройку, для того только, чтобы взглянуть на художества! и такъ-себѣ разные господа, живущіе ни вѣсть гдѣ, по угламъ и подъ крышами, и нигдѣ не видимые въ обыкновенное время, кромѣ нѣкоторыхъ дешевыхъ tablе d'hбte"овъ и кой-какихъ баликовъ по билетамъ.... Все, словомъ, все — и больное и здоровое, и большое и малое, и чахлое и тучное, и богатое и бѣдное, и цвѣтущее и раненое, — все кидается на призывъ секретаря академіи, въ ежегодномъ засѣданіи объявляющаго открытіе залъ для публики и приглашающаго ее полюбоваться успѣхами искусствъ, процвѣтающихъ въ нашемъ древнемъ отечествѣ! Весело смотрѣть, какъ отзывается все на его голосъ! до того весело, что даже «гранитные братья», два вѣковые сфинкса какъ будто осклабляютъ уста для радостной улыбки, и туманный взглядъ ихъ, устремленный въ даль на безконечно ровномъ горизонтѣ петербургской почвы, принимаетъ какое-то опредѣленное выраженіе, когда они слышатъ съ одной стороны говоръ и шумъ колесъ, съ другой видятъ безконечную флотилію яликовъ, пристающую у ихъ каменныхъ пятъ.... Да, ужасно искусство-любивый городъ Петербургъ! Одно только въ немъ странное свойство. Отчего это таже самая толпа, бросающаяся съ жадностью на новыя произведенія художествъ, проходитъ не останавливаясь передъ этими антиками или безподобными снимками съ знаменитыхъ антиковъ, стоящими за рѣшоткою въ одномъ академическомъ залѣ ? отчего она не возведетъ очей своихъ на верхъ стѣнъ академическихъ залъ, на которыхъ красуются превосходныя копіи рафаэлевыхъ фресковъ, тиціанова Вознесенія Богородицы, альдобрандинской свадьбы? Отчего она, дойдя до «Послѣдняго дня Помпеи», поворачиваетъ назадъ или выходитъ въ дверь и спѣшитъ къ своимъ шинелямъ и шубамъ, бурнусамъ и хвостамъ черезъ академическіе корридоры?... Странное, право, дѣло!... У Петербурга безъ сомнѣнія есть свои любимые художники, которыхъ произведеніями онъ спѣшитъ украсить стѣны своихъ бэль-этажей; если ужь петербургцы средней руки, получающіе всего до 1500 руб. ассигнаціями дохода, не могутъ не купить по-крайности рублей на 50 гравюръ и эстамповъ, то чтó же долженъ тратить Петербургъ большой руки на удовлетвореніе своей любви къ искусствамъ?... Петербургъ большой руки такъ многочисленъ.... Просто всѣ художники должны быть завалены работой! имъ отбою нѣтъ отъ любителей

искусствъ! ихъ произведенія ни минуты не могутъ застсяться въ мастерской: Петербургъ большой руки беретъ все на расхватъ и не пожалѣетъ денегъ, если ужь бѣдный чиновникъ не можетъ удержаться, чтобъ не купить греведоновской головки.... Да, это конечно все такъ; иначе быть не можетъ.... Только опять странность. Что-то въ обыкновенное время, когда нѣтъ выставки въ Академіи, ничего не слышно о томъ, чтó дѣлаютъ живопись и скульптура, какъ бы ихъ вовсе и не было; посреди ежедневныхъ новостей о повышеніяхъ, службѣ, сплетняхъ, родинахъ, крестинахъ, холерѣ — если есть холера, и еще о кой-какихъ толкахъ, о важныхъ государственныхъ вопросахъ, нѣтъ вопроса о мірѣ художествъ.... Положимъ объ этомъ Петербургъ молчитъ, не любя говорить о томъ, чтó очень любитъ. Но.... отчего же эстетическій Петербургъ почти совсѣмъ забылъ, что у него есть эрмитажъ, а въ эрмитажѣ богатая коллекція картинъ отъ самого начала живописи, всѣхъ школъ, до русской включительно? Отчего пустѣетъ два года его опера, несмотря на то, что три раза въ недѣлю предлагаютъ ему слушать классическаго эпика Россини, драматурга Донидзетти, лирика Беллини, и, въ своемъ родѣ Виктора Гюго — Верди, передаваемыхъ превосходнымъ оркестромъ и первоклассными артистами?... Какъ разрѣшить эти вопросы, какъ помирить ихъ съ этой давкой при открытіи выставки при первомъ концертѣ знаменитаго виртуоза, въ первый сезонъ итальянской оперы?... Занятый этими соображеніями и стараясь рѣшить ихъ выгоднымъ Для эстетическаго Петербурга образомъ, я и не замѣтилъ, что ко мнѣ подошелъ одинъ мой спутникъ на выставкѣ и звалъ домой. Я предложилъ-было ему пройти по корридорамъ и взглянуть на Послѣдній день Помпеи — онъ съ гордостью отвѣчалъ, что ужь «видѣлъ ее.... на другой день, какъ она была привезена».... Въ эрмитажѣ онъ тоже былъ: «Какъ же», говоритъ онъ: — «въ первый годъ, какъ привезли меня въ Петербургъ, я былъ въ эрмитажѣ. . .» А этому ужь лѣтъ пятнадцать!... какъ же это?... чтó же это значитъ? Разрѣши мнѣ, о Петербургъ, о эстетическій городъ!... И, не знаю почему, послѣ всего этого вспомнилъ я одного моего знакомаго въ Римѣ, потомъ другого, потомъ цѣлое семейство, потомъ другое семейство.... Не проходило недѣли, чтобы всѣ эти лица не посѣтили церкви св. Петра, не полюбовались работами всѣхъ ея строителей, живописцевъ и скульпторовъ, и не съѣздили въ колизей; не проходило мѣсяца, чтобы они не сдѣлали визита, какъ добрымъ друзьямъ, ватиканскимъ антикамъ, не покивали головой, какъ старому знакомому, Аполлону бельведерскому; Юпитеру олимпійскому и всѣмъ почтеннымъ сенаторамъ и трибунамъ римскаго народа, спокойно возсѣдающимъ на мраморныхъ курульвыхъ креслахъ или говорящпмъ народу рѣчь.... И имъ становилось какъ будто неловко, тяжело, какъ будто оскорблялся долгъ приличія, если они не зайдутъ въ палаццо Барберини и не посмотрятъ, чтó дѣлаетъ многострадалица Беатриче Ченчи, или въ другое палаццо, послушать, чтó теперь наигрываетъ рафаэлевъ скрипачъ.... Для нихъ эти предметы были постоянными предметами изученія и каждый разъ сообщали какую-нибудь новость.... Впрочемъ можетъ быть это-то и есть настоящая странность; а эстетическій Петербургъ гораздо умнѣе, онъ любитъ первое впечатлѣніе и дорожитъ имъ, никогда его не возобновляя и не повѣряя; онъ съ разу понялъ и антики и мысль всѣхъ художниковъ всѣхъ временъ и всѣхъ народовъ, такъ что все это можетъ быть для него новостью, пока онъ не видалъ, а увидѣлъ — онъ запомнилъ какъ биржевую справку, какъ адресъ зубного врача, взялъ замѣтку для памяти — дѣловой человѣкъ! Молодецъ, ей Богу, молодецъ, нашъ музыкальный, живописный, скульптурный, архитектурный Петербургъ! Продолжай такъ любить служеніе музамъ, продолжай ласкать и баловать твоихъ художниковъ и.... и чтó ?... и долголѣтенъ будеши на земли!....

Однако пора мнѣ укротить порывы моего восторга и обратиться къ нашимъ искусствамъ — не вообще, а только къ тѣмъ произведеніямъ, которыя выставлены теперь въ Академіи....

Въ судьбѣ искусствъ бываютъ особенныя эпохи, когда на нихъ можно смотрѣть какъ на одинъ изъ фактовъ общественной жизни, какъ на одну изъ отраслей ея, подлежащихъ общему развитію. Въ эти эпохи, можно сказать вообще — искусства въ младенчествѣ, процвѣтаютъ, идутъ впередъ или падаютъ. Въ нихъ не можетъ быть совсѣмъ геніяльныхъ вещей, а между тѣмъ вы скажете, что искусства подвигаются впередъ, что въ нихъ замѣтенъ рѣшительный успѣхъ; и на оборотъ, можетъ случиться геніяльное произведеніе, и вы скажете, что искусство въ младенчествѣ. Въ первомъ случаѣ вы выразитесь такъ: «вообще у насъ стали лучше писать, лучше понимать изящное;» во второмъ — «все ужасно гадко, — только и есть что

[ocr errors]

Обративъ вниманіе на исторію искусствъ, мы замѣтимъ, что оба эти явленія находятся въ связи и одно зависитъ отъ другого. Ничто такъ осязательно этого не доказываетъ для простого наблюдателя, какъ исторія живописи, потому-что здѣсь достаточно однихъ глазъ, способности понимать ее, и знанія, хотя бы и поверхностнаго 2 исторіи ея развитія. Явленіе геніяльнаго художника есть рѣшительное событіе въ судьбѣ искусствъ, опредѣляющее на-долго ихъ направленіе; около великаго мужа, хотя бы онъ не имѣлъ ни одного

« ПредыдущаяПродолжить »