Изображения страниц
PDF

кошью райскихъ яствъ и сіяющихъ хороводовъ. Эта литература знакома Д., но онъ читалъ Виргилія, вдумался въ аристотелевское распредѣленіе страстей, въ церковную лѣствицу грѣховъ и добродѣтелей,–и его грѣшники, чающіе и блаженные, расположились въ стройной, логически-продуманной системѣ; его психологическое чутье подсказало ему соотвѣтствіе преступленія и праведнаго наказанія, поэтическій тактъ—реальные образы, далеко оставившіе за собой обветшалые образы легендарныхъ видѣній. Весь загробный міръ очутился законченнымъ зданіемъ, архитектура котораго разсчитана во всѣхъ подробностяхъ, опредѣленія пространства и времени отлича

ются математическою и астрономическою точностью; имя Христа риѳмуетъ только съ самимъ собою, и не упоминается вовсе, равно какъ и имя Маріи, въ обители грѣшниковъ. Во всемъ сознательная, таинственная символика, какъ и въ «Обновленной жизпи»; число три и его производное, девять, царитъ невозбранно: трехстрочная строфа (терцина), три кантики Комедіи; за вычетомъ первой, вводной пѣсни, на Адъ, Чистилище и Рай приходится по 33 пѣсни, и каждая изъ кантикъ кончается тѣмъ же словомъ: звѣзды (stelle); три символическихъ жены, три цвѣта, въ которые облечена Беатриче, три символическихъ звѣря, три пасти Люцифера, и столько же грѣшниковъ, имъ пожираемыхъ; тройственное распредѣленіе Ада съ девятью кругами и т. д.; девять уступовъ Чистилища и девять небесныхъ сферъ. Все это можетъ показаться мелочнымъ, если не вдуматься въ міросозерцаніе времени, въ ярко-сознательную, до педантизма, черту дантовскаго міросозерцанія; все это можетъ остановить лишь внимательнаго читателя при связномъ чтеніи поэмы, и все это соединяется съ другой, на этотъ разъ поэтической послѣдовательностью, которая заставляетъ насъ любоваться скульптурной опредѣленностью Ада, живописными, сознательно-блѣдными тонами Чистилища и геометрическими очертаніями Рая, переходящими въ гармонію небесъ.

Такъ преобразовалась схема загробныхъ хожденій въ рукахъ Д., можетъ быть единственнаго изъ средневѣковыхъ поэтовъ, овладѣвшаго готовымъ сюжетомъ не съ внѣшнелитературной цѣлью, а для выраженія своего личнаго содержанія. Онъ самъ заблудился на половинѣ жизненнаго пути; передъ нимъ, живымъ человѣкомъ, не передъ духовидцемъ старой легенды, не передъ списателемъ назидательнаго разсказа или пародистомъ фабльо,I развернулись области Ада, Чистилища и Рая, которыя онъ населилъ не одними лишь традиціонными образами легенды, но и лицами живой современности и недавняго времени. Надъ ними онъ творитъ судъ, какой творилъ надъ собою съ высоты своихъ личныхъ и общественныхъ критеріевъ: отношеній знанія и вѣры, имперіи и папства; онъ казнитъ ихъ представителей, если они невѣрны его идеалу.

едовольный современностью, онъ ищетъ ей обновленія въ нравственныхъ и общественныхъ нормахъ прошлаго; въ этомъ смыслѣ онъ, laudatог tещроris acti, въ условіяхъ и от

ношеніяхъ жизни, которымъ Боккаччіо подГ7754755755535575.73 будь тридцать лѣтъ отдѣляютъ его отъ послѣднихъ пѣсенъ Божественной Комедіи. Но Д. нужны принципы; погляди на нихъ и ступай мимо!–говоритъ ему Виргилій, когда они проходятъ около людей, которые не оставили по себѣ памяти на землѣ, на которыхъ не взглянетъ Божественное Правосудіе и Милость, потому что они были малодушны, не принципіальны (Адъ, П1, 51). Какъ ни высоко настроено міросозерцаніе Данте, названіе «пѣвца правосудія», которое онъ даетъ себѣ (De Vulg. Еl. П, 2), " было самообольщеніемъ: онъ хотѣлъ быть неумытнымъ судьей, но страстность и партійность увлекали его, и его загробное царство полно несправедливо осужденныхъ или возвеличенныхъ не въ мѣру. Боккаччіо разсказываетъ о немъ, качая головою, какъ, бывало, въ Равеннѣ, онъ настолько выходилъ изъ себя, когда какая-нибудь женщина или ребенокъ бранили гибеллиновъ, что готовъ былъ забросать ихъ камнями. Это, можетъ быть, анекдотъ, но въ ХП1-й пѣснѣ Ада Д. треплетъ за волосы предателя Бокку, чтобы дознаться его имени; обѣщаетъ другому подъ страшной клятвой («пусть угожу я въ глубь адскаго ледника», Адъ ХПГ, 117) очистить его заледенѣвшіе глаза, и когда тотъ назвалъ себя, не исполняетъ обѣщанія съ сознательнымъ злорадствомъ (loc. cit. v. 150 и сл. Адъ VП1, 44 и сл.). Иной разъ поэтъ бралъ въ немъ перевѣсъ надъ носителемъ принципа, либо имъ овладѣвали личныя воспоминанія, и принципъ былъ забытъ; лучшіе цвѣты поэзіи Д. выросли въ минуты такого забвенія. Д. самъ видимо любуется грандіознымъ образомъ Капанея, молчаливо и угрюмо простертаго подъ огненнымъ дождемъ и въ своихъ мукахъ вызывающаго на бой Зевса (Адъ, п. Х1V). Д. покаралъ его за гордыню, Франческу и Паоло (Адъ V)–за трѣхъ сладострастія; но онъ окружилъ ихъ такой поэзіей, такъ глубоко взволнованъ ихъ повѣстью, что участіе граничитъ съ сочувствіемъ. Гордость и любовь–страсти, которыя онъ самъ признаетъ за собой, отъ которыхъ очищается, восходя по уступамъ Чистилищной горы къ Беатриче; она одухотворилась до символа, но въ ея упрекахъ Д., среди земного рая, чувствуется человѣческая нота «Обновленной жизни» и невѣрность сердца, вызванная реальной красавицей, не Мадонной-философіей. И гордость не покинула его: естественно самосознаніе поэта и убѣжденнаго мыслителя. «Послѣдуй своей звѣздѣ и ты достигнешь славной цѣли», говоритъ ему Брунетто Латини (Адъ, ХV, 65); «міръ будетъ внимать твоимъ вѣщаніямъ», говоритъ ему Каччьягвида (Рай, ХVП, 130 и слѣд.), и самъ онъ увѣряетъ себя, что его, отстранившагося отъ партій, онѣ еще позовутъ, ибо онъ будетъ имъ нуженъ (Адъ, ХV, 7о).

Программа Божественной Комедіи охватывала всю жизнь и общіе вопросы знанія и давала на нихъ отвѣты: это–поэтическая энциклопедія средневѣкового міросозерцанія. На этомъ пьедесталѣ выросъ образъ самого поэта, рано окруженный легендой, въ хаин

ственномъ свѣтѣ его, Комедіи, которую самъ онъ назвалъ священной поэмой, имѣя въ виду ея цѣли и задачи; названіе Божественной случайно и принадлежитъ позднѣйшему времени. Тотчасъ послѣ его смерти являются и комментаторы, и подражанія, спускающіяся до полународныхъ формъ «видѣній»; терцины комедіи, распѣвали уже въ Х1У в. на площадяхъ. Комедія эта-просто книга Данте, el Dante. Боккаччіо открываетъ рядъ его публичныхъ истолкователей. Съ тѣхъ поръ его продолжаютъ читать и объяснять; поднятіе и паденіе итальянскаго народнаго самосознанія выражалось такими же колебаніями въ инте5543534.332.54222 нѣ Италіи этотъ интересъ совпадалъ съ идеалистическими теченіями общества, но отвѣчалъ и цѣлямъ школьной эрудиціи, и субъективной критики, видѣвшей въ Комедіи все, что ей угодно: въ имперіалистѣ Д.–что-то въ родѣ карбонара, въ Д.-католикѣ–іересіарха, протестанта, человѣка, томившагося сомнѣніями. Новѣйшая экзегеза обѣщаетъ повернуть на единственно возможный путь, съ любовью обращаясь къ близкимъ къ Д. по времени комментаторамъ, жившимъ въ полосѣ его міросозерцанія или усвоившимъ его. Тамъ, гдѣД.-поэтъ, онъ доступенъ каждому; но поэтъ смѣшанъ въ немъ съ мыслителемъ, а онъ требуетъ прежде всего суда себѣ равныхъ, если мы хотимъ выдѣлить изъ дебрей схоластики и аллегоріи, изъ-подъ «покрова загадочныхъ стиховъ» Т скрытое въ нихъ поэтическое содержаніе.

Главные труды, выражающіе современное состояніе литературы о Д.: Вartoli, «Storiа della letteraturа italiana» (Флор., 1878 и слѣд., т. 1V, У и У1); Scartazzini, «Рrolegоmeni dellа Пivina Сommediа» (Лпц., Брокгаузъ, 1890); его же, «Dante-Наndbuch» (1. с., 1892; у Скартаццини богатая библіографія предмета, со включеніемъ переводовъ дантовскихъ произведеній). Изъ біографій Д., имѣющихся на русскомъ языкѣ, книга Вегеле (русскій пер. Алексѣя Веселовскаго, Москва) значительно устарѣла, хотя еще можетъ служить въ извѣстной мѣрѣ къ характеристикѣ эпохи; недавній трудъ Симондса: «Д., его время, его произведенія, его геній» (пер. съ англ. М. Коршъ., СПб., 1893) даетъ нѣсколько красивыхъ эстетическихъ оцѣнокъ, но свѣдѣнія автора въ средневѣковой литературѣ недостаточны и устарѣли, а въ вопросѣ о Д. далеко отстали отъ движенія современной науки.

Русскіе переводы: А. С. Норова, «Отрывокъ изъ 3-й пѣсни поэмы Адъ» («Сынъ Отечества», 1823, лѣ 1, 80); его же, «Предсказанія Д.» изъ ХVП пѣсни поэмы Рай; «Литературные листы», 1824, Л; 1V, 175; его же, «Графъ Кайвъ”Кieвѣсій Литер., Тisai."ка"Хli, іюнь); «Адъ», шер. съ итал. Ѳ. Фанъ-Димъ (Е. В. Кологривова; СПб. 1842—43; прозой); «Адъ», пер. съ итал. размѣромъ подлинника Д. Мина (М., 1855); Д. Минъ, «Первая пѣснь Чистилища» («Русск. Вѣст., 1865, Ле 9); В. А. Петрова, «Божественная Комедія» (пер. съ итал. терциУЧ924999IIIIIIIIIIIIIIIIII Адъ);

съ подлинника, терщинами); «Адъ». пѣснь 3-я, перев. П. Вейнберга («Вѣстн. Евр.», 1875, No 5); «Паоло и Франческа» (Адъ, перев. А. Орловъ, «Вѣстн. Евр.» 1875, Ле 8); «Божественная Комедія» («Адъ», изложеніе С. Заруднаго, съ объясненіями и дополненіями, СПб., 1887); «Чистилище», перев. А. Соломона («Русское Обозрѣніе», 1892 г., бѣлыми стихами, но въ формѣ терцинъ). Переводъ и пересказъ Уitа Nuovа въ книгѣ С., «Тріумфы женщины» (СПб., 1892). Александръ Веселовскій, Данте (Аlfred Langue Dantés, 1880—91) --франц. публицистъ и библіографъ. Издалъ:

«Таbles biographiques et biblіographiques des

sсіеnсes, des lettres, des arts» (1865); «Dictionnaire biographique et biblіographiquе (1876) И др.

Данте да Маянно (Dante da Мajano)— итальянскій поэтъ второй половины Х1П ст., современникъ Д. Аллигіери. Его пѣсни доставили ему у современниковъ славу лучшаго народнаго поэта. Онъ—авторъ нѣсколькихъ балладъ, сонетовъ, лирическихъ стихотвореній, написанныхъ въ духѣ провансальской поэзіи. Нѣкоторыя его стихотворенія посвящены сициліанкѣ Нинѣ, которая въ честь его называла себя «Lа Nina di Dantе». Его сочиненія помѣщены въ «Кассoltа di rime аntiche tosсаne» (1817), въ «Sonetti e Сanzoni di diversi аntichi autori Тosсаni» (1527), въ «Мanuale della letteraturа Іitaliana del primо sесolo» (1856) Нануччи и др. Ср. Вorgоgnoni, «D. dа Мajano» (1882); Мovati, «D. da Мajanо et Аdolfо Вorgоgnoni» (1883).

Дантесъ, д"Антесъ (Георгъ - Карлъ Dantés, Пantess, d'Аntessе, вѣрнѣе d'Аnthès) — убившій на дуэли Пушкина, родился въ 1812 г.; былъ камеръ - пажемъ герцогини Беррійской, которая письменно рекомендовала его императору Николаю Павловичу, какъ сына ея преданнѣйшей камеръ-фрау. Графиня Фикельмонъ, пользовавшаяся особеннымъ благоволеніемъ императрицы Александры Ѳедоровны, и бóльшая часть знати приняли юнаго искателя фортуны подъ осо2925553555, 553; лицъ, близко его знавшихъ, былъ красивый блондинъ скорѣе остроуменъ, нежели уменъ, образованія поверхностнаго; отличительною чертою его характера была чисто гасконская хвастливость успѣхами у прекраснаго пола. Въ судьбѣ Д. живѣйшее участіе приняла также франц. колонія въ Петербургѣ, въ особенности баталическій живописецъ Ладюрнеръ, мастерская котораго находилась въ Эрмитажѣ и не555555355555

ысоч. повелѣніюД. былъ допущенъ къ офицерскому экзамену въ военной академіи (1834), по программѣ школы гвардейскихъ юнкеровъ и подпрапорщиковъ, при чемъ былъ освобожденъ отъ испытанія по русской словесности, военному уставу и военному судопроизводству. Экзаменъ, не особенно блестящій, былъ, однако, признанъ удовлетворительнымъ, и Д. былъ опредѣленъ въ кавалергардскій полкъ корнетомъ, а въ 1836 г. произведенъ въ поручики. При опредѣленіи Д. въ полкъ ему изъ собственной шка

Минаевъ, «Божественная Комедія»Iтулки государя назначено было 5000 р. асс. въ

(Лщ. и СПб. 1874, 1875, 1876, 1879, перев. не1 годъ содержанія, дана казенная квартира, изъ

придворной конюшни подарены два коня и проч. Вскорѣ по опредѣленіи въ полкъ, этотъ баловень счастья до того полюбился барону Гекеренъ де-Беверваардъ, состоявшему тогда въ Петербургѣ голландскимъ посломъ, человѣку холостому и богатому, что тотъ усыновилъ его, съ единственнымъ условіемъ, чтобы Д. принялъ его фамилію. Зимою 1834-35 гг. баронъ Гекеренъ и его нареченный сынъ Д. встрѣчались у Карамзиныхъ, кн. Вяземскаго, графа Строганова, фрейлины Загряжской, съ Пушкинымъ и его женою.

баловъ на минеральныхъ водахъ, гдѣ были Пушкины и Д., по городу разнеслись слухи объ ухаживаніи его за Натальей Николаевною. Пушкины перестали принимать Д., но продолжали встрѣчаться съ нимъ въ домахъ общихъ знакомыхъ, при чемъ отецъ-Гекеренъ не упускалъ случая говорить съ Натальей Николаевной о чувствахъ его сына, о страданіяхъ его вслѣдствіе отказа отъ дому и проч. Въ началѣ ноября тогоже 1836 г. Пушкинъ и многіе изъ близкихъ ему людей стали получать анонимныя письма, въ которыхъ содержался дипломъ Пушкину на оскорбительное званіе. Пушкинъ заподозрилъ въ авторствѣ этихъ писемъ отца Гекерена. Отсюда непримиримая ненависть его къ обоимъ Гекеренамъ. Онъ послалъ вызовъ Д.; отецъ-Гекеренъ попросилъ отсрочки на двѣ недѣли, втеченіе которыхъ Д. сдѣлалъ предложеніе свояченицѣ Пушкина, Екатеринѣ

иколаевнѣ Гончаровой. Тогда Пушкинъ взялъ свой вызовъ обратно. Бракосочетаніе Д. состоялось 10 янв. 1887 г.; но и послѣ этого Пушкинъ наотрѣзъ отказался имѣть что-либо общее съ Д. и принимать его у себя. Тогда поэтъ подвергся возмутительной травлѣ со стороны многихъ представителей большого свѣта; подробности объ этомъ, а равно и о дуэли Пушкина съ Д., см. Пушкинъ. На этой дуэли, состоявшейся 27 янв. 1837 г., Пушкинъ получилъ смертельную рану въ животъ, а Д.—легкую рану въ правую руку, отъ которой онъ уже 8 февр. совершенно выздоровѣлъ. Судъ, наряженный по поводу дуэли, приговорилъ Д. къ смертной казни, но постановилъ ходатайствовать о смягченіи этого наказанія. Приговоръ суда былъ Высочайше конфирмованъ 18 марта: Д. разжалованъ въ рядовые и высланъ за границу. Въ такъ наз. большомъ свѣтѣ многіе: соболѣзновали не о смерти поэта, а о высылкѣ авантюриста. По высылкѣ изъ Россіи, Д.-Гекеренъ оставался въ неизвѣстности до 1851 г., когда онъ, игравшій въ Россіи роль роялиста, поступилъ на службу къ Наполеону П1, сдѣлавшему его сенаторомъ и камергеромъ, съ жалованьемъ 60000 франковъ. Это тотъ самый Гекеренъ, о которомъ съ такимъ презрѣніемъ говоритъ Викторъ Гюго въ своихъ «Сhatiments» и въ частности въ стихотвореніи: «Еcrit le 17 juillet, 1851, en desсеndant dе lа tribune». Въ 1892 г. онъ былъ еще ЖИВЪ.

Данти (Игнатій Пanti, 1636—1586)—доминиканецъ, космографъ великаго герцога флорентинскаго и проф. математики въ болонскомъ университетѣ, впослѣдствіи епископъ въ Алатри. Былъ приглашенъ папою Григоріемъ

Х1П участвовать въ измѣненіи календаря и составлять географическія карты древняго и новаго міра. Въ одномъ изъ своихъ сочиненій («Тrattatо dell" Аstrolabio», 1569) говоритъ объ уменьшеніи наклонности эклиптики. Во Флоренціи и въ Болоньѣ опредѣлилъ направленіе меридіана. Д. Б.

Дантистъ–см. Зубной врачъ.

Дантіе (Анри-Альфонсъ Паntier) — фр. историкъ, р. въ 1810 г., по образованію юристъ. Его «Description monumentale et historique de

I М. D. de Noуon» (1844) обратило на себя вниЛѣтомъ 1836 г., послѣ одного или двухъ!

маніе, и Д. былъ съ научными цѣлями отправленъ въ Италію; результаты его поѣздки появились въ «Кevue сontemporaine» («Кесher355555555. 554 chrétienne»). Другія его сочиненія: «Нistoirе du moyen age»”(1852); «Les monastéres bénédictins d'ltalie» (1866); «L"Іialie, études histоriques» (1874); «Les Еemmes dans la sосіété chrétienne» (1878) и др.

Дантонъ (Жоржъ-Жакъ Паnton, (1759—5 апр. 1794) — знаменитый дѣятель франц. революціи. Сынъ прокурора бальяжа Арся, дѣтство провелъ въ сельской обстановкѣ; въ семинаріи и въ свѣтскомъ пансіонѣ въ Труа У", 293225.25 вясь къ адвокатской профессіи въ Парижѣ, Д. ознакомился съ литературой ХVП и ХVП1 вв. и принималъ горячее участіе въ масонствѣ. Въ 1787 г. онъ купилъ мѣсто адвоката при совѣтѣ короля, считая тогда еще возможнымъ переворотъ сверху; но въ 1791 г., при ликвидаціи старыхъ судебныхъ должностей, Д. не принялъ въ обмѣнъ никакой новой, чтобы вполнѣ отдаться революціонной дѣятельности. Уже съ 1789 г. Д. дѣятельно проводилъ крайнія революціонныя и республиканскія идеи въ разныхъ собраніяхъ и клубахъ, игралъ видную роль въ событіяхъ 14 іюля и 5—6 октября, въ основаніи клуба Кордильеровъ. Всюду и всегда Д. былъ противъ двора, министерства, національнаго собранія; 17 іюля 1791 г. онъ призывалъ народъ на Марсовомъ полѣ подписывать петицію о низложеніи короля. Послѣ подавленія этого движенія, Д. недѣль на шесть скрылся въ Англію и вернулся только къ выборамъ въ законодательное собраніе. Въ депутаты онъ не попалъ, но сталъ въ Парижѣ подготовлять низложеніе короля, то въ качествѣ администратора департамента, то въ званіи товарища прокурора париж. Коммуны, то въ клубахъ, то среди отрядовъ народнаго войска–федератовъ Марселя и Бретани или Еnlants-Кouges, изъ предмѣстья С.-Антуана, Въ ночь съ 9 на 10 авг. Д. далъ толчокъ къ образованію новаго, болѣе республиканскаго Генеральнаго совѣта коммуны, арестовалъ Манда, преемника Лафайeта въ командованіи національной гвардіей, и замѣнилъ его Сантерромъ. Послѣ 10 авг. Д. былъ назначенъ министромъ юстиціи; опираясь на парижскую коммуну, онъ сдѣлался вождемъ въ борьбѣ противъ роялистовъ внутри и оборонѣ границъ противъ Австріи и Пруссіи. Враги Д. обвиняли его въ подкупности, растратахъ, организаціи сентябрскихъ убійствъ. Первыя обвиненія не подтверждаются никакими документами; предупредить или остановить сентябрскія убійства

Д., по собственному признанію, нечувствовалъ себя въ силахъ, и отнесся къ кровопролитію съ тѣмъ же равнодушіемъ, какъ впослѣдствіи къ своей собственной гибели. Д. былъ выбранъ депутатомъ въ конвентъ отъ Парижа и подвергался здѣсь нападкамъ Жиронды за свою предыдущую дѣятельность въ министерствѣ. Онъ стоялъ въ конвентѣ за свободу печати, за законы противъ эмигрантовъ, за осужденіе короля, былъ одно время предсѣдателемъ клуба якобинцевъ и членомъ перваго комитета общественнаго спасенія. Послѣ побѣды при Жемапѣ Д. былъ посланъ конвентомъ въ Бельгію для организаціи завоеванной области. Позднѣе, въ виду раздраженія, которое политика вмѣшательства вызывала въ сосѣднихъ государствахъ, Д. настоялъ въ конвентѣ на рѣшеніи не вмѣшиваться во внутреннія дѣла другихъ націй (13 апр. 1793 г.), не предпринимать ни наступательныхъ войнъ, ни завоеваній (15 іюня 1793 г.). Цѣлью дальнѣйшихъ дипломатическихъ сношеній и военныхъ вооруженій онъ ставилъ миръ и признаніе республики другими державами. Д. содѣйствовалъ замѣнѣ парламентскаго правленія Жиронды временной революціонной диктатурой комитета общественнаго спасенія и сталъ вести борьбу съ противниками революціи внутри и внѣ Франціи посредствомъ революціонныхъ трибуналовъ и колоссальныхъ наборовъ. Періодъ времени съ апр. 1793 по сент. 1793 г.–эпоха наибольшаго вліянія Д. Во внѣшнихъ сношеніяхъ онъ намѣтилъ цѣлую систему политики для своихъ преемниковъ: въ Англіи поддерживать всѣ оппозиціонные элементы противъ Питта, добиться нейтралитета мелкихъ державъ — Даніи, Швеціи и т. д., попытаться отдѣлить Пруссію и Баваію отъ коалиціи, силой укротить Сардинію и спанію, бороться непримиримо противъ Австріи, создавая ей затрудненія на Востокѣ аги33133”?”?” жденія втораго комитета общ. спас. начинается переходъ власти, съ одной стороны, къ гебертистамъ, съ другой—къ Робеспьеру. Д. недостаточно противодѣйствовалъ этому переходу, часто находясь въ отсутствіи изъ Парижа и слишкомъ разсчитывая на свою популярность. Онъ не одобрялъ продолженія казней; его стали обвинять въ излишней снисходительности. Послѣ паденія гебертистовъ, когда вліяніе Робеспьера достигло апогeя, Д. и его друзья были арестованы, по постановленію соединенныхъ комитетовъ обществ. спасенія и общей безопасности; эта мѣра была одобрена конвентомъ, по докладу С.-Жюста, составленному согласно наброскамъ Робеспьера. Процессъ съ самаго начала велся съ нарушеніемъ всѣхъ формальностей, существенныхъ для обвиняемыхъ; новымъ постановленіемъ конвента, по предложенію С. Жюста, обвиняемые прямо поставлены были внѣ обычныхъ законовъ. Дантонисты (К. Дюмуленъ, Геро-деСешелль, Фабръ д’Эглантинъ и др.) обвинялись въ составленіи заговора, съ цѣлью ниспровергнуть національное представительство и республику; они были осуждены и пали на гильотинѣ. Ср.” Кobinel, «Di, mémoire sur sa vie рrivée»; 392, 35””?”"".”

Дантрекаете» (Іосифъ-Антоній-Бруня D"Еntreсаsteаuх)–франц. мореплаватель (1789 —1793); первоначальное образованіе получилъ въ іезуитской коллегіи, откуда 15 л. былъ отданъ во флотъ. Въ 1769 г., командуя фелукою, участвовалъ въ покореніи Корсики; въ 1778 г., когда возгорѣлась война между Франціей и Англіей, Д. получилъ въ командованіе фрегатъ, на которомъ удачно отразилъ нападеніе двухъ корсаровъ, пытавшихся овладѣть конвоируемыми имъ купеческими судами. Въ 1783 г. онъ получилъ назначеніе командовать французскою эскадрою въ водахъ Остъ-Индіи. Въ это время Д. совершилъ съ эскадрою замѣчательный переходъ изъ Индіи въ Китай противнымъ муссономъ, пройдя новымъ путемъ черезъ Зондскій архипелагъ, кругомъ Маріанскихъ и Филиппинскихъ о-вовъ. Когда въ 1791 г. было рѣшено послать экспедицію для отысканія слѣдовъ Лаперуза, Д. былъ назначенъ командовать ею. 29 сент. 1791 г. экспедиція, въ составѣ двухъ фрегатовъ, вышла изъ Бреста. Вслѣдствіе плохихъ морскихъ качествъ судовъ, они только 17-го янв. 1792 г. достигли мыса Д. Надежды, гдѣ новыя свѣдѣнія заставили Д. измѣнить планъ путешествія; англичанинъ Гентеръ, возвращаясь съ о-ва Норфолька въ Батавію, видѣлъ на о-хъ Адмиралтейства туземцевъ, носившихъ одежды похожія на французскую морскую форму. Предполагая, что гдѣ-нибудь по близости и разбились суда Лаперуза,"Д. ѣшилъ идти прямо на о-ва Адмиралтейства.

ротивные вѣтры задержали суда въ пути; пришлосьобогнуть Австралію съ Ю, причемъ попутно были обслѣдованы южн. берега Австраліи и Вандименовой Земли; оттуда суда пошли къ Новой Каледоніи и, преодолѣвъ большія трудности, описали южн. берега этого острова на протяженіи около 200 миль. Отсюда Д. направился къ о-вамъ Адмиралтейства и подорогѣ открылъ нѣсколько небольшихъ острововъ, посѣтилъ Новую-Ирландію, осмотрѣлъ многіе изъ зап. острововъ группы Адмиралтейства, не найдя никакихъ слѣдовъ Лаперуза. Для освѣженія команды и запасовъ Д. рѣшилъ идти на Молукскіе о-ва и по дорогѣ обслѣдовалъ много о-вовъ. Такъ какъ осмотръ о-вовъ Адмиралтейства не далъ ожидаемыхъ результатовъ, Д. рѣшилъ выполнить первоначальную программу изслѣдованія, для чего и пошелъ къ сѣв.-вост. берегамъ Австраліи, гдѣ описалъ много новыхъ острововъ. Послѣ остановки на островѣ Тасманіи и изученія нѣкоторыхъ частей его, суда пошли на о-ва Дружбы, опредѣливъ по пути сѣв. оконечность Новой Зеландіи. Не найдя здѣсь никакихъ остатковъ судовъ Лаперуза, Д. снова пошелъ къ Новой Каледоніи, гдѣ поиски были также безуспѣшны. Затѣмъ онъ посѣтилъ и описалъ о-ва: Соломоновы, Луизіады, СантаКруцъ и др. Умеръ отъ цынги, на пути къ Молукскимъ о-вамъ. Хотя одна изъ главныхъ цѣлей экспедиціи, отысканіе слѣдовъ Лаперуза, не была достигнута, но тѣмъ не менѣе плоды этого плаванія весьма богаты, не столько по важности открытій, сколько по числу и точности произведенныхъ изслѣдованій. Карты, построенныя гидрографомъ экс

педиціи "Вотанъ-Бoпрэ, отличаются” большою

городской совѣтъ поставилъ Д. статую. В. Д. 1 достовѣрностью. Суда экспедиціи дошли до

Явы, гдѣ и были оставлены, въ виду совер-
шившейся революціи во Франціи. Описаніе
путешествія Д. было издано нѣсколькими ли-
цами: первое-Лабиллардіеромъ, натуралистомъ
экспедиціи: «Кelation du vоуage à la recherche
de Lа Рérousе» (Пар., 1800); второе-однимъ
изъ офицеровъ экспедиціи, Росселемъ: «Уоуage
de D. Еntrecasteauх, envoyé à la recherche de
Lа Рerousе» (Пар., 1808), и третье-Фремен-
виллемъ, въ Брестѣ, въ 1838 г.
Д"Антрекаето (D"Еntreсаsteauх)–про-
ливъ, отдѣляющій о-въ Тасманію отъ о-ва Бру-
ни; лежитъ подъ 43925? ю. ш. и 147915? в. д.
Д"Антрекаето–о-ва въ Тихомъ океанѣ,
подъ 109 ю. ш. и 151? в. д.
Д"Антрекаето–мысъ на З Австраліи.
Дантышекъ (Янъ Паntisсus, Dantуszek,
собственно Нoffen) или Еlachsbinder — одинъ
изъ замѣчательныхъ польско-латинскихъ стихо-
творцевъ, мѣщанинъ г. Гданска, нѣм. проис-
хожденія (1485—1548). Учился въ краков-
ской акад. и въ Италіи, путешествовалъ по
Палестинѣ, посѣтилъ Аравію и многія стра-
ны Европы. По возвращеніи получилъ при-
дворную должность при Сигизмундѣ П. Ставъ
священникомъ, онъ долгое время былъ по-
сланникомъ при импер. Максимиліанѣ и Кар-
лѣ У; въ 1530 г. снова возвратился въ Поль-
шу и былъ назначенъ сперва хелминскимъ, а
потомъ варминскимъ епископомъ. Д. былъ ти-
помъ тогдашняго гуманиста и поклонника, воз-
рожденія: немножко вольнодумецъ, врагъ фа-
натизма и всего менѣе поклонникъ воздержа-
нія. Изъ его сочиненій замѣчательны сатиры
въ тонѣ Ювенала; самая важная изъ нихъ,
— «Лопаs ргорhetа», гдѣ Гданскъ сравни-
вается съ Ниневіей. Сочиненія Д. изданы
Бемомъ 1764 г. въ Лейпцигѣ; «Лonas» напеча-
танъ въ «Исторіи польской литературы» Виш-
невскаго. ТТ И. Л.
Дашубій–см. Дунай.
Данич-еръ-Ропшро (Пьеръ-Марія Ари-
стидъ Пenfert-Коchereau, 1823—78) — франц.
полковникъ, прославившійся защитой Бельфо-
ра (см. П1, 409—410) во время франко-прус-
ской войны 1870—71 г. Д. принималъ участіе
и въ Крымской кампаніи и былъ раненъ при
шервомъ штурмѣ Малахова кургана; въ 1860
—63 г. служилъ въ Алжирѣ. Послѣ войны
1870–71 г. былъ членомъ національнаго со-
бранія, гдѣ принадлежалъ къ лѣвой. Въ 1876 г.
избранъ въ палату депутатовъ. При его со-
дѣйствіи написана «Нistoire de la défense de
Вelfort» (4, изд. 1874). Д.—авторъ «Des droits
5993 2II, 21919559
ель-вю при Бельфорѣ дано въ 1878 г. его
имя; въ 1880 г. ему въ Бельфорѣ поставленъ
памятникъ. Ср. Маrais, «Оn Еrangais: Lе со-
lonel П.» (1885).
Данищель (Тheodor Vilh. Danzel) — глу-
бокообразованнный и даровитый, рано умер-
шій эстетикъ и историкъ литературы, род. въ
1818 г. въ Гамбургѣ. Болѣзненный съ дѣтства,
онъ рано началъ писать стихи, но не для пе-
чатанія, а для удовлетворенія внутренней по-
требности; еще въ школѣ, онъ возбудилъ вни-
маніе учителей своимъ изслѣдованіемъ ученія
Платона о душѣ. Занимаясь, въ лейпцигскомъ
унив., филологіей и философіей, онъ часто ѣз-

дилъ въ Дрезденъ, для развитія въ себѣ эстетическаго вкуса; позже онъ въ Галле и Берлинѣ изучалъ философію Гегеля. Въ 1843 г. напечаталъ обширную статью: «Пeber Goethes Spinosismus», которая обратила на него всеобщее вниманіе. Въ 1845 г. онъ выступилъ въ Лейпцигѣ, какъ приватъ-доцентъ,

и съ большимъ успѣхомъ читалъ курсы по ис

торіи литературы и эстетикѣ (при чемъ свои эстетическія положенія всегда выводилъ изъ литературныхъ фактовъ). Но ему приходилось бороться съ болѣзнями и съ бѣдностью, такъ какъ профессоромъ его не дѣлали, несмотря на несомнѣнный талантъ и знанія; онъ принужденъ былъ зарабатывать себѣ хлѣбъ журнальными статьями. Въ 1848 г. вышла его книга: «Gottsched und seine 2eit». Она внесла новый свѣтъ въ исторію нѣм. литературы ХVІП в., и, несмотря на массу новыхъ документовъ, послѣ того открытыхъ, остается и теперь классическимъ трудомъ; личность Готшеда (см.) здѣсь въ первый разъ получила объективную оцѣнку. Въ 1850 г. . вышелъ первый томъ его книги: «Gotthold Ерhraim Lessing», имѣвшая огромный и вполнѣ заслуженный успѣхъ. Книгопродавецъ Гирцель предложилъ ему работу, которая должна была надолго обезпечить его, а именно–составить экзегетическое руководство къ изученію Гете; но въ 1850 г. Д. скончался. Воспользовавшись оставшимися послѣ него бумагами, Гурауеръ въ 1853 г. закончилъ его трудъ о Лессингѣ; только съ тѣхъ поръ и оцѣненъ по достоинству великій преобразователь нѣм. литературы. Извѣстная монографія Чернышевскаго о Лессингѣ, основывается почти исключительно на книгѣ Д. Лучшія статьи его изданы Отто Яномъ подъ заглав.: «Gesammelte Аutsatzе» (Лпц., 1855). Его біографію см. въ «Вiographische Аutsatzе v. Оttо Лahn» (Лпц. 1866). А. Кирпичниковъ.

Даницеръ (Іосифъ - Мельхіоръ Паnzer, 1739—1800)-нѣм. богословъ и физикъ. Съ 1774 г. онъ былъ проф. физики и математики въ Страубингѣ, затѣмъ въ Мюнхенѣ, гдѣ оказалъ большія услуги школьному дѣлу. Д. прилагалъ особенныя старанія для распространенія среди молодежи охоты къ изученію естеств.-истор. наукъ. Д. извѣстенъ нѣсколькими полезными изобрѣтеніями и усовершенствованіями; между прочимъ, его имя носятъ усовершенствованныя имъ «Данцерскія IIЕIIIII 5,

Даницеръ (Якобъ Пanzer, 1743–1796)— нѣм. катол. богословъ. Въ 1784 г. Д. получилъ каѳедру въ Зальцбургѣ. Его преподаваніе христ. морали, которую Д. хотѣлъ освободить отъ оковъ казуистики и предразсудковъ, возбудило противъ него обскурантовъ, и въ 1792 г. онъ долженъ былъ отказаться отъ профессуры. Его сочиненія: «Кeflехionеш liber Тeutschlands ХV111 Лahrh. und seine Verfasser etc» (1782); «Gedanken iiber das Вtichercensurrecht der Вischofe» (1785); «Аn den Кlub des Оbscuranten-sуstems» (1792); «Мagazin zur Verbesserung des dogmatischen Lehrbegriffs der Кatholiken» (1794) и др.

Данцигъ (по-польски Офайsk, шо-лат. Dedanum)— главный городъ прусской провин

« ПредыдущаяПродолжить »