Изображения страниц
PDF

Но прежде чѣмъ мы будемъ говорить о настоящемъ положеніи Ирландіи, необходимо бросить бѣглый взглядъ на исторію Ирландіи, безъ которой непонятенъ былъ бы разсказъ о ея безпримѣрной нищетѣ и униженіи. Булою 1156 года папа Адріанъ IV, а за нимъ Александръ П1, отдали Ирландію Генриху 11, королю англійскому, и тринадцать лѣтъ спустя англо-норманны предприняли завоеваніе произвольно отданной имъ страны. Замѣчательно! Папа отдавалъ ирландцевъ въ подданство англичанамъ потому, что онъ не находилъ первыхъ достаточно-ревностными католиками, или, справедливѣе, потому, что онъ встрѣчалъ въ Ирландіи сопротивленіе своей власти. Кто бы могъ предвидѣть, что эти самые ирландцы, «христіяне только по имени» (1), сдѣлаются мучениками католичества, а ревностные католики англичане — ихъ палачами? Завоеваніе совершилось быстро, но не вполнѣ: болѣе двухъ третей Ирландіи въ продолженіи слишкомъ четырехъ столѣтій (1169 — 1603), безпрерывной борьбою укрывались отъ полнаго владычества Англіи. Побѣдители и побѣжденные не смѣшались въ Ирландіи, какъ это случилось въ Англіи послѣ норманскаго завоеванія. Этому смѣшенію препятствовали : 1) Близость Англіи. Тѣ изъ англо-норманновъ, которые получали или пріобрѣтали земли въ Ирландіи, отнюдь не селились тамъ съ мыслію остаться; напротивъ, многіе изъ нихъ, становясь собственниками въ Ирландіи, не переставали быть собственниками въ Англіи. Съ самого начала Ирландія была для норманскаго вдадѣльца фермой, для британскаго торговца конторой, и никогда не могла сдѣлаться для нихъ вторымъ отечествомъ. Отсюда, въ соединеніи съ другими причинами, этотъ абсентеизмъ собственниковъ, отъ котораго такъ много страдала и страдаетъ Ирландія; отсюда несправедливости и жестокости завоевателей, которые никогда не считали себя неразрывно связанными съ завоеванными, имѣя передъ глазами берегъ своего отечества; отсюда, наконецъ, вся исторія отношеній Англіи къ Ирландіи, исторія, позорная для Англіи, печальная для Ирландіи, но которая была неизбѣжпа для обѣихъ. 2) Тогдашняя политика Англіи. Англійскіе короли боялись, чтобъ изъ тѣснаго соединенія ихъ норманскихъ вассаловъ съ народомъ ирландскимъ не вышло новаго народа, слишкомъ сильнаго, чтобъ не сдѣлаться свободнымъ, и слишкомъ близкаго, чтобъ не быть

[ocr errors]

опаснымъ ихъ власти, и всѣми силами препятствовали этому соединенію.

Эдуардъ III объявилъ, что англичане, рожденные въ Ирландіи, не могутъ владѣть ирландскими землями, и замѣнилъ всѣхъ такихъ владѣльцевъ урожденцами Англіи. Онъ же заставилъ парламентъ принять статутъ келькинейскій, по которому, наравнѣ съ государственнымъ преступленіемъ, запрещалось англичанамъ вступать въ союзъ или какое-либо сообщество съ ирландцами. Конфискація и тюрьма угрожали англичанину, который принималъ костюмъ ирландцевъ, носилъ въ подражаніе имъ усы или говорилъ на ихъ языкѣ. Англичанинъ, который позволялъ своему ирландскому сосѣду пасти стадо на своей землѣ, былъ объявленъ преступникомъ и проч. (1). Наконецъ

3) Отношеніе, въ которое съ самого начала стали завоеватели къ туземцамъ. Перенеся съ собою въ Ирландію различныя права и учрежденія (какъ напримѣръ судъ присяжныхъ, парламентъ, великую хартію), англо-норманны оставили ихъ исключительно для себя, чтобы туземцы не могли прибѣгать къ покровительству англійскаго закона. Въ городахъ же они образовали цехи, пріобрѣли привиллегіи и хартіи и исключили изъ среды своей всякаго ирландца, чтобы чрезъ то упрочить за собою монополію торговли и промышленности.

Такимъ образомъ, при самомъ завоеваніи ирландцы были исключены изъ общества политическаго и изъ общества городового, и англо-норманны смотрѣли на нихъ, какъ на касту паріевъ. Тутъ смѣшеніе становилось невозможнымъ, и два народа, связанные побѣдой, къ несчастію обоихъ, поневолѣ должны были оставаться вратами.

Въ ХVI столѣтіи къ этому систематизированному угнетенію племени племянемъ присовокупилось угнетеніе религіи религіей. Англія, перемѣнивъ религію, непремѣнно хотѣла заставить Ирландію послѣдовать ея примѣру; и съ 1535 по 1691 годъ религіозная война почти не прерывалась. Генрихъ V111, Елизавета, Карлъ 1, Кромвель, Вильгельмъ Оранской, какъ бы стараясь превзойти другъ друга въ жестокостяхъ, одинъ за другимъ опустошали и отнимали земли папистовъ.

Генрихъ VІП отдалъ католическія церкви англиканскому духовенству, подвергъ строгому наказанію каждаго, кто хотя наружно не исповѣдывалъ англиканской религіи, и объявилъ клятву религіознаго

[ocr errors]

первенства (!) необходимымъ условіемъ какого-либо участія въ дѣиствіяхъ гражданской или политической жизни.

[ocr errors][merged small]

(" Клятва, которою король англійскій признавался за верховную главу церкви.

[ocr errors]

торжественно, что она истребитъ до послѣдняго ирландца, или «уничтожитъ папизмъ въ Ирландіи!» Для того, чтобы исполнить свою угрозу, парламентъ собралъ 50,000 войска и занялъ огромную сумму денегъ, въ обезпеченіе которой впередъ роздалъ заимодавцамъ земли ирландскихъ католиковъ. Фанатическіе промышленники получили такимъ образомъ 2.500,000 акръ. Война совершилась съ ожесточеніемъ и ненавистью дотолѣ безпримѣрной. Кромвель, имя котораго понынѣ съ ужасомъ произносится въ Ирландіи, утомившись рѣзать, снова прибѣгъ къ изгнанію и насильственному вывозу. Измученная Ирландія не защищалась; но дѣло истребленія подвигалось все еще не такъ быстро, какъ бы желала Англія, хотя, по свидѣтельству Вилліама Бетти, секретаря генерала Иретона, съ 1641 по 1672 годъ, война и голодъ истребили третью часть жителей Ирландіи. Признавъ невозможность истребить или изгнать всѣхъ ирландцевъ, Англія рѣшилась по-крайней-мѣрѣ отдѣлить ихъ отъ протестантовъ. Изъ четырехъ провинцій Ирландіи избрали одну, провинцію Конавтъ, въ которую переселили всѣхъ католиковъ, запретивъ имъ, подъ смертною казнью, переступать ея границы. Но и на этомъ тѣсномъ пространствѣ не оставили католиковъ въ покоѣ: Англіи нужна была сила, которая, находясь среди католиковъ, постоянно сдерживала бы ихъ. Эту силу создала она въ городахъ конавтской провинціи, изгнавъ оттуда всѣхъ католиковъ и замѣстивъ ихъ протестантами, взятыми большею частію изъ арміи; полковникъ сдѣлался меромъ, сержантъ — альдерманомъ, и новыя муниципальныя корпораціи были готовы! Послѣ всѣхъ этихъ убійствъ, изгнаній и переселеній, три четверти Ирландіи оставались пустыми. Завоеватели съ жадностью бросились дѣлить добычу, и это подало поводъ къ новымъ убійствамъ, къ новымъ опустошеніямъ. Земли достались солдатамъ Кромвеля и промышленникамъ, ссудившимъ при началѣ войны Англію деньгами. Скоро потомъ Карлъ 11, а за нимъ Вильгельмъ П1 довершили дѣло, начатое Генрихомъ У111, раздавъ своимъ любимцамъ остальныя земли, такъ что по ревизіи, сдѣланной въ 1688 гвду, при Вильгельмѣ 111, во владѣніи католиковъ оставалась едва одиннадцатая часть вр" ландскихъ земель. Но и эта незначительная часть была сосредоточена въ рукахъ немногихъ семействъ англійскаго происхожденія; туземцы, оставшіеся католиками, не владѣли ни единымъ акромъ. Цѣль Англіи была отчасти достигнута; но духъ преслѣдованія ва ослабѣвалъ. Однажды вступивъ на стезю несправедливостей и угнетенія, Англія должна была пройти ее всю. За угнетеніемъ матеріяльною силою послѣдовало угнетеніе закономъ. Другими словами, вся утветательныя мѣры, произвольно принимаемыя противъ ирландскихъ католиковъ во время религіозныхъ войнъ, были возобновлень1 и внесены въ кодексъ, въ царствованія Вильгельма 111, Анны и слѣдующихъ. Ирландскій парламентъ, наполненный протестантами, призналъ первенство англійскаго и безпрекословно принималъ всѣ угнетательные законы, изобрѣтаемые англійскими законодателями. Эти законы извѣстны въ Ирландіи подъ именемъ законовъ уголовныхъ; изданные въ концѣ ХУ11 столѣтія и имѣвшіе полную силу до 1778 года, по варварству своему они могутъ сравниться развѣ съ законами, издаваемыми въ средніе вѣка противъ евреевъ.

Никогда духъ угнетенія не былъ такъ изобрѣтателенъ; никогда законодатели, для развитія народнаго благосостоянія, не оказывали tтоль много ловкости и знанія дѣла, сколько оказали тогда англійскіе иконодатели, для того, чтобъ довершить раззореніе и униженіе Ирландіи. Изобрѣтенные узкимъ протестантскимъ ханжествомъ и слѣпою меркантильностію, эти законы, равно и въ одно время, посягали на частную и публичную жизнь католиковъ, на ихъ состояніе, на ихъ личность и на ихъ народное достоинство. (1) Не будучи объявлены рабами, ирландскіе католики были лишены всѣхъ правъ свободнаго человѣка: какъ граждане — они не могли ни вступать въ супружество съ лицами другого исповѣданія, ни поручать дѣтей своихъ свопмъ единовѣрцамъ; какъ капиталисты — они не могли ни пріобрѣтать земли покупкой, ни отдавать деньги свои подъ залоги; какъ работники — они были удалены отъ всякой общественной дѣятельности и почти отъ всѣхъ свободныхъ ремеслъ; наконецъ, какъ вѣрующіе — они не смѣли явно исповѣдывать своей религіи и принуждены были

[merged small][ocr errors]
« ПредыдущаяПродолжить »