Изображения страниц
PDF

же примѣшивающій венозную кровь къ артеріальной; это–лѣвая аортная дуга (аrcus aоrtaе sinister), выходящая изъ праваго желудочка (слѣдовательно содержащая венозную кровь) и соединяющаяся позади сердца съ правой аортною дугою (аrcus aоrtae deхter), начинающеюся въ лѣвомъ желудочкѣ сердца и содержащей чистую артеріальную кровь для образованія ствола аорты (trunсus aоrtае). См. Крокодилы. Т Э. Б. Ботало-длинный, тонкій шестъ, на концѣ котораго насаженъ небольшой, выдолбленный изъ дерева колоколъ. Разставивъ близъ камышей сѣти, рыбаки отплываютъ на своихъ челнахъ шаговъ на семьдесятъ отъ нихъ и затѣмъ, со всего размаха, ударяютъ боталомъ, перпендикулярно, объ поверхность воды; отъ этого получается такой громкій, оглушательный звукъ, что испуганная имъ рыба стремглавъ бросается прочь и запутывается въ сѣтяхъ, которыя немедленно и вытаскиваютъ. Такой способъ рыболовства называется ботаньемъ и производится преимущественно на зауральскихъ озерахъ. С. Б. Ботамай–рѣка” въ Якутской обл. и окр., правый притокъ Лены, впадаетъ въ нее въ 103 в. выше Лкутска; по р. Б. тянутся желѣзныя мѣсторожденія. Ботанибей. — Такъ названъ Іосифомъ Бэнксомъ, спутникомъ Кука, вслѣдствіе своей богатой растительности, одинъ изъ самыхъ извѣстныхъ и обширныхъ заливовъ на восточномъ берегу Австраліи. Б. лежитъ между 3492 южн. шир. и 151?11" вост. долг. и принадлежитъ къ провинціи Кумберландъ; входъ въ него очень удобенъ, хотя заливъ и неглубокъ. Берега низменны, болотисты и орошены рѣками Кукъ и С. Жоржъ. Послѣ открытія этого залива въ 1770 г., британское правительство постановило сдѣлать Б. мѣстомъ ссылки преступниковъ. И дѣйствительно, уже въ 1788 г. къ берегамъ Б. приплылъ Артуръ Филиппсъ съ 1011 человѣкъ (изъ которыхъ было 756 ссыльныхъ) для Е""”"".” . неудобными для приставанія, основалъ колонію нѣсколько сѣвернѣе, на берегу залива Портъ-Дусексонъ. Это былъ впослѣдствіи го4545555543455555 ходится деревня Ботани, съ прекраснымъ мѣстоположеніемъ и многочисленными дачами, Ботанника, — отрасль естествознанія, изслѣдующая растенія; названіе ея происходитъ отъ греческаго слова Встат-трава, и должно бы переводиться «травовѣдѣніе». Занимаясь распознаваніемъ и классификаціей всѣхъ растительныхъ формъ, уясненіемъ ихъ взаимнаго сродства, изучая ихъ строеніе, исторію развитія и весь ходъ жизненныхъ процессовъ, наука эта имѣетъ главною цѣлью разъяснить, какимъ образомъ матерія, на основаніи присущихъ ей обще физическихъ силъ, принимаетъ и сохраняетъ тѣ разнообразныя формы, которыя называются растеніями. Дѣятельность общефизическихъ (механическихъ, физическихъ и химическихъ) силъ, присущихъ растеніямъ, можетъ быть разъясняема только по мѣрѣ разъясненія самаго строенія этихъ организмовъ. Строеніеже растеній, составляющихъ весь матеріалъ Б.,

такъ сложно, что наука и до сихъ поръ еще далеко не дошла до вполнѣ яснаго представленія о немъ. Исторія Б., бросая свѣтъ на ея нынѣшнее положеніе и на самый способъ ея разработки, даетъ намъ картину ея развитія и знакомитъ съ нѣкоторыми теоріями, знаніе которыхъ необходимо для пониманія взглядовъ и мнѣній, теперь повсемѣстно принятыхъ.

Въ ея современномъ положеніи, всю Б. можно представить въ слѣдующемъ подраздѣЛеН111:

Общая ботаника: Органографія, внѣшней формы.—Морфоили изученіе орга- логія, новъ растенія съ внутренняго точки зрѣнія ихъ: Анатомія, первоначальной конструкціи.—Гистологія, I развитія-Органогенія;

Физіологія–изученіе функцій органовъ и условій жизни растенія.

Тератологія — изученіе растительныхъ уродливостей.

Нозологія-изученіе болѣзней растеній.

строенія —

Спеціальная ботаника:

Фитографія 1 классификація, таксоили описаніе рас-I номія–выработка выратеній; I женій, названій, также и

перечисленіе (глоссологія), ботаническая географія или изученіе распредѣ" ленія растеній по земн. шару, палео ботаника или бо"тIIIIIII9199 (2 Ка. Я II3416 О Нтологія — изученіе исКОЛАЕМЫХЪ ОСТАТКОВЪ растеній, ботаника прикладная IIIIII9444445 и промышленности.

А. Историческій очеркъ общей ботаники.

1. Древніе и средніе вѣка. Отъ начала исторической жизни народовъ почти до конца ХVП в. Б. не имѣла характера науки въ философскомъ смыслѣ этого слова. Все вниманіе было направлено на ознакомленіе съ матеріаломъ будущей науки и на приведеніе его въ порядокъ. При отсутствіи понятія о точномъ научномъ наблюденіи, ознакомленіе это шло весьма медленно. Еще въ глубокой древности многіе наблюдательные умы, интересовались жизнью и природой растеній. Первый натуралистъ, заслуживающій, для своего времени, названіе ботаника, былъ Аристотель. Различныя статьи его о растеніяхъ, собранныя Вильмеромъ подъ заглав.: «Рhуtologiae aristotelicаe fragmenta» (Бреславль, 1838 г., in 8"), полныя мѣткихъ и высокоцѣнныхъ замѣчаній, даютъ основаніе жалѣть объ утратѣ главнаго труда этого всесторонняго генія!—«Теоріи растеній». На ряду съ гадательными и ошибочными мнѣніями, высказанными въ запискахъ Аристотеля, въ нихъ встрѣчаются очень вѣрные взгляды относительно сходства зародыша животнаго съ за

родышемъ растительнымъ, о различіи половъ у нѣкоторыхъ растеній, объ ихъ долговѣчности и т. д. Изъ учениковъ Аристотеля, занимавшихся Б., Фаніаса, Дицеарка и Теофраста, только послѣдній оставилъ два полезныхъ труда: «Исторію растеній» и «Причины растеній», кот. подвергались многимъ комментаріямъ и часто переиздавались. Не смотря на то, что Теофрастъ въ трудахъ своихъ не придерживается никакихъ особенныхъ методовъ, онъ внесъ въ изученіе растеній идеи, совершенно свободныя отъ предразсудковъ того времени и предполагалъ, какъ истый натуралистъ, что природа дѣйствуетъ сообразно своимъ собственнымъ предначертаніямъ, а не съ цѣлью быть полезной человѣку.

Число растеній, кот. Теофрастъ приводитъ и частью описываетъ, достигаетъ 500; всѣ онѣ относятся къ восточн. области Средиземнаго бассейна; ихъ очень трудно сравнивать съ видами извѣстными намъ теперь. Послѣ Теофраста приходится пропустить около 4-хъ столѣтій, чтобы перейти къ Діоскориду, потому что нельзя считать ботаниками Никандра колофонскаго, Николая дамасскаго, Варрона или Колумелу, кот. писали о растеніяхъ, не внося въ изученіе ихъ своихъ взглядовъ. Діоскоридъ жилъ въ Г в. по Р. Х. и составилъ описаніе медицинскихъ веществъ, въ числѣ которыхъ у него описано 600 растеній, классифицированныхъ на 4 группы: 1) благовонныя растенія, 2) пищевыя, 3) медицинскія и 4) винодѣльныя. Хотя произведеніе Діоскорида и раздѣляетъ ботаническую славу Теофраста впродолженіе среднихъ вѣковъ до ХV1 в., всетаки трудъ его, какъ и «Естественная исторія» Плинія, посвященная изученію растеній, можетъ быть разсматриваемъ только какъ сводъ болѣе или менѣе хорошо выраженныхъ ботаническихъ истинъ, извѣстныхъ древнимъ. Въ эпоху среднихъ вѣковъ не замѣтно ни малѣйшаго успѣха ни въ изученіи самихъ растеній, ни въ изученіи ихъ органовъ и жизни. Арабскіе доктора, котор. знали только лекарственныя и сельско-хозяйственныя растенія, византійскіе же писатели и схоластики, кот. писали и поэмы и научныя статьи о ботаникѣ, не заслуживаютъ вниманія. И только открытія, сдѣланныя во время путешествія братьевъ Рoli и особенно Колумба, внесли въ науку элементы, способствовавшіе развитію ботаники.

Миссіонеры, доктора, путешественники, какъ напр. Loреz de Gomarа, Еernandez de Оуiedo, Мartin del Вarcо, ЛeromeВenzoni, АndréТhevet идр. первые познакомили насъ съ растительнымъ богатствомъ Новаго свѣта, и труды ихъ могутъ считаться началомъ новой эры въ исторіи ботаники. Развитіе это главнѣйшимъ образомъ выразилось въ созданіи ботаническихъ садовъ, прежде всего въ Италіи, въ Падуѣ въ 1525 г., въ Пизѣ въ 1544 г., потомъ въ Голландіи въ Лейденѣ въ 1577 г., наконецъ во Франціи въ Монпелье въ 1597 г. и въ Парижѣ въ 1598 г.

П. ХVI вѣкъ. Въ концѣ ХУ вѣка и въ началѣ ХVП в. прогрессъ въ ботаникѣ выражается появленіемъ описаній растеній съ рисунками, гравированными на деревѣ, сначала, конечно, весьма несовершенными. Еmilius Масer первый сдѣлалъ такой опытъ въ 1480 г.;

293.932.429. 129; довали: Маtthioli, Аlоуsо Аnguillarа, Сastor Пurante, Вrunfels, Тragus, позднѣе Еuchs. Оригинальнаго въ этихъ работахъ все таки нѣтъ ничего. Это все комментаріи на труды древнихъ съ небольшими прибавками. Такими работами, особенно извѣстны: Вrassavola, Мenardus, Пurante, Lonicerus, Кuel и т. д. Нѣмецъ Брунфельсъ (Вrunfels, 1470— 1534) собралъ на мѣстѣ путемъ гербаризаціи туземную флору и описалъ ее, хотя безъ всякой системы, подъ загл.: «Неrbarum vivаe icones ad naturae imitationem summа сum diligentia et 9995945555555. 554 3. т., in f.). Нѣсколько лѣтъ спустя, Геронимъ Бокъ, болѣе извѣстный подъ именемъ Тragus (1498 — 1554), въ своей «Исторіи туземныхъ растеній» (числомъ 165, всѣ съ рисунками), изданной подъ заглавіемъ «Новый травникъ» (Nev Кroeuterbuch) въ 1539 г., пробуетъ расположить растенія въ нѣкоторомъ порядкѣ и дѣлитъ ихъ такъ: 1) дикія растенія съ пахучими цвѣтами: 2) клеверъ, злаки, кормовыя и ползучія растенія, 3) деревья и кустарники. Впродолженіе всего ХVП в. книга его имѣла большой успѣхъ и выдержала 10 изданій. Леонардъ Фуксъ (Еuchs, 1501—1566), профессоръ университета въ Тюбингенѣ, проявилъ чрезвычайную наблюдательность въ описаніи и изображеніи 400 вид. туземн. растеній въ своемъ «Пе historia stirріum соmmentarii insignes» и т. д. (Базель, 1542 г., in fo1.). Съ этихъ поръ начали внимательнѣе описывать растенія, которыя видѣли около себя. Бенуа Арецій (Аretius, 1505—1578), профессоръ богословія въ Магдебургѣ, и англичанинъ Вильямъ Глернеръ (1 въ 1568) познакомили ученый міръ съ растеніями своихъ странъ; Адамъ Лоницеръ (Lonicer) раздѣлялъ растительное царство на деревья, кустарники и лекарственныя травы (1551). Валерій Кордъ (Сordus, 1515–1544) предпослалъ дальнѣйшимъ попыткамъ классификаціи весьма полезныя нововведенія въ методѣ 559.595, 59 12 Онъ путешествовалъ по Европѣ послѣдніе 4 года жизни для собиранія матеріаловъ и открылъ органы размноженія у папоротниковъ. Конрадъ Геснеръ (Сlesner, 1516—1565), уроженецъ Пюриха, профессоръ тамошняго университета, первый, на своихъ урокахъ, обратилъ вниманіе на характеръ цвѣтка и плода и ввелъ въ науку наименованія рода и вида. Матвѣй Лобель или Лобеліусъ (Lobelius, 1538—1616) въ трудѣ своемъ, озаглавленномъ: «Stirрium adversaria novа» (Лондонъ, 1570 г., in 4) дѣлитъ растенія на 7 классовъ: 1) злаки, 2) орхидныя, 3) огородныя, 4) овощи, 5) деревья и кустарники, 6) пальмы и 7) мхи. Особенноже прославился онъ своими «Оbservationes sive stirpium historiae» (Антверпенъ, 1570, in fo1.), въ которыхъ изобразилъ 2191 растеніе съ указателемъ на семи языкахъ. Карлъ де л'Эклюзъ или Клузіусъ (Сharles de l'Есluse, 1525—1609) оставилъ прекрасныя описанія туземныхъ и экзотическихъ растеній въ своихъ трудахъ: «Каriorum aliquot stirplum рer Нisрanias observatarum historiae» (Антверпенъ, 1576, in 8; 233 гравюры на де

ли?

ревѣ) и «Ехoticorum 1ibri decem, quibus amiшаlium, рlantarum aromatum, alіorumquе реregrinоrum historiae desсribuntur» (Антверпенъ, 1605, in fo1.).

Рамберъ Додоній (Dodonoeus, 1518 — 1586, г.)–врачъ императора Максимиліана, затѣмъ профессоръ въ Лейденѣ, оставилъ полезпый трудъ: «Stirpium historiaе Вemрtades sех, 3333333””; 25 съ 1303 рисунками на деревѣ), въ кот. онъ стремится къ наилучшей классификаціи растеній и дѣлитъ ихъ на 6 группъ (Рemрtades). Е”.”""”“ ""”!”: вниманія заслуживаютъ:

А ндрей Цезальпинъ (Сesalрin, 1519— 1603). Соглашаясь со взглядами Конрада Геснера, онъ въ трудѣ своемъ: «Deрlantis libri ХVІ» (Флор., 1583, in 4) распредѣляетъ 840 видовъ на 15 класс. чисто ботанич. характера. Сообщивъ, въ началѣ своего труда все извѣстное относительно организаціи явнобрачныхъ растеній, онъ основываетъ свою классификацію прежде всего на деревянистыхъ или смолистыхъ свойствахъ стебля (что позволяетъ ему установить 2 первыя группы), затѣмъ, въ первомъ случаѣ, на положеніи зародыша въ сѣмени, во второмъ случаѣ—на присутствіи или отсутствіи сѣмянъ (мхи, лишаи и т. д.). Это даетъ ему отдѣлы второго порядка. Наконецъ, форма плода, верхняя или нижняя завязь, число сѣмянъ, присутствіе или отсутствіе ихъ покрова, форма корня и т. д. помогаютъ ему опредѣлить 15 классовъ и подраздѣлить ихъ на 47 секцій. То значеніе, которое Цезальшинъ придаетъ сѣмянамъ, позволяетъ считать его прямымъ предшественникомъ современныхъ классификаторовъ.

Жакъ Дальшанъ (Лассues Dаlechamps) впалъ въ ошибки предшественниковъ Цезальпина. Это незнаніе ботаники долго еще держалось и закончилось системой Порта (Рorta), кот. должна быть упомянута по своей оригинальности. Порта раздѣлилъ растенія на нѣсколько классовъ, руководствуясь сходствомъ, которое онъ у нихъ нашелъ съ животными, сходствомъ отношеній ихъ между собой съ отношеніями людей, и, наконецъ, совпаденіемъ ихъ привычекъ съ движеніемъ небесныхъ свѣтилъ и т. д. Онъ опредѣляетъ лѣчебное свойство растенія по его формѣ и качествамъ; такъ напр., по его мнѣнію, норичникъ зобья трава, Sсгорhularіа) долженъ излечивать золотуху и растяженіе жилъ, потому что листья его похожи на раздутыя жилы; безплодныя растенія должны, при употребленіи ихъ человѣкомъ, приводить къ тому же и т. д.

Іоахимъ Камерарій (Сamerarius, 1534— 1598) и Теодоръ Табернемонтанусъ (Таbernое mоntanus, т въ 1590) оставили нѣсколько сочиненій съ гравюрами; но труды ихъ не имѣли никакого значенія въ дѣлѣ прогресса ботаники. Путешествія, совершенныя въ ХVІ вѣкѣ съ научными цѣлями, способствовали не только увеличенію числа извѣстныхъ дотолѣ растеній (а слѣдовательно, и возможности лучше сравнивать ихъ между собой), но и лучшей классификаціи ихъ. Канарскіе острова въ ХУ вѣкѣ, еще до открытія Америки, были посѣщены Саdamostо, который позна

I комилъ насъ съ дращеной и басобабомъ. Растенія и др. растительныя продукты восточной Индіи были въ 1563, 1578 и 1579 гг. предметомъ трудовъ важныхъ для того времени и составленныхъ португальцами: Garсіiа d.а. 25212.521292 Леan Нugues Linschооten. Греція, Средняя Азія, Персія и Египетъ были изслѣдованы Бел ономъ I (Рierre Вelon) въ трудѣ, гдѣ онъ описываетъ и изображаетъ растенія и животныхъ, до тѣхъ поръ неизвѣстныхъ. Послѣ него Мe1сhiоr Vielаnd или Gui1аn di n us, L eоnard Каu v оlf и Ргоsреr А1ріn тоже посѣтили Востокъ и издали свои наблюденія надъ растеніями. Книга А1ріn'а: «De Рlantis Аegурti liber in quо рauci, qui circa berbarum nateriam irrерserunt, errores deрrehenduntur» и т. д. (Венеція, 1592 г., in 49) была особенно въ почетѣ, вслѣдствіе обилія фактовъ, точнаго описанія 455555

ХVП вѣкъ. Отъ Вauhin до Тоurnefort. Въ лицѣ двухъ братьевъ Ваu hin ботаника вступила въ новую фазу развитія.

Жанъ Богенъ (Лean Ваuhin), родившійся въ Базелѣ (1541—1616), занимался ботаникой сначала подъ руководствомъ Л. Фукса, затѣмъ Г. Гесснера, и наконецъ Рондле-въ Монпелье. Въ большомъ трудѣ своемъ: «Нistoriа universalis рlantarum nova et absolutissimа сuш сonsensu et dissensu circa eas» (Уiverdun, 1660— 1661, 3 т., in fo1.), изданномъ по его смерти Grafenried и Сhabrée, онъ собралъ свѣдѣнія по ботаникѣ, дошедшія съ древнѣйшихъ временъ. Въ книгѣ этой заключается не менѣе 5000 описаній, раздѣленныхъ на 40 классовъ и 3577 рисунковъ, все безъ особенной сиСТРУБЫ.

Гаспаръ Богeнъ, братъ его (1560—1624), попробовалъ внести нѣкоторый порядокъ въ синонимику и номенклатуру того времени. Попытка эта, стоившая ему 40 лѣтъ труда, увѣнчалась успѣхомъ, потомучто ему удалось классифицировать растительное царство сообразно его природѣ. Онъ описываетъ растенія кратко, но точно, и даетъ видамъ названія, кот. по большей части сохранились и до сихъ поръ; онъ дѣлитъ всѣ извѣстныя тогда растенія на 12 группъ или классовъ, подраздѣленныхъ, въ свою очередь, на нѣсколько видовъ, основанныхъ на тонкомъ знаніи свойствъ растеній. Даже въ наше время пользуются сочиненіями Ваuhin'а, благодаря тождественности тогдашнихъ описаній растеній съ современными. Тѣмъ не менѣе, какъ ни хороша была для того времени его система, она не удовлетворила всѣхъ ботаниковъ, кот. I стремились классифицировать растенія возможну читать завтрашнему дурищу злучу

ст.; но они не

I цѣлью всѣхъ ботаниковъ ХVІ Iбратили вниманія на серьезное изученіе от"гановъ растеній, что очень имъ облегчило-бы классификацію ихъ.

Робертъ Морисонъ (Кobert. Мorison, 1620–1683), котораго Гастонъ Орлеанскій сдѣIлалъ директоромъ своихъ садовъ въ Блуа (1658), принимая методу Цезальпина, вноситъ въ нее много новаго тѣмъ, что дѣлитъ растительное царство на 18 классовъ и 108 секцій, основываясь на особенностяхъ плода, листьевъ, ле

пестковъ, и представляетъ ихъ въ таблицахъ: «Рlantarum historiа universalis Охоniensis» (Оксфордъ, 1680, in fol.).

Джонъ Бэй (Вaius, 1628—1704), послѣ неоднократныхъ путешествій по Нижней Бретани и Центральной Европѣ, издалъ два труда, имѣющіе большое значеніе: «Мethodus plantarun» (Лондонъ, 1682) и «Нistoriа plantarum щепеralis, sресies hасtenus editаs aliasque insuрer multas noviter inventas et descriptas сom55554435343453 ol.). Въ первомъ трудѣ онъ предлагаетъ классификацію, главные 2 отдѣла которой, основанные на количествѣ сѣмядолей, навсегда утвердили въ наукѣ раздѣленіе на однодольныя и двудольныя. Для подраздѣленій онъ руководствовался присутствіемъ или отсутствіемъ лепестковъ (безлепестность), ихъ соединеніемъ (однолепестность) или ихъ свободнымъ состояніемъ (многолепестность), характеромъ листьевъ, плода и т. д. Остальные англійскіе ботаники ХVП столѣтія: Лion Тradescant, Léonard Рlukenet (1642 — 1710), Лhon Рetiver (т въ 1718 г.), составили хорошія ботаническія коллекціи и издали описанія нѣкото* 4555555541545

ung (1587—1657) стоитъ въ ряду лучшихъ ботаниковъ, благодаря опредѣленности описаній и вниманію, кот. онъ обратилъ на доксоскопію и фитоскопію, т. е. на классификацію.

Августъ Ривинъ (Аuguste Кivin или Кivinius, 1652—1723), одинъ изъ тѣхъ немногихъ ботаниковъ этого вѣка, которые не признавали дѣленія на деревья и травы; онъ вполнѣ можетъ считаться предшественникомъ Турнефора и Линнея, благодаря его классификаціи, основанной на формѣ вѣнчика («Іntroduсtiо generalis in rem herbariam», Лейпцигъ, 1690 г., in fol.), и потому еще, что Кivin для опредѣленія растеній употребляетъ 2 названія: одно родовое, другое-по свойствамъ каждаго вида. Христіанъ Кнаутъ (Кnauth, 1654— 1716) извѣстенъ двумя трудами: «Флора окрестностей Галле» и «Меthodus рlantarum genuina» (Галле, 1705, in 4?), въ которомъ онъ предлагаетъ систему, основанную на свойствахъ вѣнчика. Затѣмъ изъ нѣмецкихъ ботаниковъ слѣдуетъ еще упомянуть: Louis'а Лungermann'а (1573-1653), Рaul Аmmann'а (1634—1791) и Рaul Неrmann'а (1646–1695), которые способствовали развитію науки и основанію ботаническихъ садовъ.

Въ Голландіи Коммелинъ (Леan Сommelуn, 1629—1692) и племянникъ его Gaspard Сommelуn (1667—1731) составили описанія растеній Восточной Индіи и способствовали развитію ботаническихъ садовъ.

Въ Италіи Колумна (Еabius Сolumnа, 1567 —1650), составилъ интересные коментаріи на труды Теофраста, Діоскорида, Плинія и прибавилъ нѣкоторыя описанія къ «Естественной исторіи» Гернандеса.

Во Франціи въ ХVП ст. ботаника находилась въ хорошемъ состояніи, какъ по количеству прекрасныхъ ботаниковъ, такъ и по замѣчательнымъ ихъ трудамъ. Реномъ (Рaul Кeneaulme, 1560—1624) даетъ хорошее опредѣленіе вида и пытается ввести двусловную номенклатуру. Филиппъ-Корню (Сornu, 1606—

1651) даетъ описаніе нѣкоторыхъ растеній Канады, выращенныхъ въ саду Робена (Коbin). Очень много содѣйствовало Б. во Франціи основаніе ботаническихъ садовъ: въ Луврѣ съ Робеномъ во главѣ, въ Блуа (Гастонъ Орлеанскій) и устройство коллекцій по естественной исторіи. Нѣкоторыя растенія изъ этихъ садовъ, за смертью Гастона Орлеанскаго, были собраны въ королевскомъ”4?"въ парикѣ и Тайсованы Геленевой бумагѣ. Въ это же время сталъ извѣстенъ ботаническій садъ въ Монпелье, благодаря такимъ дѣятелемъ какъ: Рондле (Кondelet), Ришье де Бельвалъ (Кichier de Вelleval) и Петръ Маньоль (Рierre Мagnol, 1638—1715). Въ посмертномъ своемъ произведеніи: «Novus character рlantarum» Маньоль вдается въ подробную критику метода Турнефора и предлагаетъ классификацію, основанную на характерѣ чашечки и вѣнчика, совершенно не признавая стараго дѣленія на деревья, кустарники и травы. Если бы онъ хорошенько развилъ тѣ взгляды, которые высказываетъ въ предисловіи къ своему труду, то опередилъ бы Адансона и Жюссье, и труды Турнефора не имѣли бы никакого значенія. 154952555355555 Рitton de Тournefort, 1656—1708), увлеченный сильною любовью къ гербаризаціи, постепенно посѣтилъ Альпы, Дофине, Пиренеи, Испанію и Португалію; затѣмъ, по представленію графа Поншартрена, былъ посланъ Людовикомъ ХIV на Востокъ, гдѣ и собралъ прекрасныя коллекціи по естественной исторіи, посѣтивъ: Архипелагъ, Арменію, Грузію п Палестину. Ученикъ Маньоля въ Монпелье (1679) онъ, благодаря протекціи Тagon'а, былъ назначенъ въ 1683 г. профессоромъ королевскаго сада; затѣмъ, по возвращеніи своемъ съ Востока, въ 1707 г. назначенъ профессоромъ въ Сollege de Еrance. Въ 1694 г. онъ издалъ «Элементы Ботаники» или «Методы для знакомства съ растеніями» (Парижъ, 3 т., in 8); въ 1700 г. появилось второе изданіе этого труда, озаглавленное: «Гnstitutiones rei Нerbariae» (Парижъ, 5 т., in 4?). Тутъ онъ излагаетъ свою систему, которая произвела большую сенсацію и была принята почти повсемѣстно до появленія Линнея и его системы. Несмотря на такой успѣхъ, система эта вызвала еще при жизни автора сильнѣйшія нападки со стороны нѣкот. ботаниковъ, а особенно Вау и Маgnol’а. Главный и справедливый упрекъ заключался въ томъ, что Турнефоръ предлагалъ неправильную классификацію растительнаго царства на деревья и травы, и придавалъ слишкомъ большое значеніе вѣнчику. Въ его пользу зато говоритъ логичное введеніе видовъ въ класификацію растеній. Ботаники–путешественники. Съ начала ХVП в. количество путешественниковъ, которые посѣщали и описывали различныя страны, было очень велико, и труды ихъ еще и теперь могутъ быть прочитаны съ пользою. Америка, вскорѣ послѣ ея открытія, была посѣщена во всѣхъ почти мѣстностяхъ. Гернандесъ, Пйзонъ и Маркграфъ (Нernandez, Рison и Мarcgraf) "посѣтили Мексику, Перу и Бразилію. Трудъ ихъ: «Нi

storia naturalis Вraslliae» былъ изданъ въ Амстердамѣ (1648 г., in. fol.).

Шарль Блюмье (1648-1704), францисканскій монахъ, ученикъ Турнефора, посѣтилъ Мексику и Антильскіе острова. Онъ оставилъ труды: «Описаніе флоры Америки» (Пар., 1693 г., in fo1.), «Описаніе папоротниковъ Америки» (Парижъ, 1705 года, in fo1.), а также еще много рукописей и рисунковъ, которые хранятся въ Національной библіотекѣ и въ музеѣ естественной исторіи.

Восточная Индія, крайній Востокъ и Индійскій архипелагъ привлекали особенно много натуралистовъ.

иколай Гриммъ (Nicolas Grimm, 1641—

1711) былъ въ Индостанѣ и первый описалъ интересный Мeреnthes.

"Адріянъ Родe (Аdrien von Кheede), пользуясь своимъ положеніемъ губернатора Голландской Индіи, издалъ монументальный трудъ о растеніяхъ этой мѣстности: «Ноrtus malabаriсus» (Амстердамъ, 1670—1708, 12 т., in fol.). иллюстрированный прекрасными таблицами.

Эдвардъ Румпфъ (Еdvard Кumрf или 423" ЕТВ9III”?...” скихъ острововъ, въ 1690 году началъ трудъ, конченный послѣ его смерти Бурманомъ (Амстердамъ, 1741—1751,7 т., in fol.), въ которомъ описаны и нарисованы главные виды растеній Индійскаго архипелага.

Китай и Японію изслѣдовали: Михаилъ Боймъ (Мichel Воуm), польскій миссіонеръ, который въ 1656 г. издалъ въ Вѣнѣ: «Еlorа sinensis», Кемпферъ, Кеннингамъ, Флаконъ (1607—1660) и Вильямъ Шераръ.

1V. ХVІП вѣкъ. Ботаники-физіологи (см. ниже въ особомъ отдѣлѣ исторіи ботаники).

ХVІП вѣкъ. Ботаники-таксономисты.

Система Турнефора, хотя была принята нѣкоторыми ботаниками, но не могла внести прочныхъ началъ въ таксономію; зато она недостатками своими указала на возможныя усовершенствованія въ этомъ вопросѣ.

Г. Буркхардъ (Н. Вurkhard, 1676—1738) первый старался дать характеристику по органамъ оплодотворенія, а не по формѣ цвѣтовъ.

Антонъ Микели (Аnt. Мicheli), изслѣдовавъ подъ микроскопомъ организацію лишайниковъ, грибовъ и мховъ, сдѣлалъ этимъ крупный шагъ впередъ и подготовилъ путь для трудовъ Линнея. Съ этихъ поръ начали заниматься отдѣльными группами растеній, и мы обязаны Шейхцеру (8cheuchzer, 1684–1737) появленіемъ первой монографіи о злакахъ, осоковыхъ и тростниковыхъ: «Аgrostographiа» (Цюрихъ, 1719, in 4); его примѣру послѣдовалъ 1. Г. Дилленіусъ, занявшійся серьезнымъ изученіемъ мховъ и удруч(Оксфордъ, 1741, in 4?, съ таблицами).

Карлъ Линней (Саrolus Linné, род. 12 мая 1707 г. въ Швеціи въ г. Разгультъ, т 10 янв. 1778 года въ Упсалѣ). Въ своихъ сочиненіяхъ: «Sуstema naturae» (Лейденъ, 1736 г., in fol.) и «Еundamentа botaniса» (Амстердамъ, 1736 г., in 12) Линней "излагаетъ принципы классификаціи, которые онъ называетъ «половой методой», и которые примѣняетъ въ

«Еlora Lаррoniса, ехhibens рlantas рer Lарроniam crescentes» (Амстердамъ, 1737, in 8) и въ «Genera plantarum» (Лейденъ, 1737, in 8). Основывая свою систему на характерныхъ особенностяхъ тычинокъ и пестика, онъ избралъ, такимъ образомъ, наиболѣе удобные органы, что и доставило особенный успѣхъ его классификаціи. Ниже прилагается, для большей наглядности, вся его система. Каждый классъ дѣлится у него на нѣкоторое число родовъ, характеристика которыхъ основана, на различныхъ частяхъ цвѣтка, а родъ въ свою очередь подраздѣляется на Виды. Преимущество его системы состоитъ въ томъ, что, благодаря ея простотѣ, можно очень легко опредѣлять растенія. Въ «Рhilosорhia botаniса» (Стокгольмъ, 1751), въ «Sресies рlantiаrum» (1753) и въ диссертаціяхъ, изданныхъ подъ заглавіемъ: «Аmoenitates асаdemiсае», онъ продолжалъ развивать свои принципы, и обосновалъ номенклатуру биноминальную (или дву-имянную), «линнеевскую», установилъ понятія о родѣ и видѣ и употреблялъ для описанія каждаго растенія короткія, точныя фразы, которыя могутъ считаться образцовыми. Система и идеи ТЛиннея сразу пріобрѣли почти равное число противниковъ и сторонниковъ. Таблицу см. на слѣдующей страницѣ,

533”?”?13375. вый началъ критиковать труды ученаго шведа. Въ 1739 г. онъ совершенно отбрасываетъ систему Линнея и создаетъ свою, никуда негодную. Послѣ него К. Фабриціусъ, Л. Гейстеръ, Г. Вахендорфъ и особенно Галлеръ весьма рѣзко нападали на Линнея, не создавъ сами ничего новаго. Изъ числа многихъ попытокъ, направленныхъ къ уничтоженію его системы, можно уномянуть только о системахъ Шмиделя, Гледича, Донати, Эллиса, Гмелина и Маратти, направленныхъ къ разработкѣ систематики тайнобрачныхъ, тогда еще малоизвѣстныхъ.

Споры, имѣвшіе мѣсто все это время, происходили отъ желанія найти естественную систему, такъ сказать, всемірную и общую, основанную на характерѣ всѣхъ частей растенія.

Михаилъ Адансонъ (Аdanson, 1727— 1806 г.) и Бернаръ Жюсье (Веrnard dе-Лussіen, 1697—1777 г.) довольно близко подошли къ рѣшенію этого вопроса. Жюссье, которому поручено было Людовикомъ ХIV устроить ботаническій садъ въ паркѣ Тріанона въ 1759 г., расположилъ тамъ растенія въ методическомъ порядкѣ, группируя ихъ по природнымъ свойствамъ. Такой порядокъ, описанный только въ 1759 году его племянникомъ. Альфонсомъ Жюссье, былъ первымъ примѣромъ естественной системы.

Четыре года спустя, М. Адансовъ въ сочиненіи: «Естественныя семейства растеній» (Парижъ, 1773 года, 2 т., in 8) предлагалъ группировать растенія въ 58 семействъ, основываясь на общихъ сходныхъ характерныхъ чертахъ, придавая всѣмъ одинаковое значеніе; система эта не могла ни къ чему привести, потому что характерныя черты растеній не всѣ "одинаковы. Во всякомъ случаѣ, заслуги Адансона заключаются въ томъ, что онъ прекрасно ознакомился съ растеніями, раз

« ПредыдущаяПродолжить »